Су Ши. Молодой гуляка

Дата: 12-07-2020 | 19:40:12

Су Ши

 

Молодой гуляка

 

В праздник Двойной пятёрки преподношу Сюй Цзюнью, правителю округа Хуанчжоу

 

Серебряный пруд, на мостках киноварных перила, янтарно-землистого цвета волна,

зеленые круглые лотоса листья, бутонами зелень полна.

 

Водой омовенье в листах орхидейных, из венчиков ириса винный настой,

погожей погоды, как прежде, по-летнему теплый и светлый настрой.

 

В честь праздника всех напоил хлебосольный хозяин стола:

на девять десятых вином — остальное застольная песня дала.

 

В бурьяне тюремная площадь, затянута мглою; присутственный зал погружен в тишину —

не стоит скупиться: повторно отдайтесь гуляньям, веселью, вину!

 

8-10 июля 2020

 

 

 

苏轼 (1037―1101) 少年游

 

端午赠黄守徐君猷

 

银塘朱槛麹尘波。圆绿卷新荷。

 

兰条荐浴,菖花酿酒,天气尚清和。

 

好将沈醉酬佳节,十分酒、一分歌。

 

狱草烟深,讼庭人悄,无吝宴游过。




Выражаю огромную благодарность Г.В.Стручалиной за подготовленный ею подстрочник, подробные комментарии к нему, терпение и неоценимую помощь в процессе перевода этого стихотворения.

Юрий Иосифович, поздравляю с выходом на новый рубеж.
Первое впечатление - хорошее.
Но почему не в НЛ?

Спасибо, Александр Владимирович. Но никаких рубежей. Это мой первый и последний опыт. 

Если так, то не объясните ли Вы, по какому поводу это написано: кто хозяин, что они празднуют. И, кстати, присутственный зал не совсем понятен.

Отвечаю по пунктам.

1. Праздник Двойной пятёрки приходится на пятый день пятого месяца по лунному календарю, — китайский традиционный праздник календарного цикла. Его название обычно переводится как праздник Драконьих лодок, по наиболее распространённому в этот день обрядово-развлекательному действу — состязанию в гребле на лодках, изображающих драконов. Это и многое другое по данному поводу подробно расписано в Википедии.


2. Хозяин стола - тот самый Сюй Цзюнью, правитель округа Хуанчжоу, кому посвящены стихи. В своих комментариях к подстрочнику Г.В.Стручалина пояснила, что в оригинале - добрый генерал. Возможно, он был военным правителем округа, что-то вроде военного губернатора.


3. Тюремная площадь (в оригинале - двор) заросла травой, потому что благодаря грамотному управлению заключенных нет или мало, народу в присутственном зале с жалобами тоже нет. В общем, идиллия: простые люди всем довольны, а у "начальства" есть повод красиво отдохнуть, и этот отдых можно продлить. Хотя предел веселью с возлияниями и гуляньями тоже имелся: вполне возможно, что в тот год праздник происходил накануне сезона летних дождей.

То есть молодой гуляка - это не хозяин? А кто?

Скорей всего это лг стихотворения, а то и сам автор. Опять не скажу ничего иного, кроме того, что написала автор подстрочника. Молодой гуляка - что-то вроде средневекового ваганта или "древнекитайского Есенина". Они путешествовали или прогуливались по красивым местам, где пили чай или что-нибудь покрепче, а потом воспевали свое времяпрепровождение в стихах. Тема для древнекитайской поэзии традиционная. Еще Бао Чжао (407 или 414 — 466) писал, что молодые люди должны странствовать, чтобы не давать засохнуть цветам. 

Здорово.
А погожая погода - черта оригинала?

Нет, это черта переводчика.

Хоть не сочинял я дацзыбао,
Не садился кормчим в суперлодку -
В ХуаньЧжоу каждый Бао Чжао
Знает мою лёгкую походку...
:о)

Просто шутка, конечно. Не смог пройти мимо "древнекитайского Есенина". Не обращайте, не придавайте. :о)

Замечательно, Сергей! Все пройдет, как с белых сакур дым...

