Обзор поэтических переводов за декабрь 2023

Дата: 14-01-2024 | 09:58:34

Адекватность поэтического перевода определяют точность содержания и качество версификации. Для соблюдения первого условия необходимо соответствие смыслу и настроению подлинника, его образам. Второе оценивается в зависимости от соблюдения в переводе стихотворного размера, рифмовки, ритмики, отображения звукописи. При этом даже при выполнении обоих условий попадание в цель произойдет только в случае если перевод будет интуитивного восприниматься как самостоятельное стихотворение, и даже тогда есть риск не донести в процессе переноса подлинника на языковое поле перевода трудноуловимого вещества поэзии.

Все это заставило С.Я. Маршака, мастера поэтического перевода, полушутя-полусерьезно заметить, что перевод стихов невозможен и каждый раз это исключение. Представляем вам несколько таких исключений, вошедших в новогодний ТОП.


 

Вильям Шекспир. Сон в чародейную ночь. Акт 3 (А.В. Флоря)

 

Комментарий И. Бараль

 

Комедия Шекспира A Midsummer Night's Dream – одна из самых популярных его пьес, пережившая множество постановок и неоднократно переводившаяся на русский язык.

Однако новый перевод, выполненный доктором филологии А.В. Флорей, не только не меркнет перед лучшими образцами, но, являя собой своего рода словесную феерию, способен конкурировать с ними в способности вызвать живой интерес современного читателя.

При точности передачи формы (размер, строфика) этот перевод нельзя классифицировать как подчиненный. Виртуозно владея русским языком, переводчик воссоздает дух и смысл подлинника, завладевая вниманием читателя и увлекая его, начиная с заглавия, свежестью и изобретательностью словоупотребления, смелостью в сближении исторических контекстов подлинника и перевода:

 

У образованных людей есть выражение как бы.

Вот и мы напишем пролог и объясним, что все ужасы в нашей комедии происходят как бы.

 

Это вообще особенность творческого почерка А.В.Флори – привлечение коннотаций, возникновению которых щедро способствует русскоязычный культурный контекст:

 

- дольней лозы прозябанье

- лишь кукушкина вранья вспоминать не надо

- мир таинственный духо́в

 

Этим достигается прочный эмоциональный контакт читателя с произведением, усиливающийся искусной поэтической интерпретацией, не уступающей оригинальной мысли великого драматурга.

 

 

*  *  *

 

Готфрид Бенн. В чём к яблоне у Лютера раденье? (Вяч. Маринин)

 

Комментарий И. Бараль

 

«Даже если бы я знал, что завтра наступит конец света,

я бы всё равно посадил сегодня яблоньку»

Высказывание, приписываемое Мартину Лютеру

 

    Для понимания контекста стихотворения интересно познакомиться с фактуальной информацией, предоставленной автором перевода, с энциклопедической эрудицией которого на сайте все знакомы: «У Мартина Лютера и Готфрида Бенна есть общая биографическая черта, имевшая радикальное, экзистенциальное значение для них обоих: разрыв и почти пожизненная конфронтация с отцами. У Бенна отец хотел, чтобы сын пошёл по его стопам и стал пастором. Но Бенн занялся медициной и поэзией в качестве оружия против отца. У Лютера отец всячески сопротивлялся тому, чтобы сын занимался богословием. Понадобилась гроза и удар молнии в непосредственной близости от обоих... Лютер использовал это «знамение свыше» для преодоления воли отца и смог после этого события поступить в монастырь, изучать богословие и стать священником.

По расчётам современника Лютера, пастора из Лохау Михаэля Штифеля (1487-1567), Страшный суд должен был произойди 19 октября 1533 года в 8 часов утра. Пастор заранее предупредил об этом Лютера и прихожан в Лохау, но, как говорится, не случились. К тому же пришли солдаты и арестовали Штифеля за нарушение общественного порядка, а также, с целью… защиты нарушителя от разгневанных прихожан, поверивших пастору и растративших заранее всё своё состояние.»

