Обзор поэтических переводов за февраль 2024

Дата: 26-03-2024 | 22:49:01

Cэмюэл Рoджерс и Чарльз Седли Стихи   (Владимир Корман)

 

В.М.Корман соединил в одной подборке два стихотворения разных авторов: поэта-банкира Сэмюэла Роджерса, чьи завтраки, согласно Энциклопедии Брокгауза и Эфрона, славились больше, чем его поэзия, чья щедрость в отношении собратьев по перу вошла в поговорку, кто, осознавая скромный характер своего стихотворного дарования, с пристальным вниманием прислушивался к тем, кого признавал талантливее себя, кто, будучи острым на язык, обладал тихим голосом и кто родился через 60 лет после кончины блестящего Чарльза Седли, аристократа и жизнелюба.

 

Что же объединяет этих разных поэтов, даже не современников? То лучшее, что только может случиться с каждым – любовь: к женщине-супруге, от достоинств которой зависит счастье в браке, или к прекрасной музе пасторалей Филис – и это тонко прочувствовал один из лучших и любимых авторов сайта Владимир Корман и показал читателю, которому только и нужно:

 

…а сердце – чутче: правильно настрой ! –
И очарует сказочной игрой.

 

И.Бараль

 

 

Чжоу Цзычжи На мелодию «Хорошее рядом»   (Алёна Алексеева)

 

Рада представившемуся случаю рекомендовать перевод с древнекитайского – лирическое стихотворение, передающее щемящую грусть через изображение вечернего пейзажа. По поводу переводов с китайского на сайте было много споров и разногласий, но именно это стихотворение мне показалось гармоничным сочетанием формы и содержания, а рифмы в древнекитайской поэзии не обязаны быть оригинальными, как мы уже усвоили из общения с Аленой Алексеевой, неуклонно следующей по трудному пути подобно поэтам-мыслителям, которые черпали вдохновение на горных труднопроходимых тропах их родины.

 

И.Бараль

 

 

К.И.Галчиньски. Странный случай...   (Лев Бондаревский)

 

Константы Ильдефонс Галчиньский, один из крупнейших польских поэтов XX века, недолгое время в начале своего творческого пути входивший в литературную группу «Квадрига» (1927-1931), в дальнейшем не подписался ни под одной теорией и не примкнул ни к какой «школе», выбрав полную творческую свободу, сочетая в собственном стиле лиризм, иронию и гротеск и выразив собственное кредо в словах «Моя поэзия – простые чудеса». Безыдейная позиция – особенно во времена поляризации мнений – способная даже кое-где порой вызвать сомнение в психическом здоровье ее носителя.

 

Представленный в ТОПе перевод стихотворения Галчиньского «Странный случай» дает представление о такой атмосфере по методу погружения. Опытный и чуткий Л.Бондаревский успешно избегает попадания в расставляемые перед переводчиками с родственных языков ловушки, приглашающие к прямому калькированию.

 

И.Бараль

 

 

Вильям Шекспир. Генрих IV. Ч. II. Акт 1   (Александр В ладимирович Флоря)

 

Читатель переводов пьес Шекспира, представленных в предыдущих рекомендациях, уже знаком с творческим методом переводчика, и чтобы не повторяться, приведу несколько цитат из рекомендуемого текста. Мне хочется сравнить восприятие поэтического языка с музыкой, когда неверно употребленное слово сравнимо с фальшивой нотой, которая губит исполнение.

 

Рекомендуя перевод А.В.Флори, я предлагаю насладиться чистой музыкой языка, когда каждый смысловой нюанс выражен самым точно выбранным словом из всего лексического многообразия, предлагаемого русским языком.

Итак: монолог во вступлении Молвы следовало бы привести целиком.

Продолжаем чтение:

 

Свихнулось время. Смута, словно лошадь,

Узду порвав, летит и всё крушит.

 

Откуда вести получили Вы?

Всё это сами видели?

Не видел.

Старушка рассказала мне одна,

Весьма благочестивая. Конечно,

Солгать такая леди не могла. (Здесь хочется воскликнуть: О гений Шекспира, актуальный на все времена!)

 

Их тысяч двадцать пять, согласно спискам.

Нот главный наш резерв — Нортумберленд:

Он распалился жаждою возмездья.

 

Нам мило то, что будет, что прошло,

А в настоящем видим только зло.