Юрий, приятный живописный слог!
Один вопрос по этому предложению:

"Водой омовенье в листах орхидейных, из венчиков ириса винный настой,

погожей погоды, как прежде, по-летнему теплый и светлый настрой".

омовение в листьях орхидеи, винный настой из венчиков ириса, по-летнему тёплый настрой. Всё понятно. А "погожей погоды, как прежде" к чему относится? Перечитываю и вновь не понимаю...


Спасибо, Наталия! В стихотворении идет перечисление всего, что нравится автору. Давайте уберем "лишние" слова. В результате получим: "Погожей погоды... настрой". Начнем добавлять понемногу удаленные слова: "Погожей погоды... теплый и светлый настрой". Далее. "Погожей погоды... по-летнему теплый и светлый настрой". Ну, и далее, как в тексте.

ясно, Юрий. Инверсия: настрой погожей погоды. Но при чтении настрой в конце фразы не связывается в сознании с погодой. Видимо, это мой слух не настроен на восточную волну после европейской)))

Да нет, Наталия, это я навертел...

Инверсия соблазнительна. Она придаёт интонации эмоциональность. Не знаю, насколько инвертированы дополнения в китайском оригинале, но в сонетах, если они "попадают в сильные, рифменные позиции, то в значительной мере способствует их семантическому выделению".   А когда синтаксическое и метрическое членения предложений в стихе совпадают, это придает стиху спокойное, размеренное звучание, что иногда необходимо, если так у автора.  Я цитировала из статьи Сухарева С.Л. Всё пытаюсь разобраться...
Поэтому инверсия поэту необходима.

Кстати, в литературном языке погода может быть любая, а погожий означает, что она хорошая.
А в диалектах за словом погода и производными от него могут закрепляться конкретные значения: именно хорошая или именно плохая. Например, в северных говорах погожий день означает плохой.

Если бы можно было, я вообще бы отказался от инверсий.

Так было бы лучше: по-летнему теплый и светлый, как прежде, погожей погоды настрой?

Я насчет погожей. В оригинале у погоды есть эпитет?

В оригинале погода ясная и теплая.

Что хорошо: живописность, причем неожиданные сочетания: серебряный, киноварный - землисто-янтарный.
Ритмичный и мелодичный текст, без банальных рифм.
Энергетика нарастает постепенно и разрешается красивым динамичным финалом.

Спасибо. Еще и зеленый цвет. Но это не моя заслуга. У стихотворения имеется своя цветовая гамма, показанная мне Галиной Валерьевной. Волна цвета "желтоватой земляной пыли и, одновременно, дрожжей для вина и самого вина". А вот ролик о том, как делается вино. Не из ириса, но тем не менее. https://www.youtube.com/watch?v=X8nzYEUCKbU


Тема: Су Ши. Молодой гуляка Юрий Лифшиц

Автор Вяч. Маринин

Дата: 17-07-2020 | 00:26:23

Здравствуйте, Юрий! Меня заинтересовала ваша реплика на первый  отзыв к переводу «Молодого гуляки»: « ... никаких рубежей. Это мой первый и последний опыт.»  Ну, подумал я, наверное, Юрию открылся механизм такого рода переводов. Отсюда и размещение текста не в НЛ, и столь категоричное заявление о последнем опыте. Справляться об этом мне показалось неуместным, поэтому решил провести небольшое «полевое» исследование.

 

 Распечатал текст оригинала и вручил его знакомой китаянке. Дама с высшим гуманитарным образованием, начитанная, свободно говорит по-английски и сносно (если не считать произношения) – по-немецки. Кстати, родилась она  и выросла всего-то в двухстах километрах от Гуанчжоу. Я попросил её прочитать при мне текст стихотворения и  пересказать, о чём идёт речь. В этот же день отправил оригинал этого стихотворения товарищу в  Шеньжене с просьбой проделать то же самое с другими носителями китайского языка. Моя китаянка перечитала текст несколько раз и, в конце концов, сказала: « Все иероглифы знакомые, но связно я понимаю четверть, может быть, треть. Заключительную строку не понимаю вообще. Примерно такой же ответ пришёл и из Китая. Так что же, говорю, стихи такого замечательного поэта, как Су Ши, остаются сокрытыми от большинства китайцев? Нет, отвечает, у нас есть масса публикаций с пояснениями к таким стихам и десятки, если не сотни, интернетных сайтов на эту же тему. Хочешь, говорит, я принесу тебе завтра детальное толкование этого стихотворения. Мой ответ был, конечно, «да». Вот кусок текста, который она передала мне на следующий день:

