Поль Верлен. Осенняя песня

Дата: 08-02-2020 | 20:51:39

Осенний зов
Тоской альтов
Напоён.
Мой слух садня,
Томит меня
Монотон.

И час пробьёт
В ночи – и вот
Ты зажат
(Хоть слёзы лей)
В кольце скорбей
И утрат.

Сорвусь долой.
Там ветер злой.
В вихре том
Взвиваться ввысь,
Кружить, мястись
Мне листом.

Paul Verlaine
Chanson d’automne
Les sanglots longs
Des violons
De l’automne
Blessent mon coeur
D’une langueur
Monotone.

Tout suffocant
Et blême, quand
Sonne l’heure,
Je me souviens
Des jours anciens
Et je pleure.

Et je m’en vais
Au vent mauvais
Qui m’emporte
Deçà, delà,
Pareil à la
Feuille morte.

вяло (глухие звуки) и косноязычно (почти каждая отдельная строка не читается как поэтическая).

Прошу развить тему косноязычия, т.е. указать, какие именно грамматические ошибки мной допущены и какие именно фразы построены неясно и невнятно.
Очень интересно было бы узнать.
А заодно - какие именно звуки являются глухими. На этом сайте я неоднократно встречал открытия в области фонетики.

Просто очень плохой перевод. А развить тему косноязычия можно только прочитав вслух этот текст.
А так с точки зрения глокой куздры грамматически все
соответствует нормам языка.

Это не разговор. Я не понимаю жрецов, обладающих Эзотерическим Знанием, что такое Поэзия.
Один такой не отличал сонорные от глухих согласных (см. выше).
Я примитивный лингвист и предпочитаю конкретику.
И незачем всуе поминать глокую куздру, если сказать нечего.

Из любопытства ознакомился с Вашими переложениями (ибо это не переводы) сонетов Шекспира. Многое стало понятно. Это нечто!

Навскидку выдаю прелести:
буйная голова - у Шекспира. Хорошо еще, что нет добрых молодцев и красных девиц.
Но чтобы смерти стужу превозмочь -
т. е. чтобы смерть превозмогла стужу? Банальная амфиболия.
Успей оставить сына или дочь!-
произвести на свет или бросить? Банальная энантиосемия.
Образчик поэтического мастерства:
Еще вчеРА ПЕЛ в РОще соловей,
И вот уЖЕ ТАМ СНЕГ и тишина -
подряд два спондея не смущают? Элементарная небрежность.
Сонет 116
бури маета - ладно еще не суета. Буря мается.
Уста опали - ??? Опадают обычно щеки, а уста - наверное, если из них ботокс вытек (я в этом не разбираюсь).
Мы до нее (звезды - А.Ф.) измерим высоту - по-моему, так не говорят. По крайней мере, говорят: высота потолка, а не до потолка.
Но всё остальное превзошел сонет 66 ("Из Шекспира"), "где архитектор - обитатель хижин" (сразу нескольких? тогда это не самый бедный архитектор), а поэту заткнули рот бумагой. Неправда: это не из Шекспира. Он такого не писал.
И вот у меня два вопроса.
1) Что я Вам сделал? Я же не комментировал эти Ваши сочинения.
2) И Вы, допуская подобные вещи, имеете претензии к человеку, у которого нет ничего такого?
И еще третий вопрос: а кто прекрасно перевел это стихотворение Верлена? Брюсов, который запутался в синтаксисе?
Долгие пени
Скрипки осенней
Зов неотвязный,
Сердце мне ранят,
Думы туманят
Однообразно -
допустим, "пени" (жалобы) ранят сердце и туманят думы, а зов при чем? Он что тут делает?
Сологуб, с его набором штампов? Или, может, Волошин, у которого "лист опавший и увявший"?
У меня, вроде, нет ничего подобного.

Я не против, если кто-то восхитится этим переводом. Какая лингвистика, если стихи никуда не годятся, не важно, что кто-то переводил еще бледнее.  Однако за ваши комментарии я вам весьма благодарен, они меня хорошо озадачили. Мне вы ничего плохого не сделали, да и Шекспиру тоже.

