Владимир Набоков Комната

Дата: 28-07-2021 | 12:47:38

Поэту в номер, что был снят

Им на ночь, дали для комфорта

Проспект с обложкой «Райский сад»

Плюс том, где адресов до чёрта.

 

Лицом к окну была кровать,

Во тьме за прутьями изножья

Дождь продолжал вовсю хлестать,

И вывеска кровила с дрожью.

 

Был номер обреченно-стыл,

Но не до слёз и не до жути,

Как будто нрав он усмирил,

Став просто комнатой по сути.

 

Когда огни машин подчас

Во мрак врезались беспросветный,

По потолку пускался в пляс

Их отсвет деланно-скелетный.

 

 На стенке вскоре, я - жилец

Той самой комнатушки- клетки  

«безвестен, нелюбим, конец»

Прочёл короткую заметку

 

Карандашом; она, скорей,

Была цитатой чуть фальшивой.

Кто автор? Тощий книгочей

Или толстяк почти плешивый?

 

Ответить мне никто не смог

Ни негритянка-поломойка,

Ни капитан, ни пьяный кок,

Ни клерк, ни ключница за стойкой.

 

Быть может, проклял он этюд

На стенке, свет включив вслепую,

Где клёны холст вот-вот прожгут,

Двойной шеренгой маршируя.

 

Как эстетично батальон

В известном черчиллевском стиле

Вкруг озера до Глен-каньон  

Шагал, не поднимая пыли.

 

Что смерть поэта? Лишь вопрос

Стихосложенья, ритма, что ли,

Как мысли лёгкий перенос

На строчку вниз, как знак бемоля.

 

Жизнь провалилась в пустоту,

Безвестна, нелюбима, в гнилость,

Но в клетке подвела черту

Неодинокость, словно милость.

 

Vladimir Nabokov
The room

The room a dying poet took
At nightfall in a dead hotel
Had both directories - the Book
Of Heaven and the book of Bell.

It had a mirror and a chair,
It had a window and a bed,
Its ribs let in the darkness where
Rain glistened and a shopsign bled.

Nor tears, nor terror, but a blend
Of anonimity and doom.
It seemed, that room, to condescend
To imitate a normal room.

Whenever some automobile
Subliminally slit the night,
The walls and ceiling would reveal
A wheeling skeleton of light.

Soon afterwards the room was mine.
The similar striped cageling, I
Groped for the lamp and found the line
"Alone, unknown, unloved, I die" -

In pencil, just above the bed.
It had a false quotation air.
Was it a she - wild-eyed, well-read,
Or a fat man with thinning hair?

I asked a gentle Negro maid,
I asked a captain and his crew.
I asked a night clerk. Undismayed,
I asked a drunk. Nobody knew.

Perhaps when he had found the switch,
He saw the picture on the wall
And cursed the red eruption which
Tried to be maples in the fall?

Artistically in the style
Of Mr. Churchill at his best,
Those maples marched in double file
From Glen Lake to Restricted Rest.

Perhaps my text is incomplete.
A poet's death is after all
A question of technique, a neat
Enjambment, a melodic fall.

And here a life had come apart
In darkness, and the room had grown
A ghostly thorax, with a heart
Unknown, unloved - but not alone.

переводов этого стихотворения много. Можно ознакомиться по этой ссылке. https://magazines.gorky.media/inostran/2001/10/komnata-na-perevod-evgeniya-onegina.html


С удовольствием прочитал Ваш перевод «Комнаты», Наталия. Спасибо.  К  десятой строфе оригинала  возвращался несколько раз:


Perhaps my text is incomplete.
A poet's death is after all
A question of technique, a neat
Enjambment, a melodic fall.


В переводе две последние строчки этой строфы:

Простой ритмичный перенос

На строчку или тон бемоля.

 

" ... a melodic fall", боюсь, трудно уподобить здесь понижению ступени на полтона. Если искать музыкальный эквивалент анжамбемана, то это, скорее, "продолженное развитие музыкальной мысли". Как сказать коротко, увы, не знаю. У нас на сайте есть замечательные музыкальные специалисты, в том числе, в области теории музыки. Надеюсь, кто из них подскажет.

Спасибо Вам, Вячеслав! Было так:
Простой ритмичный перенос
На строчку, как значок бемоля.