    В переводе ощущается уверенная рука мастера, хорошо чувствующего все нюансы переводимого текста и чей творческий принцип – недопущение в перевод самовольства, способного исказить образы и мысль первоисточника. Можно пожелать всем труженикам на ниве поэтического перевода такого ответственного отношения к своей работе. При этом, разумеется, В.Маринин не раб текста и не «пересушивает» текст, сообщая ему нюансы, не вступающие в противоречие с первоисточником, но придающие ему дополнительные оттенки. Так, например, «исчадие» (третья строка перевода), в контексте чего-нибудь отвратительного ассоциируется с «исчадием ада». У Бенна здесь дипломатичнее: «Untergang» (гибель, конец /всего/света).

«Армагеддон» – это всё-таки не секундное событие, поэтому стоит ли торопиться со стороны ЛГ «вмиг возвездиться»? Ведь в Армагеддоне должны погибнуть только те, кто губит Землю... Может всё обойдётся ещё для ЛГ...

Лексика перевода соответствует стилю первоисточника, рифмы точны, и даже банальная рифма век/человек, на которую я обратила внимание, отражает заключительную рифму Mann/ kann. Об этом можно спорить: стоит ли переносить в русское стихотворение особенности, органичные для иноязычной системы стихосложения. Но Вячеслав Маринин ничего не делает в переводе просто так, и когда он выбирает решения, то это всегда осознанно.

 

 

*  *  *

 

Поэтическое искусство. Песнь III (Фрагмент 3). Николя Буало (Ирина Бараль)

 

Комментарий А. Шведова

 

При оценке перевода я сперва смотрю на то, как он воспринимается на русском языке, можно ли признать его поэзией независимо от текста оригинала. И лишь затем оцениваю, насколько перевод соответствует этому самому оригиналу.

«L’art poétique», пожалуй, самое значимое произведение Буало. Несмотря на то, что произведение написано почти более 300-т лет назад, понимаешь, что его язык легок и доступен, и автору перевода в целом удалось это сохранить.

Понятно, что для понимания всех нюансов текста нужно свободно плавать в древнегреческой или древнеримской мифологии и знать маршруты до Эвксина и Танаиса. В общем, быть в контексте. Автор перевода, убежден, вник во все эти нюансы.

 

«Поэт, что сам себя считает идеалом,

Героев создает по собственным лекалам»

 

 Это же прямо про меня – шучу, конечно. Получился отличный афоризм. Как и эти:

 

«Но, чтобы я сумел поверить вам всерьёз,

Заплакать вы должны – и не сдержу я слёз.

С актёрским пафосом для воплощенья роли

Не говорят сердца, исполненные боли.»

 

Подумал: ну надо же к чему-нибудь придраться. А, вот – в последней фразе у Буало речь идет не об анекдоте, а о басне. Впрочем, соответствующим образом рассказанная басня может стать анекдотом, и наоборот.

 

 

*  *  *

 

Райнер Мария Рильке. Осенний день (Ольга Нуар)

 

Комментарий В. Маринина

 

    В «Осеннем дне» поэт впервые из всех своих стихотворений обращается к Всевышнему почтительно: «Herr» (разместив это слово в первой строке на безударной стопе), с напоминанием ЕМУ, что пришло время действовать. И в последующих шести строках повествующий, словно дворецкий всего природоустройства, (заметив, что лето было долгим) ненавязчиво и кратко перечисляет, что ОН должен сделать в ближайшее время. Здесь и наложение тени на солнечные часы и направление ветров куда надо, и воздействие на ягоды и фрукты по части их ускоренного (за пару дней) дозревания, и добавление заключительной сладости в виноградный сок. Иначе хорошего вина не получить.

В 8-й строке – крутой поворот тематики (у кого сейчас нет дома...). Здесь, наверное, будет уместным вспомнить стихотворение Ницше «В одиночестве», написанное почти за 20 лет до рильковского – в 1884 году: «Скоро выпадет снег/хорошо тому, у кого есть еще дом!»... Скоро выпадет снег/ горе тому, у кого дома нет!»

В нашем случае, «домоуправитель» начинает говорить с этой строки о самом себе, о своей жизненной ситуации. Жалуется? Отнюдь! Скорее, подводит промежуточный итог.