 

Прекрасны фрагменты, переданные прозой, а все вместе воспринимается настолько живо, насколько это только могут позволить исторические параллели.

 

И.Бараль

 

 

Альфред де Виньи. Золотой Век Будущего (Андрей Гастев)

 

Произведения крупнейшего представителя французского консервативного романтизма графа Альфреда де Виньи (1797–1863 гг.) оказали существенное воздействие на эстетику и поэтику символизма. Не менее сильным оказалось влияние философско-эстетических идей де Виньи о трагичности и безысходном одиночестве существования, воплотившихся в пессимистической тональности многих его произведений, на творчество французских экзистенциалистов и их последователей в XX веке вплоть до современности. Андрей Гастев, представив перевод стихотворения А. де Виньи «Золотой век будущего» не дает повода читателю подвергнуть переоценке реноме поэта.

 

Перевод сохраняет романтико-героическую сущность стоицизма, пронизанную тонкой аурой мужественной сдержанности. Отмечу, что перевод выполнен с сохранением традиции альтернанса, но в первой строфе женские клаузулы перешли в четные строки, а мужские в нечетные, что допустимо, во второй же строфе повторяются чередования оригинала, что в целом слегка противоречит его формальной схеме, но не будем чересчур строги, т.к. переводчик, донося до нас смысловую доминанту стихотворения, не докучает, трактуя сложную и нетривиальную тему, а увлекает.

 

И.Бараль

 

 

Райнер Мария Рильке. Бывают ночи-откровенья... (Ольга Нуар)

 

О переводе стихотворения Райнера Марии Рильке «Бывают ночи-откровенья» (Ольга Нуар). Дата публикации на сайте Пру –  06-02-2024.

 

Бывают ночи-откровенья:

мир - серебро и так ясна
звезда лучистая одна,
как будто новое рожденье
Христа приветствует она.

Алмазною пыльцой пределы
земные убраны кругом;
и в сердце сокровенным сном
взрастает вера - вне капеллы,
свершая тихо чудо в нём.

 

При обсуждении перевода из Рильке обсуждении перевода из Рильке „Es gibt so wunderweiße Nächte" (14.04.1896), выполненного Ольгой (14.04.1896), выполненного Ольгой Нуар, основная дискуссия развернулась вокруг двух пассажей оригинального текста – как толковать (и соответственно переводить) «neuen Jesuskind» («новый Иисус-дитя»/«новорождённый Христос») и «kapellenloser Glaube» («вера вне/без капеллы»). В связи с этим в дальнейшем остановлюсь, в основном, на этих двух аспектах оригинального текста и перевода.

 

Десятистрочник „Es gibt so wunderweiße Nächte"  входит в авторский цикл «Видение Христа» и озаглавлен как «Träumen XXI». Исходную позицию этих видений Рильке изложил ранее в стихотворении «Христос на кресте» (апрель, 1893):

 

“Nun ist mir’s klar, warum ich ihn nicht lieben
noch achten kann und kein Gebet ihm weih‘n:
Er wär als Mensch so göttlich groß geblieben
und nun als Gott erscheint er menschlich klein!“

 

Вот так, ни больше и ни меньше: «Теперь мне понятно, почему я не могу ни любить его, ни уважать, ни обращаться к нему с молитвой: он, как человек, остался бы столь божественно великим, /но теперь, как Бог, он видится по-человечески малым!». В этом же апреле 1893-го в стихотворении «Исповедничество» Рильке формулирует свое отношение к вере:

 

Glaubensbekenntnis
2. April 1893

Ihr lippenfrommen Christen
nennt mich den Atheisten
und flieht aus meiner Näh’,
weil ich nicht wie ihr alle
betöret in der Falle
des Christentumes gehe...


