Джон Китс. Ода греческой вазе.

Послушницы несуетных времён,
Избранницы покоя непорочной -
Истории сильванской дивный сон,
Невыразимый вязью многострочной...
Какой легендой ты освящена?
И кто герои - люди или боги?
Темпийских долов?  Аркадийских нив?
Куда стремятся девы легконоги?
Какой борьбы экстазом ты полна?
Каких свирелей бережёшь мотив?

Как ни любезна слышимая трель, -
Но эта слаще... Пой, не умолкая,
Играй неслышно нежная свирель,
Беззвучной песней духу потакая...
И ты, любовник смелый, не горюй,
Застигнутый почти у самой цели -
Любови вечной чуден твой порыв,
Блаженства предвкушенье... поцелуй,
Как юность, свеж - так вечна сень олив,
Так бесконечна песенка свирели.

Ах, сколь блаженна вешняя листва...
Ей не струиться скорбным листопадом;
Блажен игрок, чья музыка нова,
Сердца в веках пронзающая ладом...
Восторг любви! Любви апофеоз!
В ней вечный пламень молодости вечной,
В ней сладострастье вечной суетой.
Всё дышит страстью превосходных грёз
Над скорбью и усталостью сердечной,
Кипучих дум и острых слов тщетой.

Кто шествует?... Какой алтарь лесной
Назначил жрец для этой гладкой тёлки,
Ревущей ввысь?  Гирляндой расписной
Зачем она спелёнута от холки?...
Поречье, взморье, тихая гора
Под крепостью от набожного люда
Очистились благочестивым днём?...
В том городке, чьи улочки с утра
Навеки замолчали, и покуда
Там ни души - что можно знать о нём...

О, стиль высокой аттики!... Венок
Мужей и дев сплетением сакральным
Ветвей и трав в узорчатый чертог,
Влекущий мысли хладом пасторальным,
Безмолвной формой вечности... В дали
Грядущих бед над нашим прахом честно
Тебе иных страдальцев уверять:
Краса правдива - всё, что вам известно
Доподлинно из мудрости земли...
Прекрасна Правда - всё, что нужно знать.



Thou still unravish'd bride of quietness,
      Thou foster-child of silence and slow time,
Sylvan historian, who canst thus express
      A flowery tale more sweetly than our rhyme:
What leaf-fring'd legend haunts about thy shape
      Of deities or mortals, or of both,
               In Tempe or the dales of Arcady?
      What men or gods are these? What maidens loth?
What mad pursuit? What struggle to escape?
               What pipes and timbrels? What wild ecstasy?

Heard melodies are sweet, but those unheard
      Are sweeter; therefore, ye soft pipes, play on;
Not to the sensual ear, but, more endear'd,
      Pipe to the spirit ditties of no tone:
Fair youth, beneath the trees, thou canst not leave
      Thy song, nor ever can those trees be bare;
               Bold Lover, never, never canst thou kiss,
Though winning near the goal yet, do not grieve;
      She cannot fade, though thou hast not thy bliss,
               For ever wilt thou love, and she be fair!

Ah, happy, happy boughs! that cannot shed
         Your leaves, nor ever bid the Spring adieu;
And, happy melodist, unwearied,
         For ever piping songs for ever new;
More happy love! more happy, happy love!
         For ever warm and still to be enjoy'd,
                For ever panting, and for ever young;
All breathing human passion far above,
         That leaves a heart high-sorrowful and cloy'd,
                A burning forehead, and a parching tongue.

Who are these coming to the sacrifice?
         To what green altar, O mysterious priest,
Lead'st thou that heifer lowing at the skies,
         And all her silken flanks with garlands drest?
What little town by river or sea shore,
         Or mountain-built with peaceful citadel,
                Is emptied of this folk, this pious morn?
And, little town, thy streets for evermore
         Will silent be; and not a soul to tell
                Why thou art desolate, can e'er return.

O Attic shape! Fair attitude! with brede
         Of marble men and maidens overwrought,
With forest branches and the trodden weed;
         Thou, silent form, dost tease us out of thought
As doth eternity: Cold Pastoral!
         When old age shall this generation waste,
                Thou shalt remain, in midst of other woe
Than ours, a friend to man, to whom thou say'st,
         "Beauty is truth, truth beauty,—that is all
                Ye know on earth, and all ye need to know."



Впечатляет!
Резануло только "в срока".
Света и Радости!
С бу,
СШ

- можно легко заменить на "и в срок..." без ущерба смыслу и ритму... а рифмой ваще пренебречь... впрочем, меня и "срока" вполне удовлетворили...

