Райнер Мария Рильке. Осень

Дата: 28-05-2020 | 21:10:18

Всё падают и падают листы,
как будто шлёт их жестом отрицанья
небесный сад, до срока увядая.

И ночью, в одиночество впадая,

Земля летит со звёздной высоты.

Всё падает. Мы вниз летим, кружа.
Взгляни: рука спадает неизбежно.

Но есть Один, кто бдит, безмерно нежно
в своих руках падения держа.

 

Перевёл с немецкого

Вяч. Маринин, 28.05.2020

 

 

Rainer Maria Rilke

 

Herbst

 

Die Blätter fallen, fallen wie von weit,
als welkten in den Himmeln ferne Gärten;
sie fallen mit verneinender Gebärde.

Und in den Nächten fällt die schwere Erde
aus allen Sternen in die Einsamkeit.

Wir alle fallen. Diese Hand da fällt.
Und sieh dir andre an: es ist in allen.

Und doch ist Einer, welcher dieses Fallen
unendlich sanft in seinen Händen hält.


11.09.1902

Блестяще, Вячеслав!
Ничего лишнего. И последние две строки предельно выверены.
Хорошего дня!
С бу,
СШ

Спасибо, Сергей! Вашей неустанной работой, вашей добротой и  вашим человеколюбием.


В августе 1902 года Рильке отправился в Париж, чтобы поработать над монографией о Родене. Париж произвёл на поэта удручающее впечатление. В одном из писем того времени свой супруге Кларе Вестхофф Рильке сетовал, что так, как Париж, наверное, должны выглядеть города, которые по библейским преданиям были подвергнуты наказанию господнему. 

 

Напротив, Роден поразил  и захватил поэта своим отношением к работе, своим видением материала,  задач художника и воплощением этого видения в скульптуре. Захватил и поразил настолько, что с этого момента Рильке изменил свой поэтический стиль. Никакого выражения чувств в поэтическом тексте, или самый минимум этого, но видение и вопрощение в слове «объекта» наблюдения (извините за столь непоэтичное слово). Одним словом, Рильке стал пытаться делать со словами то (можно кликнуть на курсив),  что делал Роден с мрамором . Согласитесь, такой подход надо бы и переводчикам поддержать.  

- "в руках падения держа" - это выверенная строчка?.. 😎

а то...

Вячеслав, теперь позвольте мне сказать несколько слов. На моя взгляд, у Вас тоже имеются слова, не относящиеся к этому стихотворению Рильке. Я их выделил полужирным шрифтом.

Всё падают и падают листы,
как будто шлёт их жестом отрицанья
небесный сад, до срока увядая.

И ночью, в одиночество впадая,

Земля летит со звёздной высоты.

Всё падает. Мы вниз летим, кружа.
Взгляни: рука спадает неизбежно.

Но есть Один, кто бдит, безмерно нежно
в своих руках падения держа.


Теперь по тексту.

1. Листы - чего? Одно дело листва, листья, другое - листы, которые могут быть листами бумаги.

2. Почему сад небесный увядает до срока? Наоборот - как раз в срок, ведь падение небесной листвы совпадает с земным листопадом.

3. Земля впадает в одиночество только по ночам? И если падает с высоты, то куда летит?

4. Не слишком понятна строка - мы вниз летим, кружа. Мы же не листья. Если говорить о человеке, то он летит не только вниз: плоть остается (не летит и не кружит) внизу, душа взлетает к небесам.

5. Если верить словарю, то рука не может спадать, только падать. Спадают одежды, тяжесть с души, пелена с глаз и пр. То есть то, что, отделяясь, падает вниз. Правда, могут еще спадать волосы на плечи и складки платья до земли, но это в значении - плавно опускаться, ниспадать. Тогда как у Рильке, насколько я понимаю, рука падает резко, то есть этот образ символизирует смерть.

6. Не уверен, что "Один" именно бдит. Бдение подразумевает, на мой взгляд, череду бодрствования и сна. Тот, кто нынче бдит, непременно пойдет спать. По словарю Кузнецова, "бдеть - бодрствовать, не спать (обычно следя за кем-л., чем-л.); быть настороже". По-моему, это к Господу не относится. Мы попадаем к Нему в руки не потому, что он настороже и следит за нами, а потому что Он всемогущий и всеведущий.

