С.-Ш. Леконт. Щит Ареса

Дата: 18-10-2019 | 11:42:51

Себастьен-Шарль Леконт

 

Щит Ареса

 

Ареной мира в дни Героев и Богов

явился этот Щит, сработанный войною,

златочеканный диск, каймлённый чешуёю

свирепой гидры вод и бешеных валов.

 

Священный Пуп Земли, где молниями горы

пробиты, а на них — треножники сивилл;

едва ли в те края безбожник заходил,

где жертвенный огонь пугает смертных взоры.

 

Три арки вкруг Скалы там бронзою горят,

собою охватив Пеласгов древних дюны;

меж раковин горы — песчаные лагуны,

а там, где горизонт, уступов грозный ряд;

 

смятение толпы на улицах столицы,

Дворец, куда Вожди пришли держать совет;

акрополей венцы, столпы былых побед,

династий вековых гигантские гробницы.

 

За дугами морей другой ориентир,

в диковинных краях иные вертограды,

египетских твердынь стовратные громады —

и это новый круг, замкнувший целый мир.

 

Повсюду там звенят в молниеносной схватке

блестящие мечи, а с крепостной стены

массивные врата атакой сметены,

и кровь течёт рекой по выщербленной кладке.

 

А там железный гром столкнувшихся квадриг,

кузнечный перестук мечей окровавленных

и шлемов рдяный цвет, и звук рожков военных,

и в небо вместе с ним взлетают души вмиг.

 

Облачены Цари в чешуйчатые латы

и на стрелках броня в кровавой рыжине,

а там, гордясь своей победой на войне,

к родимым очагам ведут рабов солдаты.

 

Ареной мира в дни Героев и Богов

служил Аресов Щит, и диск его лучистый

все ширится в ночи и тенью золотистой

астральный арсенал небес затмить готов.

 

9-15 декабря 2012; 28 января 2016

 

 

 

bastien-Charles Leconte (1860-1934)

 

Le Bouclier d’Arès

 

L’Orbe du monde, aux jours des Héros et des Dieux

Était un Bouclier ciselé de batailles,

Disque d’or qu’enserrait de ses glauques écailles

L’hydre océane, fleuve aux replis furieux.

 

Ombilic de la Terre où le trépied pythique

S’environnait de monts par la foudre sacrés,

Dont nul impie en vain n’eût tenté les degrés,

L’Autel central fumait dans l’horreur prophétique.

 

Autour du Roc vénérable, trois arcs d’airain

Splendide étreignaient l’Ile antique des Pélasges,

La grève étincelante aux conques des rivages,

Les promontoires clairs sur l’horizon marin,

 

Le tumulte de l’homme, et, dans les cités vastes,

La Demeure où les Chefs siégeaient, chargés de jours,

Les sommets couronnés d’akropoles, les tours

Et les tombeaux cyclopéens des vieux dynastes.

 

Et, par delà la courbe écumeuse des mers,

De nouveaux horizons cernant d’étranges villes.

Heptanomides aux cités hécatompyles,

Surgissaient, et leur cercle enfermait l’univers.

 

Et partout, clair sonnante et par l’éclair forgée,

La mêlée aux lueurs de carreaux, et le choc

Des assauts secouant les portes dans le bloc

Crénelé des remparts sous la pourpre égorgée.

 

Partout le heurt des chars de fer, martellement

De combats orfèvres de pavois et d’armures,

Et de cimiers vermeils haussant des envergures

Que l’âme des buccins soulevait par moment.

 

Et des Rois imbriqués de bronze, sagittaires

Bardés de métal fauve et rouges de sang pur,

Qui passaient, lourds de proie et d’orgueil, sous l’azur,

Et poussaient les captifs aux seuils héréditaires.

 

L’orbe du monde, aux jours des Héros et des Dieux,

Était le Bouclier d’Ares, et, dans l’or sombre

Des soirs, élargissait son disque d’or et d’ombre

Parmi la panoplie éclatante des cieux.

Тема: Re: С.-Ш. Леконт. Щит Ареса Юрий Лифшиц

Автор Елена Рапли

Дата: 18-10-2019 | 16:16:47

ЗдОрово!  

