Комната. Владимир Набоков

В том номере, что снял поэт
В последний вечер свой, лежали
На полке рядышком Завет
И телефонные Скрижали.

Там зеркало и стул в углу,
Окно, кровать с железной рамой,
Чьи прутья пропускали мглу,
Кровоточащую рекламой.

Ни слез, ни ужаса, притом
Все обезличенно и стыло,
Как будто комната жильем
В ту ночь прикинуться решила.

Когда пронзали мрак и смог
Автомобильных фар стилеты,
Их свет бросал на потолок
Вращающиеся скелеты.

Случилось мне тот номер снять
И прочитать у двери справа:
"Мне одиноко умирать
В отсутствие любви и славы."

Кто начертил карандашом
Слегка неточную цитату?
Лысеющий чудак с брюшком?
А может, женщина была то?

Я горничную расспросил,
Я спрашивал портье ночного,
Соседа, что безбожно пил, –
Никто не мог сказать ни слова.

Быть может, он проклясть хотел,
От безысходности шалея,
Кричащий красный беспредел
Холста "Кленовая аллея"?

В манере – Черчиллю под стать –
В его не худшем исполненье;
Кленовым строем им шагать
До полного отдохновенья.

Как он ушел – ответа нет.
Но способ не играет роли:
До смерти делает поэт
Анжамбеман один – не боле.

Жизнь канула во тьму, в крови,
Но сердце в комнате без срока –
В безвестности и без любви,
Но все-таки не одиноко.


***

Vladimir Nabokov
The Room

The room a dying poet took
At nightfall in a dead hotel
Had both directories - the Book
Of Heaven and the book of Bell.

It had a mirror and a chair,
It had a window and a bed,
Its ribs let in the darkness where
Rain glistened and a shopsign bled.

Nor tears, nor terror, but a blend
Of anonimity and doom.
It seemed, that room, to condescend
To imitate a normal room.

Whenever some automobile
Subliminally slit the night,
The walls and ceiling would reveal
A wheeling skeleton of light.

Soon afterwards the room was mine.
The similar striped cageling, I
Groped for the lamp and found the line
"Alone, unknown, unloved, I die" -

In pencil, just above the bed.
It had a false quotation air.
Was it a she - wild-eyed, well-read,
Or a fat man with thinning hair?

I asked a gentle Negro maid,
I asked a captain and his crew.
I asked a night clerk. Undismayed,
I asked a drunk. Nobody knew.

Perhaps when he had found the switch,
He saw the picture on the wall
And cursed the red eruption which
Tried to be maples in the fall?

Artistically in the style
Of Mr. Churchill at his best,
Those maples marched in double file
From Glen Lake to Restricted Rest.

Perhaps my text is incomplete.
A poet's death is after all
A question of technique, a neat
Enjambment, a melodic fall.

And here a life had come apart
In darkness, and the room had grown
A ghostly thorax, with a heart
Unknown, unloved - but not alone

Ирина! 
Мне понравилось. Спасибо.
С уважением,
Валентин

Валентин, здравствуйте. Осторожно спрошу: это Вы не шутите так?

Ирина, меня уже в который раз подозревают. Скоро совсем перестану проявлять эмоции. Уверяю Вас, что мне действительно очень понравилась Ваша работа. Но раз мой комментарий неуместен и подозрителен, придётся его отредактировать.

Валентин, спасибо! Прошу не сердиться на меня.

Я не сержусь, а с удовольствием перечитываю.

Ирина, какие вы умницы с Наталией и Евой! Создали на нашем сайте, пусть не чертог и не дом, но квартиру из трёх полноценных набоковских «Комнат»  в переводе на русский язык.  И это замечательно.  Спасибо Вам за вашу публикацию!


Вячеслав, я очень рада Вашей оценке набоковской отдельной трехкомнатной квартиры на сайте. Ведь не секрет, что отношение к повторным переводам не всегда однозначное, но хорошо, что ни Вы, ни, я уверена, Ева с Наталией, не восприняли процесс ее "постройки" как соревнование: ведь если посещает Муза, не прогонять же ее )

Ирина, действительно очень органичный перевод у Вас получился. Нет смысловых лакун и наслоений, ненужной выспренности и вообще диссонанса с авторским мироощущением. Просто приятно читать!

