Перси Биши Шелли . Не поднимайте занавес (3 варианта)

Дата: 28-01-2016 | 20:17:23

1.

Не поднимай завесы расписной,

что носит имя жизни, хоть на ней

мир намалеван праздный и пустой.

Над бездной, за фасадом из теней

маячaт Страх с Надеждою-сестрой,

что ткут завесу от начала дней.


Я знал того, кто занавес поднял:

он мнил за ним по вкусу своему

найти предмет. Увы, как ни искал,

всё ж не нашёл - ни сердцу, ни уму.

На нашей сцене тени правят бал,

пятном был ярким дух-энтузиаст,

но истины он так и не познал,

как не познал её Екклезиаст.


2.

Не поднимайте занавес цветной,

что носит имя жизни, хоть на нём

всего лишь мир подобий расписной

набросан: мы за ним распознаём

над бездною безвидной и пустой

лишь Страх с Надеждой, ткущих тень вдвоём.


Был муж, кто, нежный сердцем, приподнял

кулису ту. Не зная, почему,

он там, за ней, прекрасное искал,-

но не нашёл по вкусу своему!

Он шёл по сцене, где справляют бал

лишь тени - был он яркий им контраст,

но высшей правды так и не познал,

как не познал её Екклезиаст.

 

3.

Не поднимайте полог расписной,

что жизнью мы зовем, хотя на нём

подобья лишь видны, и вразнобой

цвета набросаны. Распознаём

за ним мы Страх с Надеждою над тьмой,

прядущих мир теней своих вдвоём.


Мне был знаком дух трепетный. Поднял

он полог, чтоб для сердца своего

найти отраду. Тщетно он алкал!

Увы! -он не нашёл там ничего.

И здесь, на тусклой сцене, идеал

средь призраков искал  энтузиаст,

но истину ту самую познал,

что много лет назад - Екклезиаст.



Percy Bysshe Shelley

 

«Lift not the painted veil which those who live»

 

Lift not the painted veil which those who live

Call Life: though unreal shapes be pictured there,

And it but mimic all we would believe

With colours idly spread, — behind, lurk Fear

And Hope, twin Destinies; who ever weave

Their shadows, o’er the chasm, sightless and drear.

 

I knew one who had lifted it — he sought,

For his lost heart was tender, things to love,

But found them not, alas! nor was there aught

The world contains, the which he could approve.

Through the unheeding many he did move,

A splendour among shadows, a bright blot

Upon this gloomy scene, a Spirit that strove

For truth, and like the Preacher found it not.

Санна, продолжаем тему :).


"...над бездною безвидной и пустой" (o’er the chasm, sightless and drear)


"Безвидная бездна" - неудачная конструкция с т. зр. и фонетики, и семантики. Под словом "безвидная"  Вы имели в виду "невзрачная" или "невидимая"?

      Наверное, сюда больше подошло бы словосочетание "глухая бездна". У ругаемого кое-кем Бальмонта - "глухой провал снов". Конечно, никто Вас не заставляет повторять за Бальмонтом в/у эпитет, но "безвидная бездна" портит перевод. 


         Да и Ваш "контраст" - из той же современной оперы, что и "энтузиаст" :).


   PS

      "Это последний Ваш здесь комментарий, на который я реагирую...".


       Да что Вы говорите, Санна, надо же...Вот оно: неприятие критики :). В таком случае, тоже больше не критикуйте меня.


    PPS


Якову Матису


"Эмма, мне кажется, что Ваше мнение несколько предвзято.
Слово "контраст" вполне вписывается в общий контекст и по смыслу и по стилю".


      Яков, это похвально, что Вы хорошо относитесь к Санне. Похвально, что вы оба - начитанные, увлечённые языками. Но чувство русского языка тоже должно быть. В данном случае слово "контраст", может, подходит  по смыслу, но спорно по стилю. Не забывайте, что Шелли.- поэт романтический. Я уже не говорю о том, что Санна после всех дискуссий всё-таки оставила своего "энтузиаста" :). Зато других критикует весьма резво. Но если не хотите, чтобы я вмешивалась, - ради бога.

безвидна и пуста

...Мне, честно говоря, уже наскучило с Вами толковать о некоторых вещах, для Вас явно новых. Читайте книгу Бытия, читайте хорошую русскую поэзию.  Это последний Ваш здесь комментарий, на который я реагирую.