«译文

银亮的池塘,红色的栏杆,倒映在淡黄色的水波里,团团的绿叶托起清新的荷花。用兰叶浸水洗澡,用菖蒲花酿酒喝,天气清明而暖和。

需要用喝酒、聚会来酬谢端午佳节,这里有美酒歌舞陪伴。监狱里的草长的深,公堂上也静悄悄的,不妨多多的摆宴、游玩。

注释

①少年游:词牌名,始见于晏殊《珠玉词》。又名《少年游令》,《小阑干》,《玉腊梅枝》,因词有“长似少年时”句,取以为名。

②徐君猷(yóu):名大受,建安(今福建建瓯)人,当时黄州知...

上片,写黄州端午节一派清新升平气象。“银塘朱槛麹尘波,圆绿卷新荷”,描绘宜人的美景。一“银”,一“朱”,一“麹尘”,一“圆”,一“绿”,一“新荷”,组缀成五月百色争妍的风景图,颇有“晴沙金居色,春水麹尘波。红簇交枝杏,春含卷叶荷”(白居易《春江闲步赠张山人》)的神韵。“兰条荐浴,菖花酿酒”,笔锋一转,由写大自然进入到写民俗生活:绿兰枝浸水而浴,绿菖蒲酿酒而饮。整个生活,沉浸在浓郁的节日气氛中,身心愉快。最后一句为点睛之笔,将上述四句的意境概括»

 

Вставьте его, Юрий, в любой машинный переводчик и, надеюсь, Вы получите удовольствие от узнавания содержания собственного перевода.

 

Предположения:


(1) Большинство носителей языка и иностранцев, знающих, даже очень хорошо, китайский язык, не в состоянии понять в достаточной мере текст и составить подстрочник стихотворений поэтов 11-12 и более ранних веков. Попробуйте, для сравнения, истолковать с листа текст новгородской берестяной грамоты этого же периода, скажем, номер 109: «От Жизномира к Микуле. Купил еси робу Плескове. А ныне мя в том яла кънягыни. А ныне ся дружина по мя поручила. А ныне ка посъли к тому мужеви грамоту, е ли у него роба. А се ти хочу, коне купив и къняжь муж въсадив, та на съводы. А ты, атче еси не възял кун тех, а не емли ничьтоже у него».  Я и четверти не понял.


(2) Носители языка, наши и зарубежные переводчики китайских стихов, написанных за многие века до настоящего времени,  пользуются толкованиями этих стихотворений, выполненных специалистами по текстам этих периодов, но никак не оригинальными произведениями.


(3) Первое и второе означает, что переводится, собственно говоря, не оригинал, а облачается в стихотворную форму толкование оригинального текста.


Если первое и второе справедливо, то было бы правильным при публикации стихов с китайского указывать автора подстрочника или толкования оригинального текста. Т.е. поступать так, как поступили в случае данного перевода Вы, Юрий, сославшись на содействие Г. В. Стручалиной в понимании Вами переводимого текста.


Что же касается квалификации, перевод ли это или подражание, то здесь слово за специалистами в данной области. А ваш текст мне очень понравился. Су Ши был бы, наверняка, доволен... Если бы, конечно, нашёлся грамотный переводчик  с русского на китайский XI века.

Тема: Re: Су Ши. Молодой гуляка Юрий Лифшиц

Автор Юрий Лифшиц

Дата: 17-07-2020 | 16:19:39

Вячеслав, я в восторге от Ваших изысканий! Спасибо огромное! Сунул в гугл присланный Вами китайский текст. В принципе мой опус не него все-таки похож. Будучи не специалистом, что-либо вразумительное сказать Вам попросту не могу. А вот переадресовать Галине Валерьевне Ваши замечания труда не составит.