Спасибо, Ева, если это так, то, значит, напряженная концентрация на этом тексте в течение двух суток не была напрасной тратой времени. Я соглашусь с теми, кто скажет, что это не срок, но вообще ничем невозможно было заниматься, кроме бесконечной прокрутки строк и их вариантов. Да и потом, после публикации, делала правки, многие по замечаниям первых читателей - по моей просьбе. Даже сейчас, наверное, они (правки) не исчерпаны. Но некоторое чувство удовлетворенности присутствует, не скрою )

Здлавствуйте, Ирина, Похоже, главный смысл этих трех переводов - показать читателю и еще раз самим себе, как трудно что-либо ценное перевести. Если трудно, зачем же так мучиться и читателя мучить? Затем, что ценное.  В случае удачи это ценное станет еще ценнее. Ваш перевод уже на этом пути. Обратите внимание на катрен "Я горничную расспросил". Стилеты просятся срифмоваться со "скелеты", тогда и ненужная инверсия уйдет. Мне понравились "телефонные скрижали", если допустить смысл "Завет Ада", договор с Адом. Но в гостиницах полный текст Библии, это широко известно читателю. И замечание Якова к переводу Евы нельзя игнорировать, это принципиально.  А в остальном, прекрасная маркиза . . . Все будет хорошо.

Здравствуйте, Андрей, согласна - все справедливо. Спасибо, благодаря Вашим замечаниям сделаны правки. Надо всем остальным предстоит подумать.

СпасиБо, Ирина Ивановна!
Удивительно, что после стольких переводов Вам удалось создать свою версию перевода замечательного стихотворения Набокова, сохранив при этом дух оригинала. Браво! Получил удовольствие от прочтения.
Сомнения появились только в строке "Никто не мог сказать ни слова". Хотелось бы уточнения "о чём"... Но, возможно, и так можно оставить... И вместо "начертил карандашом" я бы поставил "начертал"...
Палец!
Здоровья и Творчества!
С бу,
СШ

Сергей Георгиевич, спасибо Вам! Вы абсолютно верно отметили слабое место в 7й строфе, но я не нашла пока лучшего решения. "Начертал" мне, напротив, представляется слишком выспренним для этого текста.

Не буду настаивать. Наверное, Вы правы насчёт выспренности.  Просто у меня слово "начертил" больше ассоциируется с чертежами...

Ирина, полагаю, Сергей прав. Если «начертил», то эта цитата должна восприниматься как выполненная каким-то особенным графическим способом, в виде чертежа. Что, конечно же, не так. Думаю, уместным бы здесь было слово «начеркал»:


Кто начеркал карандашом
На вид неточную цитату?


ВМ

Вячеслав, спасибо, но, по моим представлениям, начеркать можно наскоро в тетради или блокноте, но не на стене.

Воля Ваша, Ирина! Черкнуть что-либо карандашом можно где угодно. На стене – сподручно. Литературных примеров хватает. Тем не менее, я бы не стал их приводить, в том числе, и эту цитату, если бы (по иронии судьбы) автором произведения не оказалась однофамилица ВВ – Юлия Набокова: «а на стене комнаты неизвестный начеркал: «Покойся с миром...». Согласитесь, есть отличие от старательных узоров на стене...

А почему бы тогда не "написал карандашом"? Простое решение часто бывает самым правильным...

Потому что, как мне кажется, на стене надо не просто писать, но вычерчивать буквы.

Да, отличие есть, но я не поддерживаю выбор Юлии Набоковой, мне видится в таком способе излишняя небрежность. Я бы скорее выбрала "написал".

Мне кажется, Ирина, что, согласно названию, ЛГ здесь - гостиничная комната. Комната - место знакомства людей, которые ни разу не встречались и не встретятся. Но "встречались наши мысли иногда", или по-другому короткие эпизоды их жизней встречались там. И это "одушевляло" комнату. Умирающий поэт, "мёртвый отель" (хотя для захолустного можно было бы подобрать другой эпитет). При свете фар эта комната - скелет. Повсюду смерть.
И вдруг финал: комната становится грудной клеткой с сердцем, и не одиноким.
Жизнь, покинувшая поэта в этой комнате, наполнила её, комнату, собой. Комната ожила.

Спасибо, Яков. Все так и есть.

Ира, а еще очень важно: номер в отеле-комната-клетка. И вдруг, что тебе удалось отразить, а мне нет, вдруг грудная клетка с неодиноким сердцем. Писать я не умею, но ты меня понимаешь. 

Наташа, спасибо! Да, очень важно, но образ клетки, переходящий в грудную клетку как раз у Евы явен, а у меня только опосредованно. Вот поэтому несколько переводов - это на благо пониманию оригинала. Я люблю такое сравнение: несколько человек поднимаются на гору, каждый со своей стороны.