И что дальше? Пару недель назад дельный совет на этот счёт автор стихотворения получил из уст Огюста Родена: „Il faut travailler rien que travailler. Et il faut avoir patience.“ («Надо работать и ничего другого кроме работы. И нужно быть терпеливым»). И Рильке будет терпеливым и будет работать, будет не спать, читать, писать длинные письма и... стихи. Впереди ещё двадцать три года жизни и творчества.

    К переводу этого стихотворения, выполненного Ольгой Нуар.

Можно только приветствовать, что, несмотря на многие десятки переводов «Осеннего дня» на русский язык, появляется переводная работа с «необщим выражением» слова, каковым является перевод стихотворения Рильке «Осенний день», выполненный Ольгой Нуар.

В упомянутом переводе все существенные реалии оригинального текста нашли отражение на русском языке. Неожиданные, редко встречающиеся словосочетания: «флёр ненастья», «спело наливаться», «холить грусть». Это своего рода ответ на своеобразные рильковские решения в этом стихотворении «Befiehl... Früchten voll zu sein», «dränge... zur Vollendung», «jage die letzte Süße»... Хорошо выполнена трудная внутренняя рифма оригинала во второй-третьей строках (флёром-хором).

К сожалению, в переводе не воспроизведён оригинальный зачин: «Herr: es ist Zeit.» (Господь: пора). Эти полстроки изначально дают понять читателю, что обращающийся к Всевышнему не проситель, а, скорее, распорядитель в большом природном хозяйстве Бога.

Отмечу, также, что в переводе довольно скупо задействованы императивные обращения, присутствующие в оригинале. На русском языке таковых оказалось, всего два (затени, дай) против рильковских шести (leg, laß, befiel, gib, dränge, jage).. С другой стороны, в переводе дана полная вольница анжамбеманам (1-2, 5-6, 6-7, 10-11, 11-12 строки) – 9 строк из 12!. Это придаёт стиху плавность и захватывает дух, но отнимает у переводного стихотворения обстоятельность и неспешность оригинального текста. У Рильке всего 2 переноса со строки на строку (6-7, 11-12).

 

О словоприменении. Оригинальный текст не содержит каких-либо примеров разговорных и устаревших слов. В переводе есть разговорное «ладить» и устаревшие «дабы» и «днесь» (строки 5,8,9).

В первом случае («дом не ладит тот»), возможно, в стихотворение вкралась и неточность словоприменения. Если исходить из посыла оригинального текста «у кого сейчас нет дома, тому его уже не построить», то и в переводе акцент должен быть сделан на срочность, завершение этой работы до срока – зима не за горами. Поэтому дом, конечно, можно ладить и ладить неопределённо долго, но до срока его уже не сладить.

C «днесь» – сложнее. С начала прошлого века наберётся, наверное, более сотни стихотворений хороших с «днесь», из них – десяток-полтора переводных. Но во всех переводных стихах «днесь» ответствует тематике произведения (религиозная, эпическая и т.п.). Возможно, есть смысл Ольге подумать об уместности «днесь» в этом стихотворении Рильке.

Впрочем, не исключаю, что разговорные и устаревшие слова в анализируемом тексте являются частью концепции автора перевода. Если обращающийся к богу претендует на роль распорядителя-управителя всего природоустройства, тогда, наверное, допустимо отбросить всякие временные и многие стилистические рамки. И все слова уместны в таком случае. Если это так – можно поздравить Ольгу с ещё одним интересным ракурсом перевода!

 

 

*  *  *

 

Элизабет Барретт Браунинг. Сонет XXI Скажи, что любишь... (Корди Наталия)

 

Комментарий И. Бараль

 

Этот перевод хорош тем, что пером переводчика – как и поэта-автора подлинника – движет любовь – и вдохновение. Переводчик перевоплощается в лирическую героиню стихотворения, что является необходимым условием для перевода такого рода поэзии. Построчный перевод здесь заведомо не годится – как, впрочем, и не только здесь, если мы говорим о переводе поэтическом, а не о каком-либо другом из его множественных видов.

При этом переживаемые эмоции не явились помехой в передаче образов подлинника: многократное повторение слов любви, подобное кукушкиному «ку-ку», казалось бы, однообразному, но необходимому для обновления жизни. Синтаксис и лексика перевода следуют за оригиналом, контрастивный замок выразителен и отражает главную мысль стихотворения – влюблённым невозможно не слышать слов любви, но истинная любовь не в словах:

 

Люби меня, звучит в моём завете,
Не на словах и до конца времён.