А механизм перевода прост: я переводил грузинскую поэзию по подстрочникам Ирины Санадзе, пытал ее с пристрастием по массе вопросов, послушно следовал ее указаниям, но порой предлагал собственные истолкования, основанные на интуиции и, пожалуй, на многолетнем собственном опыте. Кое с чем Ирина соглашалась, кое с чем нет: что-то принимала на ура, что-то отвергала на корню. Так, сотрудничая, я сделал плюс-минус 20 грузинских стихотворений. В случае же с китайским переводом я был еще более послушным учеником и порой просто не понимал своего учителя. Мне все обстоятельно и терпеливо растолковывали, благо Галина Валерьевна преподает китайский язык.

Тема: Су Ши. Молодой гуляка Юрий Лифшиц

Автор Вяч. Маринин

Дата: 17-07-2020 | 16:57:33

Юрий,  я бы не назвал это замечаниями. Скорее, размышления об особенностях и трудностях поэтического перевода с литературного китайского языка конца первого - начала второго тысячелетия нашей эры.

Тема: Re: Су Ши. Молодой гуляка Юрий Лифшиц

Автор Юрий Лифшиц

Дата: 17-07-2020 | 18:03:59

Как ни назови, Вячеслав, вопрос весьма интересный.

Тема: Re: Су Ши. Молодой гуляка Юрий Лифшиц

Автор Юрий Лифшиц

Дата: 19-07-2020 | 16:12:27

Ответ А.Алексеевой — В.Маринину


(2) Носители языка, наши и зарубежные переводчики китайских стихов, написанных за многие века до настоящего времени,  пользуются толкованиями этих стихотворений, выполненных специалистами по текстам этих периодов, но никак не оригинальными произведениями.


(3) Первое и второе означает, что переводится, собственно говоря, не оригинал, а облачается в стихотворную форму толкование оригинального текста. (с) В. М.


хотя меня и не спрашивали, кто я такая, в самом деле,

но все же отвечу:

во-первых, далеко не ко всем классическим стихам можно найти в сети подробные толкования и комментарии. во-вторых, есть хорошие и разные словари, в которых можно найти значение любого иероглифа, используемого в вэньяне, а далее - словоупотребление этого иероглифа в корпусе древних текстов. есть грамматика древнего языка, и всегда есть конкретный контекст, который в немалой мере и определяет понимание. комментарии и толкования носителей - не истина в последней инстанции. конечно, на них (комментарии) приходится полагаться в значительной степени. так, например, в этом стихотворении китайский перевод не видит никакого "генерала" или хозяина в строчках: 好将沈醉酬佳节,十分酒、一分歌。как я это понимаю, дословно: хорошо было бы (нужно) напиться допьяна, воздав должное празднику (отблагодарив за праздник), (где) очень много вина, и немного песен. в примечаниях особо отмечено значение иероглифа 酬:酬谢

то есть используется не первое значение: угощать, а второе: отблагодарить, воздать. именно на это значение указывает и грамматика.

(к слову, в переводе Ю. Л. не соблюден принцип эквилинеарности: удлинены строки, - не сохранено оригинальное соотношение длин строк).

из всего вышесказанного следует: китайские комментарии к древним стихам - подсказки для переводчика, помогающие точнее понять текст, реалии, культурные особенности и пр., часто указывающие отсылки, ассоциации и аллюзии, содержащиеся в тексте.

большая помощь? - несомненно. тем не менее, это только помощь.

https://poezia.ru/works/154998

Ответ Г.Стручалиной — А.Алексеевой


Посмотрела, будет "много букв". Там и замечания Алёны Алексеевой (она их отнесла к своему переводу того же текста, как я поняла), эти замечания  -  как реплика в ответ на замечания Вячеслава. В целом нахожу её замечания справедливыми: древний и  средневековый поэтический текст не нечто иррационально-непонятное, но требует знаний и сноровки при чтении и переводе от любого читателя, и от носителя, и от переводчика.   Что касается толкования проблемной строки, о которой идет речь - китайский текст позволяет некоторые, и довольно большие,  разночтения, чем мы с Алёной, каждая по-своему,  и воспользовались, тут не вижу проблемы, это китайские литературоведы пусть дискутируют. Пассаж про эквиритмичность и эквилинеарность  как стратегию - могу прокомментировать отдельно, если будет нужда...