Судя по переводу Верлена, никогда не скажешь, что Брюсов, Сологуб, Волошин — выдающиеся таланты и большие мастера. Я уже сказал, что Брюсов запутался в синтаксисе, Волошин, как выяснилось, не умеет образовывать причастия (увявший). Сологуб превратил стихотворение Верлена в слезливую банальность. Рифмы у них прекрасны: рыданье — трепетанье, очи — ночи, душа — не дыша.

Интонации тоже прекрасны. Брюсов: Выйду я в поле ("Выйду на улицу, к девкам пойду", "Выйду ночью в поле с конем").
С внятностью речи тоже проблемы. Г. А. Шенгели:
Он полон, дол,
Осенних виол
Долгим стоном,
Томя мой дом (???)
Гимном истом (???)
Монотонным.
Вот что получается, когда звукопись возводится в культ. Томя истомой. Да здравствует звукопись и да погибнет смысл.
А. Гелескул:
Злые ветра
В жалобном вое
Кружат меня.
Кружат в вое! Для рифмы с листвою.
М. Талов:
Ранят мне грудь
Томностью, чуть
Монотонной
Почему чуть? (Если только чуть, т.е. слегка, то почему ранят?) А для рифмы.
И, нелюдим,
Под ветром злым,
Где костер твой?
Бегу под свист
Как желтый лист
В пляске мертвой.
Кто нелюдим? Костер? Чей костер? Зачем костер? А тоже для рифмы.
Рифма, ты тиранка поэтов, как сказал (по-моему) Гнедич. Да здравствует рифма и да сгинет смысл.
К чему всё это?
А к тому, что у меня этого ничего нет!
Я выдерживаю ритм оригинала, сохраняю его образность, звукопись применяю в соответствии со смыслом, строю грамотный текст, не своевольничаю, не корёжу Верлена и русский язык в угоду рифме — и у меня почему-то "никуда не годные стихи"! А какие тогда — годные?

Теперь о Вас. Вы бросаете громкие заявления, не утруждая себя аргументами.
Вот я, например, если считаю Ваши так называемые переводы сонетов Шекспира никуда не годными, то аргументирую своё мнение. Частично - ибо если я это сделаю подробно, от них ничего не останется. Вы нарушаете все мыслимые и немыслимые принципы и правила перевода: искажаете образность и логику Шекспира, осовремениваете его, употребляете не свойственную ему лексику и т.д., и т.п. Ваша русская речь и техника стиха, уж извините, оставляют желать лучшего.
В других переводах тоже много чего прекрасного.
Далее - примеры, к текущей теме не относятся. Удалены (...)
Продолжать? Я могу.
И вот с таким уровнем владения речью и стихосложением, с таким чувством слова, ритма и просодии (Вы свои стихи на слух проверяете?) Вы изволите выносить приговоры тому, кто всем этим действительно владеет?
Я закончил.

Желаю вам и Вам успеха с вашим Вашим уровнем владения. Я тоже закончил. У меня не так много времени, к сожалению.