 

Стихотворение, проникнутое лиризмом, естественно читается по-русски благодаря ясному синтаксису и связанной последовательности его частей. В таких случаях говорят, что перевод получился.

 

 

*  *  *

 

Р.-Л. Стивенсон. Молчаливый солдатик (Ида Лабен)

 

Комментарий И. Бараль

 

Это детское стихотворение об оловянном солдатике, затерянном в земляной ямке, заключает в себе неявные, но глубокие пласты, как это всегда свойственно большой литературе. И перевод Иды Ладен стилистически, лексически и эмоционально передает эту глубину.

Язык перевода однороден и внятен, настроение, заданное, в том числе, ритмом, соответствует подлиннику. Чистые рифмы – правда, обращает на себя внимание повтор рифмы на -ой во втором и пятом четверостишиях. Но: внимательное чтение подлинника позволяет обнаружить повторяющуюся рифму в 1-м и 8-м катренах. Мы не знаем, случайно ли поэт допустил этот повтор – мое личное мнение, что да, т.к. ничто человеческое не чуждо даже большим поэтам. Однако, как мы видим, от внимания переводчика это не ускользнуло при тщательной передаче возможно больших нюансов оригинального текста.

Хочется отметить удачные решения в передаче образов стихотворения, которым переводчиком придана как нельзя более уместная дополнительная окраска: «солдат несет дозор», «дозор не снят», «терпи, солдат», «самому теперь опять/ донесение писать».

Ида Лабен новый автор на Поэзии.ру, но теперь уже ясно, что в рубрике будут появляться новые яркие переводы.

 

 

*  *  *

 

Роберт Геррик. (Н-534) Электре (III) (Сергей Шестаков)

 

Комментарий И. Бараль

 

Об этом переводе хочется сказать: «Во-первых, это красиво!».

Этот перевод стихотворения современника Шекспира Роберта Геррика выполнен Сергеем Шестаковым на высоком уровне переводческой культуры – легко, изящно, с бережным сохранением образности и жизнеощущения оригинала.

Строки звучат естественно, без натяжек, сохраняя выразительную афористичность даже при практически буквальном совпадении с оригиналом:

 

The path is but short;

And yet our way has no ending.

 

И знай: этот путь

Хоть краток, но всё ж бесконечен.

 

Как же иначе: ведь это песнь любви.

 

 

*  *  *

 

Янина Гурецка. Стихи. (Лев Бондаревский)

 

Комментарий И. Бараль

 

Перевод стихотворений Янины Гурецкой – учительницы, поэтессы, автора нескольких сборников стихов, недавно покинувшей этот мир, представляет для переводчика повышенную трудность, т.к они написаны белым стихом на языке, родственном русскому языку. Обманчивое сходство может помешать корректной перекодировке текста на язык перевода, сбив фокус переводческого зрения и, отклонив его от курса, изменить оттенки смыслов и эмоций подлинника.

Но Лев Бондаревский опытный переводчик, всегда трепетно относящийся к слову поэтов, с которыми его связывает творческая судьба, и открывающий читателю многие неизвестные имена удивительно одаренных поэтов – наших современников.

Так и в случае со щемящими строками Янины Гурецкой, в которых поэтесса охватывает взглядом пройденный путь:

 

Время от времени я смотрю в зеркало заднего вида... 

 

Я думаю о струящемся потоке, брошенных камешках…

 

Я бросаю кольцо, исчезаю за поворотом.

 

 

Как будто она предчувствовала свой уход или что-то знала:

 

 

Кружатся мечты, теряются в глубине.

Океан разделил все на позади и впереди…

 

Небо отменяет запреты, Петр спрятал ключи

в карман. Воспользуйся, это подарок для птиц,

которым не страшны никакие просторы.

 

 

Лев Бондаревский бережно переносит эти наполненные стихи на новую языковую почву, стараясь ничего не расплескать по дороге. Он умеет.

 

 

*  *  *

 

Р. М. Рильке In Dubiis* (Алёна Алексеева)

 

Комментарий В. Маринина

 

* "in necessariis unitas, in dubiis libertas, in omnibus caritas" –

"в основном – единство, в сомнительном – свобода, во всем – любовь".

