Святой Иоанн Креститель - Уильям Драммонд


Посол Царя Небесного святой,
Накинув шкуры, он в пустыне жил,
И дикий выводок зверья лесной
Безвреднее людей он находил.
Цикады в пищу с влагой дождевой,
И мед из ульев девственных цедил;
Сам исхудал, а впалых глаз настрой
Изгнанником его преподносил.
Но он вопил: «Кто хочет уповать
На Бога, скорбью общей облачись,
Покайся, грех вершить остерегись!»
Кому дано призыв сей воспринять?
И страсть его, что в гротах пролилась,
Покайтесь! Кайтесь! – эхом донеслась. 






Уильям Драммонд (1585-1649) - Святой Иоанн Креститель
William Drummond - Saint John Baptist

The last and greatest Herald of Heaven's King
Girt with rough skins, hies to the deserts wild,
Among that savage brood the woods forth bring,
Which he more harmless found than man, and mild.
His food was locusts, and what there doth spring,
With honey that from virgin hives distilled;
Parched body, hollow eyes, some uncouth thing
Made him appear, long since from earth exiled.
There burst he forth: All ye whose hopes rely
On God, with me amidst these deserts mourn,
Repent, repent, and from old errors turn!
—Who listened to his voice, obeyed his cry?
Only the echoes, which he made relent,
Rung from their flinty caves, Repent! Repent!


Mat 3:3 Ибо он тот, о котором сказал пророк Исаия: глас вопиющего в пустыне: приготовьте путь Господу, прямыми сделайте стези Ему.
Mat 3:4 Сам же Иоанн имел одежду из верблюжьего волоса и пояс кожаный на чреслах своих, а пищею его были акриды и дикий мед.
Mat 3:5 Тогда Иерусалим и вся Иудея и вся окрестность Иорданская выходили к нему
Mat 3:6 и крестились от него в Иордане, исповедуя грехи свои.


(вариант)

Посланник Бога и гонец святой,
Накинув шкуры, он в пустыне жил,
И дикий выводок зверья лесной
Безвреднее людей он находил.
Цикады в пищу с влагой дождевой,
И мед из ульев девственных цедил;
Худое тело, взгляд очей пустой...
Он внешне на бродягу походил.
Но он вопил: «Кто хочет уповать
На Бога, скорбью общей облачись,
Покайся, грех вершить остерегись!»
Кому дано призыв сей воспринять?
Стихает эхо мерно там и тут,
Покайтесь! Кайтесь! - камни вопиют!

Re: Святой Иоанн Креститель - Уильям Драммонд
Dmitriy Yakubov 2009-05-22 21:20:23

Интересно, каким образом в пустыне оказался лес?
Но это вопрос к автору, а не к переводчику.
Может, следует поискать немного другие формулировки, чуть маскирующие огрехи талантливого автора?
Ошибка, кстати, типичная для того времени.


Re: Святой Иоанн Креститель - Уильям Драммонд
Валерий Игнатович 2009-05-22 21:42:42

как мне представляется, речь идет о лесе, как о колыбели зверей,
то есть, это обобщение опыта, а не факт их нахождения в пустыне;
то обстоятельство, что размеры как пустыни так и лесов не слишком большие,
и позволяет человеку соприкасается как с пустыней, так и с лесными обитателями,
что случайно могли там оказаться,
и, за счет наблюдения за ними, сделать выводы из категории нравственности



Re: Святой Иоанн Креститель - Уильям Драммонд
Валерий Игнатович 2009-05-23 16:41:14

Вот одна любопытная выдержка из статьи «A reading of Saint John Baptist by William Drummond» автор - Liza Voronin, в некоторой степени затрагивающая поднятый здесь вопрос:

"Of course, the desert describes the geography of ancient Israel, near the banks of the river Jordan, but can also be read in a more universal way as a landscape of emotional and psychological aridity. As a symbol it is later taken up, for instance, by T. S. Eliot in his pageant play "The Rock":
"You neglect and belittle the desert./The desert is not remote in southern tropics/ The desert is not only around the corner,/ The desert is squeezed in the tube-train next to you,/ The desert is in the heart of your brother." Here the desert is the place of pain and suffering where the self must confront the nature of reality. ..."

(то есть, речь идет о том, что в этом стихотворении пустыня не столько географическое понятие, сколько пустота в сердце ближнего, в обстановке, когда человек сталкивается с реальностью...) 

Валерию Игнатовичу
Хочется в порядке обмена опытом показать здесь мой перевод:

Предшественник Небесного царя,
одетый в шкуры, посреди пустыни,
не так страшился дикого зверья,
как вздорной человеческой гордыни.

Он пил медовый сок из-под корья,
акрид и зелень счёл за благостыню.
Совсем иссох, но взорами горя,
неистов был и в прошлом и доныне.

И он взывает к тем, кто верит в бога
«О вы, чья жизнь бесплодна и лиха !
Покайтесь ! Очищайтесь от греха !»
А кто же слышит ? Внемлющих немного.

И он кричит сквозь дни и расстоянья
об очищении и покаянье.

(Вариант последних двух строк:
И он гремит из скальности пещерной:
«Раскайтесь и покончите со скверной !»)