 
По поводу "полевых исследований"... Действительно, люди, выполняющие подстрочник для китайского стихотворения  как и все  переводчики в таком случае, внимательно читают комментарии на современном китайском, касающиеся как самого стихотворения, так и автора, стиля, эпохи, жанра, быта, знакомств, связей и т.п.  Стараются понять круг эрудиции и представлений сочинителя и аудитории его читателей - что читали, что знали, над чем размышляли, во что верили, что пережили. Обычно работа над составлением подстрочника идёт по схеме: анализ текста - уточнение по комментариям и словарям - анализ текста (потом эти звенья можно повторить) и лишь после этого - подстрочник. И, как справедливо заметил А. Лукьянов, зачастую в анализе текста переводчики оказываются компетентнее носителей, особенно если те  - не филологи.  Носители воспитаны на современных значениях слов и современной грамматике, но, что самое печальное - они, как правило, заточены на безошибочное и быстрое воспроизведение готового результата, а не на противоречивое по своей сути анализирование и выявление поэтической составляющей.

Самостоятельность мышления в этой области - чревата проблемами, это особенности образования и менталитета (вопрос лени или нелюбви человека к поэзии - это отдельный разговор).

У китайцев за тысячи лет сформировалась культура комментирования и особое почитание комментария и комментаторов. Большинству современных  китайцев проще и спокойнее, комфортнее "понять" текст по комментарию, чем самостоятельно - даже если внешне нет или почти нет никаких особых препятствий для понимания.

Как выглядит, например,  проверка выученности стиха у китайских школьников, которые получили какое-то количество поэтических текстов на лето? В тесте, где есть строчка из того или иного стиха, нужно вписать пропущенный иероглиф (иногда дети, забыв или не зная, наугад пишут современный синоним вместо старинного слова, в итоге целое получается прикольным, это как увидеть сленговое словечко в пушкинской сторофе или в "Слове о полку").

Китайцы, получившие текст Су Ши в эксперименте, могли сказать, что не понимают его из-за недостатка фоновых знаний. Особенность китайского языка в том, что по отдельной письменной фразе "увидеть" ситуацию, в которой она уместна, трудно. Контекст для китайского языка важен больше, чем для русского  - это характерно и для современного языка, и для старинного литературного  языка, вэньяня, на котором или с элементами которого писало  большинство грамотных людей плоть до 20-30 годов ХХ века.  

Хотя для понимания древнерусского нам, обычным людям, не историкам и филологам-медиевистам, контекст тоже необходим. Если обратиться к примеру грамоты о покупке рабыни в Пскове - после первого прочтения я поняла примерно 3/4 текста, грамматика и лексика не сбили, но вызвал вопросы конец: поскольку я знаю, что такое "свод" в современном значении (и даже в нескольких), но не знала особенностей процедуры расследования и разрешения споров в Древней Руси,и без этого понять "пропущенный",  подразумевающийся кусок, коммуникативную суть и привязку к ситуации, т.е. именно интерпретировать текст как целое -  трудно. Так и китайцы - им нарисовать в воображении картинку происходящего по одному тексту, без контекста, сходу могло быть сложно; особенно сложно, наверное,  было связать все элементы в логическое целое, найти причинно-следственные связи (поэтому именно финал вызвал затруднения).

Ну, и бывает так, что интуитивно у носителя  всё в голове складывается, и фоновых знаний хватает, а вот объяснить гладко и понятно, тем более на другом языке, да ещё так, чтобы сохранить поэтическое очарование - не получается.И даже у преподавателей такое нередко случается, да. Пример подобного перевода от носителя, и очень грамотного  - творчество на русском языке Ли Цзо.
 