Кроме некоторых ударений (например, златокова́ный и окровавленных) ничего не отвлекает от битв древней Греции. ))

Елена, простите, что вмешиваюсь. Но "окровавле́нных", нмв, вполне допустимо в такой стилистике.
А "златокова́ный" легко убирается перестановкой:
"диск златокованый, каймлённый чешуёю" без малейшего ущерба для содержания. Правда, вполне вероятно, что Юрий снова скажет, что "подумает". :о)

Не скажу, Сергей. Категорически откажусь от этой замены. Строчка диск златокованый, каймлённый чешуёю не выдерживает критики с точки зрения ритмики. Здесь мой любимый александрин с железной цезурой на третьей стопе и с непременно мужским ударением на шестом слоге.

Юрий, я всего лишь сопоставляю:
"зла́токова́ный ди́ск, каймлённый чешуёю"
и
"ди́ск златоко́ваный, каймлённый чешуёю"
С точки зрения ритмики разницы не вижу. Насчёт остального спорить не готов. Ну, а окончательное решение - разумеется, всегда за Автором. :о)

Сергей, я вижу разницу. Непременно нужно ударение на 6-м слоге.

Спасибо, Елена!

златокова́ный - это мой низкий поклон Льву Александровичу Мею.

Белою глыбою мрамора, высей прибрежных отброском,
Страстно пленился ваятель на рынке паросском;
Стал перед ней - вдохновенный, дрожа и горя...
Феб утомленный закинул свой щит златокованый за море,
             И разливалась на мраморе
             Вешним румянцем заря...

Юрий, позвольте:
"Фе́б утомле́нный заки́нул свой щи́т златоко́ваный за́ море,
и́ разлива́лась на мра́море..." - разве нет?
:о)

Точно, Сергей, а я, выходит, всю жизнь читал неверно.

Юрий, не сердитесь. Улавливаю сарказм в Вашем выводе. :о)
Если взять эту строку отдельно - да, можно прочитать и "щи́т златокова́ный", но с обязательной паузой после "щит". Если же брать всю строфу целиком, то нельзя не обратить внимание на то, что остальные внутристрочные паузы обозначены либо запятой, либо тире. А во второй строке (как и в четвёртой) этих обозначений нет.
Можно пойти ещё дальше: произвольно, в любом порядке, менять местами строки от первой до четвёртой, не обращая внимания на содержание. И эффект при чтении будет тот же самый: мелодика сохраняется, строки "звучат". И продолжают гармонировать между собой.

Никакого сарказма, Сергей. Дело в том, что в повести "Блистающие облака" Паустовского была приведена всего пара строк из Мея:

"О Мее Нелидов написал очерк, вернее биографию этого почти выброшенного из памяти поэта. Мей кажется, в передаче Нелидова, гофманским персонажем. Нелидов прекрасно понимал недостатки Мея, но говорил, что ему можно все простить за эти вот строки:


Феб утомленный закинул свой щит златокованный за море.

И разливалась на мраморе вешним румянцем заря".


Читал я это очень давно, но строки с произвольно поставленным мною ударением врезались в память навсегда. Тогда же я нашел и первоисточник: "Галатею" Мея, но стишок в целом не впечатлил, в силу чего верное ударение не было мною зафиксировано.

Юрий, весьма признателен за пояснение. А за эти строки - действительно, можно всё простить. Мею. :о)

Не за что, Сергей. Зато благодаря Вам я соорудил новое словцо: златочеканный. Как Вам?

Честное слово, Сергей, сам придумал. Посмотрел в Орфоэпическом словаре - нету. А в сети поискать не догадался. Но раз слово уже придумано, с тем большим основанием я его в свой текст запихну. Спасибо большое!

Юрий, никаких сомнений нет, что Вы сами слово придумали: в словарях оно действительно отсутствует. Это "чеканка по золоту" - не новость. Но в том и заслуга: сложнее всего бывает увидеть именно то, что покажется очевидным. Потом. Тому, кто не увидел. А Вы увидели. :о)

Открывать уже открытое...