Всего доброго.


Да, пожалуй, первый лучше. А я не из-за скучных рифм или чего-нибудь, указанного критиками, решила еще один вариант набросать, а просто хотелось эту гностико-платоновскую фишку сюда пристроить, насчет "mimic" (в своё время очень увлекалась позднеантичным гностицизмом...).  Эту важную мысль Сергею в его переводе удалось как-то передать. Но сейчас к месту самоцитата, т.е. банальность дня:  "не только передачей мыслей жив перевод, и безнадежную форму корректно переданным содержанием не поправишь (Сергей, если Вы это читаете, то извините, что я об этом здесь говорю )".


Что бы сделать с дурацким "вдвоём" первой строфы, ума не приложу.


Санна, ну ей-богу, не хотел к Вам влезать, зарёкшись уж который раз. Но пока не хватает мне выдержки, чтобы проигнорировать эту Вашу банальность дня, которая нацелена очевидно на меня (Вы об этом прямо говорите, Ваше этическое чувство не воспротивилось!)..

Сначала вчитайтесь в то, что Вы самоцитируете

 "не только передачей мыслей жив перевод, и безнадежную форму корректно переданным содержанием не поправишь" 

А потом, Вы, такая основательная и обстоятельная, потрудитесть прочесть хоть часть из моих опубликованных пока 21-го Шелли, отыщите там хоть одну(!) безнадёжную форму, прежде чем позволять себе Вашу с п л е т н ю !  

Иногда произносить банальности, упиваясь каждым слогом - это почти Хармс.

Почему же сплетню? Тут открытое дискуссионное пространство, и речь шла о конкретном Вашем переводе, который уже достаточно разбомбили на Вашей странице. Надо же, а я думала, что все-таки что-то хорошее о Вашем переводе  сказала. 


Как-то не получается у нас конструктивного общения, Вы правы. Почитаю еще Вашего Шелли, пока из прочитанного мне одна вещь понравилась, Вы знаете.

Ах, разбомбили? А дискуссию читали, которую я начал отповедью Лукьянову, продолжив у Лифшица?

А Вы-то сами что скажете?

Когда даёшь негативный отзыв, надо конкретизировать. Таков закон!

Иначе и выходит сплетня

Вам знакома такая этика?


Прочитала с огромным удовольствием, спасибо.

Здорово, но viel zu deutsch, слишком тяжеловесно, явное философствование. Элегантно-незатейливое the things to love британца превращается, конечно же, в  Alles, и уж конечно der Kern der Dinge и die Welt des Reizes - тут как тут, куда же без этого.

Но мне, естественно, понравилось. А кто автор перевода?




Doch dessen Werth nicht war der Dinge Kern,
 Es däucht' ihn rings die Welt des Reizes baar. 


...nor was there aught

The world contains, the which he could approve


Вот еще интересный перевод С.Л. Сухарева.


Не трогай разноцветного покрова,

Что жизнью мы, живущие, зовём:

За тканью занавеса расписного

Страх и Надежда - близнецы - вдвоём,

Сокрытые от зрения людского,

Ткут миражи бесплотные тайком.


Мне ведом некто был. Один он смог

Взглянуть туда, где бездна роковая:

Любви он жаждал, но увы! жесток

Мир, пройденный от края и до края;

Средь равнодушных светочем пылая,

Там сердце на мученья он обрёк -

Дух, что скитался, истины алкая,

Не отыскавший истины Пророк.


Сергей Леонидович, обращусь к Вам здесь, если не возражаете. Поначалу я отнеслась к этому тексту с энтузиазмом, а теперь он сменился скепсисом. Мешают женские рифмы во 2-й строфе, почему-то кажется, что и в 1-й строфе тоже им место разве что в четных строчках, как в оригинале.

А главное, слишком пафосные, кмк, русские выражения во 2-й, которых нет у Шелли. А у меня, наоборот, получилось слишком сухо. 

Многие понимают и переводят "he sought...things to love" как "он искал любви".  Но на мой вгляд это лучше понимать  просто как поиск того, что по душе, по вкусу. Идеалистам всех времён "просто жизнь" не по нутру, они ищут и за пределами мира, воспринимаемого органами чувств, и за пределами социальных конвенций.