Чего обычно нет в современных комментариях к китайским стихам - обычно нет коннотаций, и может быть непонятно, одобрительно или нет то или иное высказывание, слово; непонятно,  какие ассоциации оно вызывало во времена создания текста, какие эмоции; какая была авторская интонация.  Поэтому переводчику нужны мозги и знание языка при выборе лексики: чтобы  настроение в стихе было однородным, не чехардило истерично от слова к слову, не давая читателю ни понимания, ни эстетического удовольствия;  чтобы можно было достичь не только логической, но и эмоциональной связности текста, понять и воспроизвести на языке перевода  эмоциональную партитуру стиха, если надо - заставить читателя пережить эмоциональные трансформации от начала к концу текста;  чтобы дойти до кульминации какого-то чувства вовремя, так как наметил автор (как наметил - как раз и выясняешь при анализе).  Чтобы установить себе чёткие границы поэтической вольности, и уж  внутри этого пространства -  быть абсолютно свободным, но при этом знать, что ты - всё ещё на одной волне с автором и читателем.

Внутренней формы слова в комментариях часто тоже нет, поэтому метафоричность, многозначность, языковую игру нужно анализировать самому при составлении подстрочника. И гугл-переводчик тут не помогает.

А ещё в  современном изложении старинного стихотворения не всегда бывает правильным актуальное членение предложения, тема и рема, поэтому на 100 % даже китайцам верить нельзя (улыбаюсь).

--------------------------------------------------------------

Что касается экви... Традиция отечественных переводов  китайской поэзии и вообще литературы не очень велика, но у русской школы восточного перевода есть своя история, история с трагическими и драматическими событиями, отчасти эти события повлияли на состояние дел и тенденции, отчасти харизма каждого из переводчиков. В общем, если двумя словами, "патриархи" советского художественного перевода В.М. Алексеев и его ученик Л.З. Эйдлин ещё давно создали систему определенной пропорциональности и ювелирной точности для перевода старинной лирики. С одной стороны, они старались обойтись тем же количеством слов, что присутствовали в оригинале в каждой строке (или использовали соотношение 1 китайская строка, т.е. 5 или 7 иероглифов = 2 русских; этой практики придерживался и Гитович, придерживаются и многие другие известные переводчики). В старинных китайских стихах слова, в основном, знаменательные, служебных там крайне мало, только китайское слово в вэньяне это один слог, а русское - в среднем три, плюс мы любим всякие союзы, предлоги, сравунительные обороты и клише; но и тут переводчики старались быть строже, лаконичнее и точнее. С другой стороны, Алексеев и, особенно, Эйдлин ухитрялись делать так, чтобы  тема с ремой, а значит, связность текста, в русском переводе были  идентичны оригиналу (вообще говоря, в случае с китайским переводчику чаще приходится менять порядок слов, чем сохранять его, поэтому - "ухитрялись"), кроме того, они ещё и цезуру старались  держать на месте авторской. В классических китайских стихах цезура -  способ и ритмической организации, и  синтаксической; синтаксическая организация важна, чтобы иероглифы, которые вне текста могут соответствовать сразу нескольким частям речи (это как у нас однокоренные слова), в тексте обрели четкую или более-менее чёткую принадлежность к частям речи, и текст был не рядом назывных однословных предложений. Вот классическая иллюстрация из Эйлина, его перевод одного из ярких старинных авторов, Мэн Хаожаня:

Меня весной
Не утро пробудило:
Я отовсюду
Слышу крики птиц.
Ночь напролет
Шумели дождь и ветер.
Цветов опавших
Сколько - посмотри!

В оригинале подразумевается 4 строчки по 5 иероглифов, в каждой строке после 2-го из иероглифов  цезура - у переводчика вместо цезуры - обрыв строки.