Спасибо, Юрий, за ваш интерес и за ваши вопросы. Вопрос – В.  Ответ – О.


1. В.  Листы -чего?.  О. Это типа вот этого:

 «Сентябрьский вихрь, листы с березы свеяв,

Кричит и мечется среди ветвей.»

  

2. В. Почему сад увядает (как будто) до срока?

 

O. О досрочности увядания говорит «жест отрицания» небесного сада. Другими словами, сад не захотел «благодарно принимать» это увяданье. Есть и любопытное  свидетельство автора  по этому поводу.  Рильке приехал в Париж в августе 1902, чтобы написать монографию о Родене. Позже, в письме одной из своих знакомых (Lou) он вспоминал о том, что жара тогда стояла несусветная и листья деревьев в городе начали увядать без осени ("Es war die Zeit, da die Bäume in der Stadt welk sind ohne Herbst")...  До срока.

 

3.1. В. Земля впадает в одиночество только по ночам?  О. Да.

3.2. В. И если падает с высоты, то куда летит. О. Мой тесть в таких случаях отвечал: а шуть его знает.


4. В. Не слишком понятна строка - мы вниз летим, кружа. Мы же не листья.

 О. Аллюзия к листьям, которые падают таким образом.  В дни написания этого стихотворения Рильке отмечал в дневнике: «... каждый падающий лист выполняет, тем что он падает, великий закон мироустройства». Применительно к человеческой жизни  Теодор Фонтане писал об этом так:

Immer enger, leise, leise
Ziehen sich die Lebenskreise...

1888


5. В. Если верить словарю, то рука не может спадать, только падать. О.  С вашего позволения оставлю этот вопрос без ответа. Резкость падения руки в оригинальном тексте подтвердить не могу.


6. В. Не уверен, что "Один" именно бдит... Тот, кто нынче бдит, непременно пойдет спать.          О. Полагаю, у Одного другие  законы и  циклы бодрствования и сна. Скорее всего, неподвластные нашему разуму.

Вячеслав, реалии жизни поэта - это одно, логика самого стихотворения - нечто другое. Нигде на всем протяжении стихотворения не сказано о досрочном падении листвы. Листья падают так, как увядает небесный сад; они - листья - падают как жесты, отрицающие самое жизнь, а не досрочность увядания небесного сада, о чем в тексте, как я уже сказал, нет ни слова. А намеки на смерть имеют место быть. И руки спадать не могут. У меня была точно такая же проблема, пока я делал свой перевод. На помощь пришел НКРЯ, где я не обнаружил ни одного случая спадающих или опадающих рук. Руки падают, и неважно, резко это происходит или нет. "Работу малую висок еще вершит. Но пали руки..." Кстати, падающая рука у Рильке соотносится с отрицающими жестами падающих листьев. Да, и листы, овеянные с берез, не то же самое, что падающие просто листы. И т. д. Соглашусь только с тем, что земля у Рильке падает в одиночество исключительно по ночам. Остановлюсь на этом, потому что Вы правы: критика должна иметь какие-то пределы. Всего Вам доброго.

Хотел было уже отвечать Вам, Юрий, по пунктам снова, приводить новые примеры. Но подумал, а зачем? Зачем тратить время на занятие, большей частью бессмысленное, ничего не приносящее ни одной из сторон? Зачем нередко нужно доказывать не требующее доказательств?  Например,  пункт #1 вопросника («Листы - чего? Одно дело листва, листья, другое - листы, которые могут быть листами бумаги... Да, и листы, овеянные с берез, не то же самое, что падающие просто листы. И т. д.»). Казалось бы, можно и самому проверить, если есть сомнения.  Если нет, тогда назовите поэтов, стихи которых были опубликованы в рильковский период (Анненский, Ахматова, Бальмонт, Белый, Блок, Гумилев,  Иванов, Мандельштам, Соловьёв..., Эренбург), и количество примеров, чтобы ваши сомнения по «листам» рассеялись, и я выполню для Вас эту работу. В остальном, Юрий, я также желаю Вам всего доброго!