В конце концов things to love и обозначает "то, что можно любить", "предмет любви", и это может быть все что угодно, от платоновского "высшего блага" до вещей вполне осязаемых. 


Спасибо Вам еще раз большое за участие, и была бы рада, если бы Вы проанализировали/разгромили и мою попытку, но, конечно, не могу надеяться вовлечь Вас в дискуссию.


Санна, спасибо Вам за внимание к моему переводу.

         Относительно женских рифм замечу, что для русской просодии - в отличие от английской, где преобладают односложные слова - альтернанс более естественен, нежели сплошные мужские рифмы. В оригинале - именно они: дифтонг считается одним слогом.

         Насчёт степени "пафоса" восприятие может быть разным - и достаточно субъективным. В этом смысле, по-моему, "Шелли перешеллить" не так-то просто.

        А вот Ваше толкование слов "he sought...things to love" мне представляется тонким и вполне точным. Действительно, герой не "Любви жаждал" (каковой был переполнен сам), а - как говорят нынче - "находился в активном поиске" объектов, достойных любви и равновеликих его чувствам.

       Что касается Вашего перевода, он довольно удачен, хотя без возражений не обойтись. Например, у Вас Страх с Надеждой "ткут тень вдвоём", а в оригинале сказано "weave THEIR shadows" - то есть, ткут не чью-то тень, а свои собственные обманные изображения. Далее, упомянутые Вами "кулиса" и "сцена" определённо создают впечатление некоей театральности и ограниченности пространства, тогда как у Шелли трагедия великой, но  непонятой личности приобретает вселенский масштаб: "...nor was there aught/The world contains, the which he could approve./Through the unheeding many he did move..." (да и "бездна" опять-таки присутствует на фоне). Решительно не нравится мне "яркий контраст" (вместо - "A splendour among shadows, a bright blot..."), притянутый для рифмы с Екклезиастом, который также почему-то вызывает смутные сомнения, хотя под "The Preacher" он, собственно, и должен подразумеваться. "Странствующий энтузиаст" не так уж и неприемлем - правда, сразу ассоциативно переносит к немецким романтикам.

         Но, повторю, Ваш перевод выполнен на высоком уровне, и могу только пожелать дальнейших успехов.



Сергей Леонидович,

сердечно благодарю за комментарий. Очень порадовало то, что у Вас  слово "энтузиаст" в этом контексте ассоциируется, как и у меня, с немецкими романтиками, а не с "Песней о встречном" или еще чем-нибудь советским (история  употребления слова enthusiasm и его производных в Англии  весьма интересна, особенно в сравнении с Германией; мне даже кажется, что это сравнение подкрепляет некоторые стереотипные, но от этого не менее верные представления ).  


Ваш перевод всё же отменный, а мой нужно довести до ума, главное, чтобы они действительно пряли свои тени!


Всего доброго.

С уважением

С.



Спасибо за отклик и добрый отзыв о моём переводе. Замечу на полях: Вам, думаю, известно, что в 1918-1922 в Петрограде существовало издательство "Странствующий энтузиаст", а в 1923-м в Москве Борис Пронин открыл кафе под таким названием. То есть, определение было на слуху и все знали, откуда оно взято. Хочу только добавить, что сопрягать рифмой в сонете Шелли совершенно противоположные понятия (энтузиаста с Екклезиастом), на мой взгляд, более чем, мягко говоря, смело: возникает неизбежный смысловой и стилистический диссонанс, строго выдержанной тональностью оригинала не предусмотренный.

Вам, думаю, известно, что в 1918-1922 в Петрограде существовало издательство "Странствующий энтузиаст", а в 1923-м в Москве Борис Пронин открыл кафе под таким названием.


Нет, Сергей Леонидович, я этого не знала, спасибо. "Бродячая собака", кончно, куда больше  на слуху, чем её  гофмановский коллега.


По поводу Екклезиаста и его сопряжения с собственным антиподом: м.б., не совсем удачно получилось, но хочу объясниться, если Вам любопытно.


 Шеллиевский контекст и употребление опр. артикля и заглавной буквы отмело для меня все сомнения в том, кто имеется в виду:

(The words of the Preacher, the son of David, king in Jerusalem.

Vanity of vanities, saith the Preacher).