Поскольку глубокоуважаемый В. Г. Куприянов, наверное, отбил у других читателей желание обсуждать этот перевод, объяснить его в ответных комментариях мне, видимо, уже не удастся.
А хотелось бы. Я не настаиваю на том, что это шедевр, конгениальный оригиналу, но очень аккуратный, тщательно продуманный и выстроенный текст.
Итак, его отправная мысль в том, что мир открыт для ЛГ и обращается к нему. (Феноменолог сказал бы, что этот мир интенционален.) Его призывает к себе ветер, для него поют осенние скрипки, для него бьют часы. Отсюда — начальные слова: осенний зов.
Это, видимо, ветер, и он оркестрован глухими согласными, в которых всё явственнее и сильнее проявляются и пение скрипок и звон неназванных колоколов, озвученные носовыми сонорными и сингармонизмом непередних гласных [о — у — а].
В дальнейшем звукообраз завывающего ветра и шелестящих сухих листьев создается сочетанием глухих согласных, аллитерацией [в] и носовых сонорных [м, н] — как отголоска (эха) первой строфы. Монотонная гармония, передаваемая в начале текста носовыми, отступает перед стихией хаоса по мере наступления ночи — так можно сформулировать смысл этой звукописи.
В первой строфе хочется отметить два момента.
Альты. Сначала были виолы, но я обнаружил большую подборку переводов, где было аж 4 виолы (не я один умный). Альт меня привлек своей двойственностью: то ли скрипка, то ли голос. Это как раз соответствует принципу Верлена ("Поэтическое искусство") избегать слишком точных и прямых значений, чтобы значение слова было колеблющимся. А и впрямь — пусть будет неясно, голоса это или инструменты. Кроме того, звук альта (инструмента) ниже, чем у скрипки, т. е. он, по идее, более меланхоличен и даже зловещ. Но это субъективно, я не настаиваю.
Монотон. Во-первых, способ дезаффиксации, которым это слово образовано от прилагательного, получил в России распространение со второй половины XIX в., т. е. в эпоху Верлена (наив, позитив, ажур, астрал и т. п.). Словечко монотон тоже было.
Во второй строфе наиболее важные моменты: двусмысленность оборота час пробьет (то ли час ночи, то ли в ночи пробьет час расплаты) и клаустрофобическое чувство ЛГ. Поэтому он зажат в кольцо, которое, по-видимому, сжимается. Отсюда и нагнетание зловещих [р].
В третьей строфе первое предложение Сорвусь долой — односоставное эллиптическое (по аналогии: выбегу вон, выбегу прочь). ЛГ становится невыносимо в доме. Понятно, что это импульсивное, иррациональное паническое действие. Но не только. Он не вырывается (на свободу), а срывается. Это слово имеет отрицательную коннотацию и, кроме того, в нем возникает намек на будущее уподобление ЛГ сорванному листу.
В слове вихрь появляется семантика кружения, которая потом поддерживается глаголом кружить. Намек на адский (дантовский) вихрь.
Далее — ряд глаголов в инфинитиве + дательный падеж мне: передаётся подневольность и обреченность ЛГ. Если кого-то смущает глагол мястись (хаотично двигаться в страхе) — от него образовано причастие мятущийся.
Наконец творительный падеж листом — это не просто сравнение, а, по В. В. Виноградову, особый троп — метаморфоза. Это бо́льшая степень уподобления, как бы превращение ЛГ (в данном случае в лист).
Вот всё, что я хотел сказать.

Добрый вечер, Александр Владимирович.








Владислав, спасибо.
Ваш перевод я знаю.
А терпение мне не изменит.

Владислав, у меня две просьбы технического характера. Уберите, пожалуйста, смайлик (модератор возражает) и большой пробел снизу. Лента уже и так растянулась. А на Ваш перевод можно дать ссылку.

Добрый вечер, Александр Владимирович.
Пробелы не умею убирать.
Сноску оставляю. Остальное убираю.
 http://cheloveknauka.com/stanovlenie-impressionizma-v-poezii-polya-verlena
Спасибо.

Добрый вечер, Владислав.
Вы уж слишком много убрали.
Что касается пробела, то открывается окно редактирования, курсор ставится внизу, а потом понемногу двигается вверх клавишей со стрелкой (по-моему, называется Backspace) в правой верхней части клавиатуры.
Спасибо.

Мне сложно быть объективной, т.к. мое отношение к этому произведению нашло выражение в переводе. Наверное, мое собственное прочтение мешает мне почувствовать "душу" Вашей работы, построения мне кажутся слишком рассудочными, этот ритм не по моему слуху и мне не нравится "монотон" и "мястись". Но я совсем не претендую на всеохватность взгляда и понимания.

Спасибо.
Рассудочно - я по-другому не умею, всё обдумываю до деталей.
Мястись - что делать, если этот глагол имеет такую форму! Для меня это аналог верленовского
m’emporte
Deçà, delà.
Кроме того, мястись листом - аллитерация.
Монотон я встречал неоднократно. А в НКРЯ приводятся цитаты из Станиславского.