Юрий, бывает, ведь ещё Остап Бендер заявлял: "Какой удар со стороны класска!". Кстати, до кучи, я тоже думал лет 5 назад, что придумал рефрен, а оказывается зря:
https://sentjao.livejournal.com/159356.html

Вместо "белого человека", как все, написать:  "белой расы". Оказывается, это уже было. :)

Юрий, это же не банка с с консервами. :о)

Вспомнилась давняя карикатура из журнала "Крокодил", с подписью-диалогом королевы испанской и Христофора Колумба:
- Моя королева! Я нашёл новый путь в Индию!
- Подумаешь, Америку открыл...
:о)

Здорово. Чёткий ритм стиха. Образы замечательные. Стиль выдержан прекрасно. 

Спасибо, Александр. Обожаю этот размер.

Вы классицист, Юрий:) Как писал Буало

И вот пришел Малерб и первый дал французам

Стихи, подвластные размера строгим узам;

Он силу правильно стоящих слов открыл

И Музу правилам и долгу подчинил.

Да, Александр. И с моей точки зрения, указанная Вами строфа из Буало несовершенна из-за того, что в 3-х строках отсутствует мужское ударение на 6-м слоге.

Я не в качестве примера привёл, а к тому, что французы во времена классицизма стали очень внимательно и трепетно относится к размеру:) Здесь текст важен, а не русский стих.

А у меня претензии не к тексту, а к его переводчику.

Это Ваше право. Я французским не владею. Но Линецкая - очень известный переводчик. Это замечательная советская школа. Я не сторонник высказывать претензии мастерам.

Заинтересовала тема ударения на цезуре. На мой взгляд, здесь достаточно просто наличия цезуры, а ударение строго на шестом слоге даже и не так желательно, т.к. придало бы тексту монотонности.

Я к этому пришел сам, потом нашел подтверждение в бодлеровском "Плаванье" Цветаевой. У нее там всего 3-4 строки, не имеют ударения на 6-м слоге. Об этом же говорит и Витковский в статье "У входа в лабиринт" (насчет "Пьяного корабля"). Для меня александрин без сплошного мужского ударения на 6-м слоге звучит расхлябанно. 

Юрий, прекрасный перевод, в частности, потому что Вам удалось сделать немного усыпляющий оригинал энергичным и увлекающим, не отпускающим внимание от начала до самого конца.

Спасибо, Ирис, Вы очень добры.

Цитаты к теме.
"Против небезызвестного стихотворца графа Хвостова его однофамильцем А.С. Хвостовым было выдвинуто обвинение в нарушении стихотворной техники, доказательством чего служило наличие в стихах графа Хвостова пиррихиев. Граф Хвостов в оправдание привел ряд аналогичных примеров из ряда произведений поэтов XVIII века, начиная с Ломоносова, чем и доказал свою правоту (...)
На это А.С. Хвостов отвечал:
Коль в Ломоносове пиррихий найден,
Так конченным считаю дело.
Признаюся, что побежден,—
Всяк может сотнями вперед писать их смело"
(Тимофеев Л.И. Очерки теории и истории русского стиха. Гл. 14)
Оттуда же:
"В то время как Ломоносов считал возможным употребление пиррихия только в песнях, а для од и вообще произведений, написанных “высоким штилем”, настаивал на употреблении чистых ямбов (“Чистые ямбические стихи хотя и трудновато сочинять, однако, подымаяся тихо в верьх материи., благородство, великолепие и высоту умножают”, — “Письмо о правилах стихотворчества”[ М. Ломоносов, Сочинения, т. III, 1895, стр. 8], Тредиаковский доказывал, что “вольность такая есть необходима ради наших многосложных слов, без которыя невозможно будет, почитай, и одного стиха сложить” (“Способ”) [В. Тредиаковский, Сочинения, т. I, 1849, стр. 131]. Сумароков же, также считавший, что чем меньше пиррихиев, “тем чище стихи”, все же признавал, что “длина слов наших извиняет писателя во употреблении пиррихиев, ибо без сея вольности и стихов сочинять не можно: хотя попедантствовати для диковинки и можно, но такие ненадобные тонкости презираются и отводят автора от доброго вкуса” (“О стопосложении”) [А. Сумароков, Сочинения, 1787, часть X, стр. 55].

Спасибо, Александр Владимирович.

Сумароков  - замечательный поэт и умный человек. Учиться надо  у него. Жаль, что ума всё меньше и меньше у нынешнего поколения.