С этим Вы согласны, но, насколько я поняла,  Вы сомневаетесь, стоило ли так уж разъяснительно называть вещи своими именами  в переводе. А я убеждена, что для  современников Шелли "the Preacher" звучало именно так, как для нас звучит "Екклезиаст". Ведь и OT, и в NT, написание  the Preacher встречается только в книге Еккл., больше нигде. И в данной книге оно повторяется множество раз. Более того, эта книга Библии всегда и везде - одна из самых известных и популярных (для скептиков - единственная, не вызывающая возражений), и  у других протестантов она  так и называлась - Prediger, Predikaren. Поэтому такая же ясность и недвусмысленность показалась мне уместной и в переводе. 


О сопряжении противоположных понятий: похожий контраст мне увидился в тексте Шелли. Ведь он сначала говорит о своем знакомце как о "lost tender heart", а в конце сонета сравнивает его с the Preacher. Слово preacher , помимо обозначения  автора книги Еккл, в своем нарицательном значении, вызывает, кмк, ассоциации, противоположные " lost and tender". Как и русские соответствия "проповедник" или вариант перевода "пророк". A preacher наводит скорее на мысль о "Mighty Fortress Is Our God". Какая уж тут нежность и потерянность. Поэтому я решила эту услышанную мной контрастность -и с абсолютным скептиком "The Preacher", и с непоколебимо убежденным "a preacher" - как-то передать. 


"Не отыскавший истины Пророк", конечно, звучит хорошо, но ведь в последнем русской версии синодального перевода он  "проповедник", а не "пророк", а мне, как я уже написала, хотелось полной ясности, как в оригинале. 


В переводе Светланы Семёновны Шик мне показалось спорным употребление несовершенного вида:


"Но, как Пророк, не ведал утешенья,

Алкая тщетно истины святой".


А у Шелли - явная завершенность, отрицательный результат поисков: "and like the Preacher found it not".


Вот такие соображения. 


(Еще один вариант поместила здесь).

Яков, спасибо большое. Вижу теперь, что переводчик известный. Наверное, многие немецкие дети рыдали над его Onkel Tom’s Hütte, как и мы в свое время над переводом...не знаю, чьим.

Собрала в кучу все три варианта, переношу сюда почти все комментарии из варианта 1, чтобы труд коллег не пропал даром; имена авторов подчеркнуты. Модератору: вариант 1 удален как самостоятельный пост, в целом - экономия байтов, несмотря на нижеследующий длиннющий "комментарий".


Юрий Лифшиц:


1. Скучные рифмы на ой и ей да еще и в одной строфе.

2. В второй строчке первой строфы местоимение (ней) относится к жизни, а не к завесе.

3. Заполнение пустоты с помощью ненужного слова "сестрой". Кстати, чьей сестрой?

4. Рифмующиеся служебные слова да еще одинаковые - своему-своему, чего и слыхом не слыхать у Шелли.

5. Наконец, нас утро встречает прохладой, виноват, дух-энтузиаст. Я понимаю, что нужна была рифма для Экклезиаста (Екллезиаста), но это же все-таки не "Песня о встречном".


Можно еще кое-что добавить, но пока и этого хватит.

                  

-----   Санна:

Пока из имеющегося согласилась только с п. 4, разумеется, такая "рифма" проскочила по невнимательности.

Далее по пунктам.

1. Скучные рифмы меня не огорчают, ни у себя, ни у других.

2. В контексте ясно, к чему относится.

3. Twin destinies понимается совершенно естественно как близнецы, этот мотив есть в различных мифологиях. Чья сестра - совершенно ясно.

5. По поводу энтузиаста: весьма предсказуемая реакция советского читателя, но это слово часто встречается в лит-ре первой половины19 века, особенно немецкой, и обозначает именно описываемый Шелли типаж.


Юрий Лифшиц:


1. Ну и ладно.

2. Есть контекст, а есть грамматика.

3. Не ясно.

4. Рифма своему-своему.

5. У Шелли здесь нет никаких энтузиастов.


Но если Вам нравится, умолкаю.


Эмма Соловкова:


Санна, замечу, что в первой строфе Вы почему-то упустили довольно важный момент: то, что мы верим этой завесе. А если слово "верим" сюда трудно вставить, то хотя бы как-то так:


Не поднимай завесы той цветной,

что жизнью называем, хоть на ней

мир ложный выткан праздною рукой.