 

Нетрудно догадаться, какие нации, скорее всего, имел ввиду Рильке, говоря в стихотворении «In Dubiis I» об отсутствии правоты в их «диких спорах»: ...“von der Nationen wildem Streite...“. С высокой долей вероятности, участники «злых споров» (так в переводе Алёны Алексеевой) здесь – чехи и немцы.

Уже в своём первом сборнике стихов “Larenopfer“ (1895) автор воспел почти исключительно чешскую среду Праги, во всём её многообразии, и совсем не немецко-буржуазную, из которой, собственно говоря, он сам родом. В этом отношении нельзя не согласиться с мыслью Игоря Белавина, высказанной им в одном из обсуждений переводов этого стихотворения Рильке: «...всем своим творчеством Рильке настаивает на собственной причастности «этому миру». Добавлю только, что при этом он и в пражский период жизни, и в последующем многие годы старательно избегал высказываний в пользу тех или иных национальных взглядов, не стоял ни на одной стороне, ни на другой.

Много лет спустя, в одном из «Писем к молодому поэту» Рильке подчеркнёт: «...будьте неизменно внимательны к тому, что совершается в Вас, и помните, что это важнее всего остального, что творится в мире (курсив мой,- В.М.). Ваша сокровенная духовная жизнь требует всей полноты участия; ей Вы должны отдавать силы и не терять времени и присутствия духа на выяснение Вашего места среди других людей».

В ходе обсуждения перевода «In Dubiis I» на странице Алёны уже были отмечены многие положительные аспекты этой работы, в том числе, смысловые попадания в «нерв» оригинала, включая аллитерационные соответствия (например, 4-я строка «denn Recht ist weder dort noch hier.» / «Нет правоты ни там, ни здесь» с одинаковым набором гласных (e, o, и).

Хорошо «встроено» переводчиком в ткань второго четверостишья изречение Горация «aurea mediocritas» (золотая середина). Спокойное, плавное повествование лирического героя, уверенного в правоте свой линии поведения в деле межнациональных отношений.

В оригинальном произведении нет устаревших слов, к числу которых относится «днесь» в первой строке перевода. Но, поскольку линия повествования ведётся от современности ко временам Горация с цитированием «древней мудрости», слово «днесь», на мой взгляд, не выглядит инородным в данном контексте.

Вплотную приблизившееся к десяти число положительных оценок за время, прошедшее с даты публикации этого перевода, уже само по себе говорит о том, что работа удалась.

Добротный перевод. С которым я и поздравляю ещё раз Алёну!




Редколлегия, 2024

Сертификат Поэзия.ру: серия 339 № 179868 от 14.01.2024

11 | 18 | 413 | 24.02.2024. 09:01:01

Произведение оценили (+): ["Игнат Колесник", "Корди Наталия", "Александр Владимирович Флоря", "Владимир Старшов", "Сергей Шестаков", "Алёна Алексеева", "Екатерина Камаева", "Светлана Ефимова", "Барбара Полонская", "Александр Питиримов"]

Произведение оценили (-): []


Спасибо, Любовь Андреевна! Мне тоже хочется видеть Ваши переводческие работы в рубрике.

СпасиБо, Ирина, Вячеслав и Александр! 
Блестящая работа! 👋👋👋
Вернули меня лет на двадцать назад, когда я и сам пытался делать на Пру подобные обзоры. Помнится, в одном из них отметил переводы Вячеслава Маринина, который теперь не нуждается в представлении...😀
Ещё раз СПАСИБО! 
С бу,
СШ 


Мерсибо, Серж, что ты отметил и мой скромный вклад в этот обзор:)
Для других ценителей   я остался невидимкой 😜 

Саша, как говорится, мал золотник, да дорог. Спасибо за вклад!

Ир, на самом деле - у тебя получился прекрасный перевод. Зная мою ехидную манеру, ты, надеюсь, почувствовала, что от меня прозвучала супер- ̶п̶о̶х̶л̶а̶в̶а̶ похвала:)

Конечно почувствовала, и мне приятно получить такой отзыв от тебя.

