Уезжая из Бильбао, под дождем: Al salir de Bilbao, lloviendo - Miguel de Unamuno


В мой день отъезда плачут небеса,

дождь моросящий напоил дубравы,

что склон одели, им омыты травы,
маиса стебли серебрит роса.


В потоках вод, питающих леса,

я слышу грусти нежные октавы;

скрывает горизонт чужие нравы, 

судьбы туманом застит мне глаза.

 

Бискайя, материнские ладони
твоих садов в Кастильи не найти,
там ждут меня объятия мадонны:
от страсти человека не спасти,
ее объятья для него бездонны,
ему лишь с ней на воле по пути. 






Полное название стихотворения Miguel de Unamuno - Al salir de Bilbao, lloviendo, el 20 de septiembre, 1910 - Уезжая из Бильбао, под дождем, 20 сентября, 1910

Desde mi cielo a despedirme llegas
fino orvallo que lentamente banas
los robledos que visten las montanas
de mi tierra, y los maices de sus vegas.

Compadeciendo mi secura, riegas
montes y valles, los de mis entranas,
y con tu bruma el horizonte empanas
de mi sino, y asi en la fe me anegas.

Madre Vizcaya, voy desde tus brazos
verdes, jugosos, a Castilla enjuta,
donde fieles me aguardan los abrazos
de costumbre, que el hombre no disfruta
de libertad si no es preso en los lazos
de amor, companero de la ruta.


Представленный здесь комментарий c подробным разбором особенностей стихотворения, по мере возможности учтенный мною в последней версии, относится к первому варианту перевода:

Гладь небес темнеет в час прощанья,
дождик орошает моросящий
рощицу, что склон укрыла спящий,
землю, что желает процветанья.
Для меня он - полон состраданья,
для долин – поток животворящий;
пробудив мечты, туман бодрящий,
горизонта спрятал очертанья.
Из садов тенистых, мать - Бискайя,
в сушь Кастильи еду без тревоги,
верный миг объятий ожидая;
как остаться на родном пороге
человеку, уз любви не зная...
лишь она – попутчица в дороге.

Валерий, элегическое настроения хорошо поймано.

Содержание, на мой взгляд, слишком обобщено. Вы в первом катрене пишете о роще и земле. Унамуно – о дубравах и кукурузных полях – типичных для севера Испании.

Унамуно – мистик. В его лексиконе - sino (рок, судьба) и fe (вера) – не случайны (второй катрен). У Вас там – «мечты».

С точки зрения архитектоники сонета. С первой до последней строки это обращение во втором лице сначала к дождю родных небес, затем к родной провинции Бискайе. В переводе в катренах – описание.

Композиционно первый и второй катрен связаны тем, что в первом дождик орошает поля и дубравы, а во втором высохшие душу и сердце автора, буквально его «нутро» (entraсas).

Композиция финального терцета - отсылка к староиспанскгму сонету, как изощренной поэтической форме. Т.е. допускает определенную двойственность прочтения.
1. Там ждут меня надежные привычные объятия, ведь свобода не радует человека, если он не ппленник своей спутницы-любви (линейное прочтение)
2. Там ждут меня надежные объятия нелюбезной сердцу привычки, не знающей пут свободы, скрашивающей путь любви (с учетом поэтического параллелизма)

По рифме. Это сонет начала двадцатого века. Ему не свойтсвенна грамматическая рифма староиспанской поэзии. Напротив , Унамуно делает все возможное, чтобы уйти от нее:
llegas (глагол) – vegas (сущ)
entraсas (сущ) – empaсas (глаг)
enjuta (прилаг) – disfruta (глаг) – ruta (сущ)

В переводе Вы этого не учитываете:
прощанья – процветанья – состраданья
моросящий – спящий – животворящий - бодрящий

В принципе, отвлекаясь от всех этих мелочей, по моему, можно бы еще поработать над вторым катреном и слишком несонетной рифмой «порогом-дороге». Остальное, читается хорошо и настроение подлинника передает.

С уважением,
Никита