      А в Вашей второй строфе слово "энтузиаст" действительно выбивается из стиля: с т. зр. русского языка оно здесь слишком современное. Может, заменить его хотя бы на "бунтовщик"? Тогда бы в пару к нему - слово "Духовник", например:

...пятном был ярким Дух сей - бунтовщик,

но истину он так и не познал,

как не познал её и Духовник.

Или что-то в этом роде.

Ваша новая рифма "нас - Екклезиаст" получилась неточной; она сюда не подходит.


------------Санна:

Что сильней энтузиаста?

Ну конечно же контраста!


Яков Матис:

По-моему очень даже неплохо. Есть цельность. Слово "поднимать" сохранили, перебросив мостик во вторую строфу, к сцене. "Не тронь!!" в других переводах очень неудачно, по-моему.

В оригинале, думаю, судьбы-двойн. (притаившиeся страх и надежда), то есть только два действующих лица в этом месте, а не три, как, например, в переводе Юрия - "двойной рок" (1) (??), ткущий тени страха (2) и надежды (3) :).
Поэтому Ваша "сестра" к месту. А рифму "своему-одному" я бы заменил, чтобы не критиковали.

Например:
"кто, следуя лишь сердцу своему,
сыскать решился вечный идеал,
недостижимый праздному уму..."

А "праздную руку" из первой строфы на какую-нибудь "умелую" заменил. А заодно и "мир ложный" не "ткать" (потому что этот глагол нужен ниже), а как-нибудь "намалевать".

Энтузиаст, конечно, очень советское слово.
Но, через десяток-другой лет вполне может опять стать нормально/нейтральным.
Успехов,  

Яков


-----------Санна:

Угу, спасибо.

Энтузиаст, конечно, очень советское слово.
Но, через десяток-другой лет вполне может опять стать нормально/нейтральным.

Жаль бедного энтузиаста, но этот тот самый случай, когда "время покажет, кто прав". Сейчас заменила его и еще кое-что, посмотрите, лучше?

Слово действительно было ходовым тогда, причем обозначало именно духовный поиск. М.б., верну его на место.

P.S. Еще подправила в 1-ой.


Эмма Соловкова:

Санна, по-моему, в Вашем новом варианте перевода не совсем верно по смыслу передана последняя фраза первой строфы оригинала:

                                ...- behind, lurk Fear

And Hope, twin Destinies; who ever weave

Their shadows, o’er the chasm, sightless and drear.

        Здесь имеется в виду, что за завесой скрываются Страх со своей сестрой Надеждой - два рока, которые извечно ткут свои тени над бездной - глухой и мрачной.


    У Вас:


...Над бездной, за фасадом из теней

маячaт Страх с Надеждою-сестрой,

что ткут завесу от начала дней.


        Вообще-то, фасад (как я поняла, здесь - это синоним завесы) - не из теней, а наоборот: в довольно ярких (хоть и фальшивых) красках, а Страх с Надеждой ткут свои тени за ним. Могу провести некоторую параллель с поэмой-сказкой "Принцесса" Теннисона - современника Шелли. Там один из главных героев (Принц) время от времени впадал в трансцендентные состояния (расширенного сознания :)), и тогда жизнь представала его взору мрачной, призрачной, полной теней.


          А вот как перевёл это место Бальмонт:

      ...Два духа, Страх и Чаянье, как воры,

Таятся там, во мраке роковом,

И тени ткут в провале снов глухом,

Над бездной создают свои узоры...


      Добавлю, что не очень хорошо звучат и следующие Ваши строки:


Я знал того, кто полог приподнял,

кто, следуя лишь сердцу своему.

достойное любви за ним искал,

но не нашел, ни сердцу, ни уму.


Здесь получился дуализм: то ли он искал достойное любви за сердцем, то ли за пологом.

     

        Конечно, Вам надо ещё поработать над этим переводом.