Перевод развивается, кто-то строго придерживается этих правил, кто-то нет, кто-то вообще не придерживается... Китайцам нравится, когда их переводят коротко, но также нравится, когда вытаскивают два-три подтекста и поэтическую красоту (а это не всегда получается с ограничением по лексике). Алёна, как я поняла, за формальную точность, за поверку алгеброй гармонии. Но у этой системы самоограничений, которая сродни религиозному посту, есть и уязвимые стороны. Во-первых, так можно по неосторожности создать довольно шероховатый стих на русском (в плане синтаксиса и лексики), потерять эмоциональность и выразительность оригинала, потерять акценты, пластику, превратить нередко очень живое стихотворение в строгий и плоский текст, или же придать ему и автору монументальные  черты бронзового памятника. Во-вторых, у всех народов есть какой-то национальный набор ритма, стихотворного размера и интонаций, услышав которые, носители языка начинают испытывать те или иные эмоции.

Даже если заменить на числительные все слова из стихов того или иного нашего поэта, мы по этой ритмике почувствуем задумчивость или решительность, грусть или радость. В плане русского языка - это, я считаю,  могучее средство, которое помогает компенсировать фоновые знания, отсутствующие у простого читателя. Вот так взять - и почувствовать, окунуться в эмоции, ещё до того, как в комментарии после стиха что-то прочтёшь, умом поймёшь, что автор хотел сказать. С европейскими поэтами иначе - лучше работает подход сохранения размера, ритмики оригинала (у нас всё-таки языки родственные и мышление на лингвистическом уровне ближе, культурных, а значит, ритмоинтонационных заимствований много). В китайских же стихах тоже есть такие штуки, чтение китайского стихотворения с музыкой или без предполагает разные ритмические и интонационные решения (даже при формальном наличии цезуры и рифм).  Поэтому я не против всяких экви.., если они сделаны мастерски, но я не исключаю и квази... То есть создания другого ритмического оформления для текста перевода (не просто так, а как эмоционального фона для выражения авторской идеи, которую стремится донести переводчик). Я не за хаос или анархию, я - за разумное и системное многообразие.  

Представьте, если бы я, до того, как Вы (письмо адресовано мне — Ю.Л.) почувствовали некий кураж от работы и погружение в стихию даосской свободы (Су Ши вполне себе сочетал конфуцианство и даосизм, а напиваться и стихи слагать даосы любили вдохновенно, с особым чувством свободы), если бы до выхода на импровизационность в идее я  выдала Вам унылую директиву: вот столько и столько стоп в строке.   Ну, формально, Вы бы, наверное, справились (справился бы — Ю.Л.), вопрос, какие были бы это слова и получилось бы что-то законченное с этой первой попытки... Впрочем, ритмическая пропорциональность в Вашем переводе есть, она отчасти задана подстрочником, просто Ваша, наша стратегия отличается от стратегии Алёны, и есть в переводе мужское начало (даосы им не брезговали, бесполыми классиками литературы они при жизни точно не были), а над совершенствованием собственных стратегий и вариантов перевода можно работать бесконечно. Вон, Сергей Аркадьевич Торопцев, большого ему здоровья, не устаёт - видела несколько вариантов одного и того же стихотворения с разницей в десятки лет (если не путаю по годам) - классно! Есть на кого равняться, однозначно.

Как-то так...

с большим интересом прочла исчерпывающие размышления и рассуждения Галины о переводе классической китайской поэзии. спасибо, Галина!
хочу добавить только некоторые аргументы в пользу эквилинеарности.
как Вы верно заметили, в начале переводческой традиции стоял академик Алексеев, который предложил принцип: один иероглиф - одно значащее русское слово. эта традиция, эта школа, подарив русской литературе значительный пласт китайской переводной лирики, и заложили, как мне кажется, ту самую уникальную интонацию, которую трудно спутать с любой другой поэзией мира. связанную в немалой степени как раз с определенным размером и вышеупомянутой цезурой, которая делит пятисловную и семисловную строки китайского стиха ши - на две неровные части (с тремя иероглифами после цезуры).

