Трубочист (из Песен невинности). Уильям Блейк (Второй вариант)

Трубочист

Был мал я, когда умерла моя мать,
И только едва начинал лепетать,
Отец меня продал; теперь же для вас
Камины я чищу, а сплю я — чумаз.

Кудряв, как ягнёнок был маленький Том,
Обрили все кудри бедняге потом,
Сказал я ему: «Не кручинься, ну-ну! —
Теперь не испортишь волос белизну!»

И Том замолчал, отвернулся к стене,
И видел он сто трубочистов во сне,
Там были и Джонни, и Вилли, и Боб, —
И каждого в чёрный упрятали гроб.

Вдруг Ангел явился, и видел наш Том,
Как отпер гробы он лучистым ключом;
И дети омылись в воде ключевой,
Лучась, на луга устремились гурьбой.

Нагие и чистые в небо стремглав
Они вознеслись, облака оседлав.
Ангел молвил: «Сам Бог тебе станет Отцом,
И не вспомнишь о счастье, послушный мой Том!»

А утром чуть свет — на работу пора,
С мешками и щётками прочь со двора!
Хоть на улице стужа, согрет был наш Том,
Если долг исполняешь — и зло нипочём!

(28 декабря 2008, Сент-Олбанс)

[7.] The Chimney Sweeper*

When my mother died I was very young,
And my father sold me while yet my tongue,
Could scarcely cry weep weep weep weep.
So your Chimneys I sweep & in soot I sleep.

Theres little Tom Dacre, who cried when his head [5]
That curl'd like a lambs back, was shav'd, so I said.
Hush Tom never mind it, for when your head's bare,
You know that the soot cannot spoil your white hair.

And so he was quiet, & that very night,
As Tom was a sleeping he had such a sight, [10]
That thousands of sweepers Dick, Joe, Ned & Jack
Were all of them lockd up in coffins of black,

And by came an Angel who had a bright key,
And he open'd the coffins & set them all free.
Then down a green plain leaping laughing they run [15]
And wash in a river and shine in the Sun.

Then naked & white, all their bags left behind,
They rise upon clouds, and sport in the wind.
And the Angel told Tom if he'd be a good boy,
He'd have God for his father & never want joy. [20]


And so Tom awoke and we rose in the dark
And got with our bags & our brushes to work.
Tho' the morning was cold, Tom was happy & warm,
So if all do their duty, they need not fear harm.

1784 — 1789, London

Примечания

*The author's spelling. The text from David V. Erdman's
"Complete Poetry & Prose of William Blake" edition.




Д. Смирнов-Садовский, поэтический перевод, 2008

Сертификат Поэзия.ру: серия 1085 № 66922 от 28.12.2008

0 | 6 | 3559 | 19.06.2024. 19:57:49

Произведение оценили (+): []

Произведение оценили (-): []


Да, скажу по правде, и меня тоже затронуло за живое, задело...

Не иначе как "Абрамыч руку приложил"?

:)

Вопреки духу Рождества, но истины ради, замечу, что в третьей и четвертой строках двух последних четверостиший по непонятным причинам меняется размер, например: "Ангел молвил: «Сам Бог тебе станет Отцом"" (размеру соответствовало бы: "Он молвил: ...".)
В последней строке предпоследнего четверостишья "He'd...never want joy" означает не "забудь о радости", а нечто противоположное: "он никогда не испытывал бы недостатка в радости". (want --нуждаться, терпеть лишение).
Получать ангельские похвалы от Елены, конечно, приятно, но полезно ли? Для пользы дела лучше бы еще поработать.
Успехов.
АШ



Дима,
рад Вашему появлению на странице с обновлённым Блейком.
В целом мне нравится, но смущают некоторые смысловые несообразности. Например, в первой строфе:

"Был юн я, когда умерла моя мать;
Отец меня продал, когда лепетать
«Агу» мой язык научился как раз,
Теперь трубочист я, и сплю я, чумаз".


Можно ли всерьёз назвать "юным" младенца, который едва начал лепетать "агу"?
И кто его с какой целью в столь беспомощном состоянии решится купить?!
В оригинале, насколько мне помнится одно толкование, выкрик "`weep! `weep! `weep" в искажённом произношении кокни означает "sweep! sweep! sweep!" - то есть, профессиональную рекламу "Чищу трубы!", звучащую в данном случае с горькой двусмысленностью. 4-я строка не совсем ясна по сравнению с подлинником: там сказано просто - "И вот я чищу ваши дымоходы и сплю в саже".

А как понимать строку «Теперь не испортишь волос белизну!»?
Волосы у «маленького Тома» были убелёнными сединой – или же мелированными?!
В оригинале, действительно, «белые волосы», которые меня всегда озадачивали:
«when your head's bare,
You know that the soot cannot spoil your white hair».