---------------Санна:

Перечитайте внимательно оригинал, подумайте над тем, что речь в нем о занавесе, т.е. ткани, которую прядут демоны-близнецы, Страх и Надежда. Они прядут собственные тени, и именно из них, как из нитей пряжи, и состоит эта ткань. На ней как попало разбросаны и цветные пятна. Об этом и идет речь у Шелли.
Это не он придумал. Призрачность мира, образ Ткача-Демиурга, который этот мир прядет, или синонимичные ему образы, восходит в европейской лит-ре к поздней античности и время от времени "выныривает" в лирике, окрашенной философским пессимизмом.
 
Здесь получился дуализм

Хотя должно быть понятно, что речь о пологе, но можно подчистить. Благодарю (но "дуализм" ни при чем).

Из всех Ваших комментариев самым полезным оказался, как ни странно, первый. Хотя Вы и неправильно поняли, что имеет в виду Шелли, но я возвратилась к тексту оригинала. Для Шелли, как и для его современников-идеалистов, действительно было очевидно, что мы лишь условно признаем этот мир теней, этот занавес. Хотя все прекрасно понимают, что этот занавес всего лишь mimic (имитирует) all we would believe. Что означает эта фраза? Образованному кругу современников Шелли она была совершенно понятна. Она означает, что призрачный мир явлений имитирует мир идей, в который мы могли бы верить, хотели бы верить (сослагательное наклонение, would believe) и которые, по учению Платона, и есть высшая реальность. Для Шелли и его его круга это учение Платона о тенях и высшей реальности, будто бы кроющейся за ними, были известные очевидные вещи, некий intellectual common good. Но Шелли здесь разубеждает идеалистов: за миром призрачных явлений можно увидеть только Страх и Надежду.

Т.е. в переводе было бы очень неплохо это передать, но пока никому не удалось. Спасибо за наводку!

Для перевода поэзии, далекой от нынешней социальной и мировоззренческой реальности читателя, нужно интересоваться историей идей и тем, какими представлениями жил поэт. Holy Bible, King James Version, пояснит Вам, кто такой здесь Preacher, т.е. почему мне не хотелось отказываться от труднорифмуемого Екклезиаста. Впрочем, я об этом уже писала Сергею, и, возможно, Вы знаете. "Духовник" - полная несуразность, к сожалению.
Еще раз спасибо за комментарий. 


Сергей Семёнов:


Подумаешь, Санна, - бином Ньютона! Я - о передаче особого мнения Шелли на мир идей Платона.

Взгляните в этот перевод одного нашего современника:


Не трогайте завесы расписной,
Что Жизнью называют; хоть живущие
Той верят имитации порой,
Таятся за виденьями влекущими
Страх и Надежда - Рок двойной;
То тени вечные средь бездн гнетущих.


А вот о том, что парки Страх и Надежда прядут ткань судьбы - это Вы додумываете, хотя и очень убедительно. Но может быть и не очень верно. У Шелли всего лишь -

               Fear

And Hope, twin Destinies; who ever weave

Their shadows, o’er the chasm

Я это представляю как тени, клубящиеся (буквально: вьющиеся) над бездной.

Санна!

Я убрал свой комментарий, поскольку он оказался сдевальвированным из-за эрозии взаимопонимания. Но продолжаю наблюдать за Вашей работой.

 

Поскольку Вы, как я убедился - девушка нордического склада, я буду с Вами откровенен. Нынешний Ваш вариант имеет один существеннейший, на мой взгляд, недостаток - он пещрит развязными банальностями, которые также как и бальмонтизмы, противопоказаны строгому элегантному стилю Шелли.

Это – следующие:

мир праздный и пустой.

за фасадом из теней

маячат Страх с Надеждою-сестрой,.

следуя лишь сердцу своему.

достойное любви за ним искал

ни сердцу, ни уму.  

Уныла пьеса, тени правят бал,

на фоне их он яркий был контраст,


Распорядитесь моим замечанием по своему усмотрению.

И благодарю Вас за сочувствие к моему Плачу.

С уважением, Сергей.


------------Санна:

Удивительный сонет, ни один перевод, включая мой собственный, меня не устраивает полностью. Но с наслаждением повторяю подсказанную Вами банальность, раз уж Вы меня обручили с этим понятием: все эти переводы разные, т.е. по-разному и в разной степени плохи, именно как переводы. Как самостоятельный стиш Чемен хорош, кмк. 

дописано позднее:

перевод С.Сухарева мне пока нравится больше других

Спасибо за комментарий!

С уважением

С.