в разнострочных цы (в отличие от равнострочных ши), если приглядеться, значительное количество строк - семисловные, а если прислушаться, как эти цы читают носители, то и в них мы услышим ту же цезуру, отделяющую три иероглифа от конца строки. таким образом в цы, благодаря этой цезуре (но и самой структуре уникальной разнострочной строфы), будет сохраняться в некоторой мере уникальная интонация.
другой аргумент в пользу сохранения рисунка строфы (состоящего из определенного соотношения строк разной длины для каждой мелодии), то, что если не сохранять его (рисунок), - в переводе эти "мелодии" потеряют свою уникальность, и два цы на одну мелодию (и даже две строфы в этой мелодии) будут отличаться.
если же следовать общему принципу (иероглиф - русское слово), то даже в переводах разных переводчиков можно будет узнать мелодию по рисунку строфы. и это работает. так, например, совпали по структуре (рисунку строфы) сделанные независимо от друг друга перевод Льва Эйдлина "Вспоминая Цзяннань" Бо Цзюйи и перевод Льва Меньшикова, другого ученика Алексеева, цы на ту же мелодию Ли Юя.

да, следование этой условной структуре, накладывает ограничения, но они едва ли больше, чем при переводе, к примеру, европейской сонетной формы.
с другой стороны, например, Сергей Аркадьевич следует другому принципу, он стремится приблизиться к оригинальному лаконизму, и укорачивает, ужимает строку, насколько это возможно. вот пример:
в моем переводе строчки из цы Цзян Куя:
燕燕轻盈,莺莺娇软, 分明又向华胥见。
выглядят так:

Изящна, легка, словно ласточка в небе,

                 в речах, словно иволга, дивна, нежна,

Ее в сновидении ясно увидел,

                                      казалось, мне молвит она:

в переводе Сергея Аркадьевича:

Как ласточка, легка,

как иволга, звонка -

такой в мой сирый сон вошла она.

вот это самоограничение! :)

а с третьей стороны, почему бы Вам, Галина, не зарегистрироваться на сайте Поэзия с Вашими замечательными переводами из классической китайской поэзии!

Тема: Су Ши. Молодой гуляка Юрий Лифшиц

Автор Вяч. Маринин

Дата: 19-07-2020 | 20:11:44

Присоединяюсь, Галина,  к приглашению Алёны! Это было бы здорово, если бы наши "гулянья" завершились таким результатом!!

Приятный стих. В стиле общепринятого перевода древнекитайской поэзии. Которую очень много переводили в советское время (во времена большой дружбы) и ныне тоже переводят.

Согласен вполне с Марининым, что древнекитайские иероглифы скорее доступны для специалистов, чем просто для носителей языка. Любой древний язык, особенно поэзия на старом языке бывает редко доступна носителям, которые воспитаны на современном языке. И пример привёл Маринин верный. То же касается , скажем , и старофранцузского по сравнению с французским, и языка Чосера, который наполовину лишь поймёт современный англичанин. Потому два варианта есть: либо переводчик ещё и филолог, специалист по старому языку, либо есть подстрочник, сделанный таким филологом. С комментариями для поэта. Разве переводы Гитовича, который писал стихи на основе подстрочников, плохи как русские стихи?

Вот есть такая свежая статья по теме

https://dspace.spbu.ru/bitstream/11701/16783/1/480-500.pdf

Любой перевод старой поэзии требует специальной языковой подготовки. К примеру перевод С.Александровским Чосера. Александровский  - филолог, плюс прекрасные стихи у него по качеству. Тот же Микушевич, который перевёл Кретьена.

  С другой стороны, разве плох как русские стихи "Витязь в тигровой шкуре" Заболоцкого.  Красивый, сильный стих. Вообще-то это ещё одна большая тема - как перевод древней поэзии. Она безгранична, хотя подхода два, как я сказал, либо специалист переводит, либо по подстрочнику. И вот это требует и обсуждения и споров даже.:))

Александр, тут нет предмета для спора. Кто как может, тот так и переводит.Важен результат. По словам Д.Самойлова, когда он вернулся с фронта, ему нужно было обрести форму. Он и сделал "Двенадцатую ночь" по подстрочнику. И чем его перевод хуже, чем у Линецкой? Разве что у нее построже. 

Надо же! Я как раз вернулся к давнему переводу "Двенадцатой ночи" - правда, с оригинала, но под мощнейшим влиянием Самойлова. (Впрочем, это не по теме.)