Спасибо, Сергей Георгиевич! Приятно знать, что наш первый блин не комом  )

Спасибо, Сергей,  за Ваш позитивный отклик о нашем с Ириной и Александром обзоре рекомендованных декабрьских переводов; за то, что вспомнили годы Вашего редакторства, начало совместной творческой работы на ПРу и дружественного соперничества в конкурсах. А ведь это был действительно 2004-й!  Курт Тухольский... «Идеал и действительность».  Ваш вариант рефрена «маленький и толстый» побил таки моё предложение «сто-на-двести»!! Тогда меньше  оказалось лучше.  И это – хорошо.

С глубочайшим уважением,

ВМ

СпасиБо, Вячеслав! 
Я имел в виду не конкурсы, а обзоры поэтических переводов. Возможно это был 2004 год – не помню. У меня не сохранились те обзоры... А отметил я, кажется, Ваши переводы стихотворений Германа Гессе.
Ваш конкурсный Тухольский несомненно лучший! Мой хулиганский перевод был сделан лишь для поддержки конкурса. Но народ любит клубничку...😀
Здоровья и Творчества!
🙏🙏🙏
С бу,
СШ 

Сергей, у Тухольского в том стихотворении клубнички предостаточно. Так что, тогда «клубничка к клубничке» пришлась. И никакий сомнений в справедливости тогдашнего решения судей нет и быть не может.  Извините меня за неловкое выражение мысли. «Меньше» в сообщении выше относится к «маленькому» и ни к чему другому...

Спасибо Вам!

ВМ

Ирина Ивановна, спасибо Вам за лестный отзыв.
С уважением
А.В. Флоря

Вам спасибо, Александр Владимирович, за необщее выражение лица Вашего Шекспира.

Спасибо большое всем редакторам во главе с Александром Владимировичем! За идею делать обзоры поэтических переводов, за её реализацию. Работа по написанию отзыва на поэтическое произведение сложнейшая: с одной стороны, избежать излишней научности, с другой - излишней эмоциональности. По сути - это некое резюме, после которого произведение должно заинтересовать читателя. А читатель капризен. А что делать автору перевода, к примеру, если автор оригинального текста использовал расхожий образ? То есть образ устарел, пока стихотворение не заинтересовало переводчика. К примеру, в одном стихотворении Дикинсон сердце сравнивается с ручьем, через которое протекает ручей. Помню, как Никита Винокуров сказал: дались им эти ручьи). Тут и задумаешься, как переводить поэзию викторианской эпохи, если поэзия последующих веков построена на её образах. Недавно у Браунинг нашла созвучие с Цветаевой. Или у Цветаевой с Браунинг. Так будет точнее. 
В любом случае, переводить нужно. И сборники нужны с лучшими переводами. Ещё раз благодарю за лестные слова. К счастью, я думаю только о будущих переводах. Всё, что переведено, уже практически не интересно. Сергей Леонидович говорил, когда я иногда цитировала ему его перевод: неужели это я написал? Наши переводы живут своей жизнью. Какой будет их судьба? Но творим мы этих своих детей с любовью. И это главное.

Спасибо, Наташа. Хорошее дополнение к нашему обзору )

Очень хорошее желание у Вас зародилось, Любовь Андреевна! Спасибо! Надеюсь, что оно обернётся новыми Вашими переводами. И это будет просто здорово!!

 

Доп. Вас не затруднит восьмую строку  в моем комментарии перевода «Осеннего дня» («добавление заключительной сладости...»  поднять (присоединить) к седьмой.  И в  строчке «вольница анжабеманам (1-2, 5-6, 6-7, 10-11, 11-12...)» вернуть на место пропущенную букву «м» в слове «анжамбеман».

 

Заранее благодарен!

 ВМ

 

это замечательно (в высшей степени), на самом деле, что на (обделенных критическим взглядом) переводчиков, наконец, обратили внимание. очень приятно и очень ответственно получать развернутые рецензии мастеров, не побоюсь, более того, рецензии, написанные с любовью к текстам (оригиналов, конечно), с любовью к поэзии, с любовью к Любови, ой, это я, заглядывая в будущее :) серьезно, большое спасибо за начинание, за большой труд, за внимательность; особенное -- Вячеславу за добрый разбор полетов и неизменный экскурс в исторический контекст!