/Вы, (показушно) набожные христиане/ называете меня атеистом/ и бежите меня, /потому что я не так, как вы все, /позволяю одурачить себя в западне христианства.../

 

В этой связи нельзя не упомянуть также прозаическую миниатюру «Апостол», написанную Рильке весной 1896 года (под большим влиянием творчества Ницше). В частности, автор вложил в уста главного ЛГ такие слова: «Когда к людям пришёл назарянин и принес им любовь, они — в силу своей незрелости — были не готовы её воспринять. Христос в своей смехотворной детской щедрости думал, что делает им добро! — Возможно, для расы великанов любовь была бы чудесной подушкой, лёжа на которой, можно было бы сладострастно мечтать о новых делах, но это — гибель для слабых... Христос, что ты наделал! (курсив мой, - В.М.) Нас начали воспитывать как тех хищников, у которых с расчетливой хитростью были отняты сокровенные инстинкты... Отняты для того, чтобы приручить нас и, после этого, безнаказанно хлестать кнутами. — Нам опилили зубы и когти, и проповедовали: любовь! У нас сдёрнули с плеч железные надёжные доспехи, проповедуя нам: любовь!..»

 

Эти чувства сопровождали Рильке всю его дальнейшую жизнь; он не видел в фигуре Христа посредника между человеком и Богом, и отрицал всякое посредничество в этих отношениях, включая собственное покаяние на смертном одре. Поэтому, когда в стихотворении «Бывают ночи-откровенья» Рильке говорит о звезде, указующей набожным пастухам путь к «новому (курсив мой, -В.М.) Христу-младенцу» (zu einem neuen Jesuskind), то речь не идёт о рутинной замене слова «новорождённый» словом «новый», скажем, по «техническим» причинам стихосложения. Куда логичнее выглядит отсылка к достаточно многочисленным поэтическим и прозаическим высказываниям автора о неудавшейся, по его мнению, миссии Христа, включая, желание автора видеть нового посланца Бога-отца (способного научить человечество прямому общению с Богом). И в этом отношении перевод Ольги в полной мере отвечает смыслу и сути оригинального текста стихотворения Рильке:

 

«… и так ясна
звезда лучистая одна,
как будто новое рожденье
Христа приветствует она».

Известный интерес в этом отношении представляют, также, переводы анализируемого стихотворения с немецкого на другие языки. Скажем, вот перевод интересующих нас строк (курсив мой, - В.М.) на французский, выполненный Гаем Лафаем (Gay Laffaile)

 

«Comme de nombreuses étoiles brillent si doucement,

Comme si elles voulaint guider les bergers

Vers un nouvel enfant Jésus».

 

Или обратимся к переводу, выполненному носителем немецкого языка Бертрамом Котманном на английский:

 «There are those nights of white and wonder

wherein all has a silver shine,

with many a gleaming star - a sign

as though to guide the shepherds yonder

towards a new infant divine».

 

И в том, и в другом переводе речь идёт о рождении «нового Иисуса», что недвусмысленно отражено и в переводе Ольги Нуар. На твёрдое желание автора прямого общения с Богом указывает и упоминание в заключительной строфе веры «вне капеллы («kapellenloser Glaube»). Почему «вне капеллы»? Наверное, «масштабнее» было бы выражение «вне церкви». В сравнении с капеллой, этой клеточкой организации вероотправления, церковь является куда более сложно организованным, всеохватным, монопольным, иерархичный институтом веры. Но если для такого прямого общения со Всевышним, как это представлено в рассматриваемом стихотворении, даже капелла не требуется, то церковь, в понимании Рильке этого периода, тем более не нужна для этих целей. Более четверти века спустя, в «Письме молодого рабочего» (февраль, 1922г.) Рильке скажет: «Я не хочу, чтобы меня сделали плохим ради Христа, а хочу быть хорошим для Бога. Я не хочу, чтобы ко мне с самого начала относились как к грешнику, возможно, это не так. У меня такое ясное утро! Я мог бы поговорить с Богом, мне не нужно никого, кто помогал бы мне писать ему письма»:

 «и в сердце сокровенным сном

взрастает вера - вне капеллы,
 свершая тихо чудо в нём.»

 

Спасибо Ольге Нуар за её замечательный перевод и глубокое понимание оригинального текста и подтекста этого стихотворения Рильке!

 

Вяч. Маринин





Ирина Бараль, 2024

Сертификат Поэзия.ру: серия 1183 № 181676 от 26.03.2024

5 | 2 | 160 | 19.04.2024. 00:20:34

Произведение оценили (+): ["Ирина Бодич", "Корди Наталия", "Александр Владимирович Флоря", "Екатерина Камаева", "Алёна Алексеева"]

Произведение оценили (-): []


Спасибо, Ирина Ивановна, я стараюсь.

И это прекрасно, Александр Владимирович!