Насчет листов убедили, Вячеслав, ибо "Не пылит дорога, Не дрожат листы..." 

Не факт, Юрий Иосифович. Может, он медленно едет (а не скачет) в телеге и при лунном свете пишет стихи...

Двое против одного... Да ещё оба орскчане (так? нет, орчане ! Красиво, спасибо!)... Сдаюсь, Александр Владимирович и Юрий Иосифович:

Уже сухого снега хлопья

Швыряет ветер с высоты
И, поздней осени холопья,
Мятутся ржавые листы.

Настанут холода,
Осыпятся листы ―
И будет льдом ― вода.
Любовь моя, а ты?


Героиня романов Тургенева,

Вы надменны, нежны и чисты,

В вас так много безбурно-осеннего
От аллеи, где кружат листы.

В саду плетеная решетка

Упала. Осень, это ты
К моим ногам сметаешь кротко
Свои засохшие листы.

 

И новый сон передо мной возник:

Клонился ветром плачущий тростник,
Летали в роще желтые листы…

Фея слушала цветы,
Фея нежила листы,
Но, сама причуда,
Прочь пошла оттуда.

 Вдали ― бирюзовость… А ветер тоскующий гонит

листы потускневшие в медленно гаснущий час.

И грустно мне, не потому, что беден

Наш пыльный сад, что выжжены листы,
Что вечер здесь так утомленно бледен,
Так мертвы безуханные цветы...

Орчане.
Я о другом. Юрий Иосифович несколько лет не признавал формы листы и вдруг что-то уж скоро сдался, вспомнив цитату из Лермонтова.
По поводу ржавых листов, которые мятутся: когда я сказал: мястись мне листом, меня чуть не растерзали.

- орки может быть они?.. 🤣

                                  Всё падает. Мы вниз летим, кружа.
                                        Взгляни: рука спадает неизбежно.

взгляни: спадают волосы неспешно,
спадают слезы со щеки, дрожа,
а вслед спадают зубы, неизбежно,
затем рука, все вниз летит, кружа,
спадают почки, легкие, чисты,
летит душа, из темноты, из слова,
и вот тогда стихов моих черты
вздымаются... и все спадают снова.
:)
извините, Вячеслав, задумалась, куда это мы летим, кружа.
а перевод понравился, like,

Алена, а в каком смысле спадают почки и легкие?

Спасибо, Алёна! Если бы Вы  знали, насколько точным является попадание вашим экспромтом  в  "нерв Рильке"!

 

В романе "Записки Мальте Лауридса Бригге" поэт так описывает своё пребывание в Париже в 1902 году:

 

«Я приехал туда в прошлом году в августе. ...каких только людей не встречал я с тех пор. Обломки кариатид, над которыми еще тяготела вся мука, все здание муки, и под его тяжестью они шевелились медленно, как черепахи. Они были преходящими среди преходящих, оставленные каждый наедине со своей судьбой.

 

Их воспринимали в лучшем случае как впечатление и наблюдали за ними с деловитым, спокойным любопытством как за некоей новой породой животных, у которых нужда развивала особые органы - органы голодания и органы умирания.

 

Их покрывала безнадежная, блеклая расцветка - мимикрия большого города, и они выживали под пятой дня, который топтал их, как живучих жуков, они выдерживали все так, словно им нужно было еще чего-то дожидаться, они подрагивали, словно куски рассеченной рыбы, уже загнивающей, но все еще живой.

 

И они жили, жили ничем, пылью, и копотью, и грязью на своих покровах, жили тем, чего недоедали собаки, жили какой-нибудь бессмысленно разломанной вещью, которую все же еще может купить кто-нибудь неизвестно зачем...

 

Куски, куски людей, части животных, остатки бывших вещей, и все это еще в движении, словно гонимое каким-то зловещим ветром, несущее и носимое, падающее и само себя в падении перегоняющее.»


Вот сюда и летим, кружа...

всегда с восхищением читаю Ваши изыскания по переводимым текстам, Вячеслав!
:)

Да, это замечательно.