С наступающим Вас Новым годом! Новых радостей – и новых успехов!
Но Вы нас опередили, судя по дате перевода, на год вперёд…

А Р Х И В

1 строфа:

Был юн я, когда умерла моя мать;
Отец меня продал, когда лепетать
«Агу» мой язык научился как раз,
Теперь трубочист я, и сплю я, чумаз.

1 строфа:

Был мал я, когда умерла моя мать;
Отец меня продал, когда лепетать
Язык мой неловкий учился как раз,
Теперь трубочист я, и сплю я, чумаз.

Дмитрий,

С наступающим Новым Годом!

Перевод, в общем, мне понравился. Во всяком случае, и на мой взгляд, он лучше, чем у Маршака. Но почти в каждой строфе есть, кмк, мелкие погрешности, от которых хотелось бы избавиться.

1
Мать – лепетать. Рифма Маршака – лучше бы свою придумать.
“Язык мой неловкий учился как раз,”
Мне эта строчка кажется неловкой. Слово ”неловкий”, кмк, лишнее. ”Как раз” в конце строки не звучит. А главное, в этой строчке нет ” weep weep weep weep”. Хорошо бы как-то этот повтор и смысл (чищу) отобразить.

2
Здесь лишним кажется слово ”потом” (ради рифмы).
“Не кручинься, ну-ну!” В конце строки ”ну-ну” звучит как имя Нуну, как-то притянуто ради рифмы.
“волос белизну” выбивается из стиля Тома.

3
Эта строфа хороша. Хотя Том не отворачивался к стене, но читается отлично.

4
Здесь тоже хорошо. Единственно, я бы вместо ”лучась” избрал просто ”смеясь”. Там ведь: побежали, прыгая, смеясь, купаясь в реке и солнце.
Слова ”омылись и устремились” уместнее были бы после того, как они вознеслись.

5
Не уверен, хорошо ли стремглав вознестись в небо. Стремглав понеслись по лугам – это понятно, но в небо? Хотя рифма хорошая.
“Забудешь о радости” все же читается как-то в лоб, (и потому ложно), ибо надо тогда противопоставить: не радость, а блаженство. Кроме того, потеряна мысль: коль будешь ты хорошим. У вас просто: добрый Том.
Сбой ритма здесь возможен, но лучше без него, кмк.

6
“Согрет был наш Том”. Лучше наверно: Тому было тепло (и весело).

И еще: Том-потом, Том - ключом, Том отцом, Том - нипочем.
Однообразие рифмы вас не смущает? У Блейка этого нет.

Разумеется, это всего лишь мое прочтение. Я, глядя на вас, тоже написал вариант, и буду признателен за замечания.

С уважением,
ВС

Уважаемый Дмитрий, вот и я к Вам с ответным визитом и критикой, правда мне уже негде развернуться, поскольку с предыдущими критикующими я согласна и могла бы только повторить за ними уже сказанное.
С удовлетворением увидела, что Вы убрали "Агу", это очень улучшило строфу, но окончание ее, как мне кажется, все-таки не слишком удачно как по конструкции, так и по смыслу, который прочитывается, что в обязанности трубочиста входит спать - чумазым.
Про "ну-ну" могу добавить к сказанному В.Савиным, что оно здесь нехорошо еще и потому, что плохо стыкуется по стилю с "не кручинься", которое более гармонично, как мне кажется, было бы услышать из уст Аленушки, утешающей братца Иванушку.
Ну и про волос белизну, помимо некоторой витиеватости, неожиданной в устах необразованного мальчугана с неловким языком. Как Вы сами отметили в ссылке, это совсем не белокурость волос, это на праздник мальчики обсыпали голову мукой, а поскольку были немыты, и жили в условиях нестерильных, то ненароком могли и запачкать эту белизну. Во всяком случае, я поняла именно так. А иначе можно еще подумать, что мальчик поседел от страха, лазая по узким темным трубам...

Но это все мелочи. А вот концептуальное:

Ангел молвил: "Сам Бог тебе станет Отцом,
И забудешь о радости, добрый мой Том!" -

просто обескураживает. И, действительно, мгновенно отсылает к первой строфе, где отец продал ни за грош и далее по тексту.

Вероятно, у каждого свой Блейк, как и Пушкин и... (подставить нужное). Но, все-таки, невероятно представить, что Блейк взялся за эту тему надругательства над детством только для того, чтобы со схоластической бесстрастностью углубляться в догматы, не проникнувшись, подобно остальному миру, чужой болью и страданием.

Но, даже и взяв на веру, что Блейк решал внеземные задачи, поскольку в метафизическом плане страдание всем на пользу, фраза "и забудешь о радости" не выполняет своей роли, попросту звуча угрозой, и вовсе не донося и малой доли теософских смыслов, в нее не вместившихся.