Здесь было важно ещё сохранить этот анжамбеман в переводе перенос ...на строчку. То есть не закончить фразу словом "перенос". Это трудно. Вернусь потом ещё раз. Это вхождение в образность Набокова было психологически тяжелым.  
Я уже знаю, как перепишу. Спасибо-спасибо!
Переписала.

Наташа, уже некоторое время как прочитала твой вариант, но добралась только сейчас, чтобы отозваться. Сейчас, после того как освободилась от тяжелой (но драгоценной) ноши, читаю твои строки, угадывая движения мысли и чувства переводчика - это особенное удовольствие, когда можешь сравнить прочитанное с собственным опытом. Я вижу как бережно ты удерживаешь, не выплескивая, содержание оригинала во множестве деталей: и нащупаный вслепую выключатель, и топонимику и (основное, о чем я сожалею, что потеряла в своей версии) мелодический аспект, относящийся к смерти поэта. Но, в качестве критики, замечу все же, что ты опустила предположение о возможной принадлежности погибшего поэта к женскому роду - для этого фраза-цитата грамматически не должна содержать указаний на гендерную принадлежность ее автора. Но я всегда признаю за переводчиком право определенной трактовки, если она прочувствованна. А перевод твой полон чувства, заставляющего меня как читателя поверить, что - да, ушедший поэт неодинок - с ним не только поэт, пришедший после, но и его переводчик.

Ира, спасибо. Да, упущения есть. Как без них? Есть и отсебятинка. Одно могу сказать, прочитав все переводы, постаралась сделать своё. 

Блестяще, Наталия!
Мне очень понравилось.
Я прочитал все переводы. И Ваш перевод мне показался ничуть не хуже переводов Захарова, Калинина, Бородицкой, Кружкова, Михайловой и Бараль. Читается очень хорошо! СПАСИБО! Думаю, что Сергей Леонидович похвалил бы Вас. Палец, однозначно!
Здоровья и Творчества
С бу,
СШ

Благодарю, Сергей! Перевод случился неожиданно для самой себя. Прочитала оригинал и, как Ира написала, ни о чем больше думать не могла. 

„…она, скорей,

Была цитатой и фальшивой.

Кто автор?“

 

Имя автора фальшивой цитаты мы вряд-ли когда-либо узнаем. А вот имя цитируемого автора и саму эту цитату в неискаженном виде –  вполне.  Автор цитаты: Gamaliel Zelotes Adams (1814 – 1871). Книга называется «Moral And Religious Musings» (1835). Заголовок опубликованной  в этой книге поэмы: «The Misanthrope's Reverie» (впервые увидела свет в 1834 г.). Интересующая нас цитата из названной поэмы выглядит так: «Alone, unknown, unloved, I live» (стр. 43). Таким образом, гостиничным незнакомцем в цитате заменено всего лишь одно слово: «live» на «die».


ВМ


Вячеслав, благодарю! Это "некое подобие цитаты". Согласна, что фальшивый не совсем то или совсем не то. Я подумаю. Хотя, фальшивый в значении искаженный вполне подходит.
Спасибо за сведения. У меня не хватило, что , безусловно не извиняет переводчика, времени найти цитату.

Наталия, цитата оказалась  «узнаваемой»  не только по смыслу, но и, не в последнюю очередь, по синтаксису.  Очень хорошо, что Вы попытались передать в переводе  её синтаксические особенности.  До вашей работы это сделал, по моему, только Игорь Захаров.  Если захотите, то упомянутую  мной книгу Адамса можно полистать и прочитать здесь: https://archive.org/details/moralreligiousmu00adam/page/43/mode/2up .

Спасибо! Обязательно!

Вячеслав, добрый день. Что-то эта цитата мне покоя не дает. Она вдруг стала очень важной. Откройте секрет, как Вы нашли ее? Прочитали где-то или сами "вычислили"? Если второе, то Вы сделали большое открытие, если первое, то переводчики во всяком случае должны быть Вам благодарны. Это ключевая точка стихотворения.

Здравствуйте, Андрей! Секрета особенного нет. А если и есть, то в набоковской фразе: "It had a false quotation air". В цитате, в той что на стене, изменённой могла быть, на мой взгляд,  только заключительная часть. Остальное - закавычил и ... в Google. Публикаций на эту тему не встречал. Думаю, их нет, скорее всего. А текст, откуда взята исходная цитата, действительно, заслуживает внимания.