Спасибо, Иван Михайлович.
Есть замечательный разбор.

http://pokidov-poetry.ru/Pokidov_3.pdf

Здесь всё - о Китсе, его одах, переводчиках, цеховой  иерархии и т.д.
И не без иронии, что приятно.
Я чаще пренебрегаю смыслом в пользу рифмы.
Она как-то сама справляется. 
Вот сейчас серьёзно сказал...
Неизменно-неизменно, В.К.




Добрый вечер, Сергей. Спасибо.
В срока - да, нужно подумать... 
Маленькая лагерная поблажка от Высоцкого.
Заметно. Подумаю.                                 5х10 -
большой текст для набора в у-узеньком редакторе.
Китс быстро писал. Мне уже не угнаться.
Неизменно благодарно, В.К.



Китс быстро писал - он прожил мало.

Владислав!
Ваза прекрасна. Я как-то рассматривала подобную, но и 
для сотой доли красок не смогла бы найти слова.
Меня смутило только слово "срока".
Работа переводчика в данном случае - работа в сотворчестве с создателем. "Истории сильванской дивный сон".
Спасибо за доставленное удовольствие.
А.М.Сапир

Добрый вечер, Ася Михайловна.
Самая- самая ода у Китса. 
Самый сложный для меня автор. 
Огромное Вам спасибо. За внимание, за сочувствие.
Очень трогательно.
Здоровья Вам. Бодрости душевной, терпения. Всего-всего.
Неизменно благодарно, В.К.
Над срокАми думаю..

Владислав, у Вас грамматический разнобой:
поцелуй,
Как юность свеж, как вечна сень олив,
Как бесконечна песенка свирели.
В этом ряду получается, что юность - свеж.
Это можно исправить:
поцелуй,
Как юность, свеж. Так вечна сень олив,
Так бесконечна песенка свирели.
С БУ
А.В.

Добрый вечер, Александр Владимирович.
Спасибо. Сейчас исправлю.
Быстро они жили... Правда.
Я к тому, что попробовал взять этот текст мозговым штурмом. Не смог. Что-то лопнуло в башке.
Не для старикана. 

Поскольку похвалы много не бывает, 
то с удовольствием отношу разнобой к необходимости поворачивать вазу, рассматривая её.
А.М. .

Владислав, надо еще зпт поставить после "юности":
поцелуй,
как юность, свеж...

Доброе утро, Александр Владимирович. 
Спасибо. зачищаю.
Я почему детский вопрос про срока задал...
Так всю жизнь поёт профессор Городинский.
А профессор Дольский поёт сроки.
Безо всяких там стилизаций. Грамотные ребята.
Личностное преломление...
Но я поправил. У меня главные слова те, которых у Автора нет. Скажем - сакральный.
Это от Игоря Муханова - кто не знает...
Ещё раз благодарно.
Неизменно, В.К.

Не только впечатляет. Это один из лучших переводов за многие годы. Настоящий Китс, какая красота слога. Почти как в оригинале. Блестяще просто. Если Вас не поставят на Главную в ТОР, значит одна конъюнктура у нас.:))

Спасибо, Александр Викторович.
А мы и не собирались Китса обижать...
Составление ТОПа я как-то определил в деликатные занятия на минном поле. Но это не романтично...
В тропиках и субтропиках
девочки ходят в топиках,
чтоб не скрывать нарядами
то, что ласкают взглядами...
Так поступают многие,
но не поэты строгие,
что с ледяными попами
Арктику греют топами...
Короче - мы мученики а не страдальцы.
Неизменно благодарно, В.К.

Сложнейший для перевода оригинал совершенно восхитительно переведен!

Спасибо, Эдуард.
Психее совершенно-непереводимая ода.
Но можно попробовать.

Про Психею совершенно с Вами согласен! И подступиться страшно! Дай бог Вам удачи, если попробуете! Давно хотел Вам написать, что, - помимо всего прочего, - Вы совершенно гениально поставили в верху  своей главной страницы специфическую цитату А. Ситницкого! Не всякий сделал бы это! А Вы сделали! Получилось блестяще!

Доброе утро, Эдуард.
В те давние времена А.А. хотел быть здесь.
А его уход я не застал.
В интриганы я не гожусь, но вернул его как мог.
Хотя многие считали заставку пиаром и т.п.
Это не так. И правды в ней чуть...
Но я бы многих сюда вернул.
Текст я смотрел когда-то. 3 - 4 места реального ступора... И очень длинная для меня.
Я не сижу за писаниной. Теперь совсем не сижу.
Но ещё надеюсь на оживление...
Благодарно, В.К.