Роберт Геррик. Его пожелание Богу. His Wish to God. (1591 - 1674)

Дата: 19-06-2007 | 12:02:29

ЕГО ПОЖЕЛАНИЕ К БОГУ


Хотел бы я, пред тем как умереть,
Жилье с могилой схожее иметь,
Приют убогий; жил бы тихо в нем,
Как призрак в жалком склепе день за днем.
В ковше и плошке я б хранил запас
Того, что нужно мне, дабы в свой час
И в месте должном я бы произнес
Тебе свои молитвы, мой Христос.
Твой Крест передо мной висеть бы мог:
Не чтить - боготворить Тебя, мой Бог.
Так здесь провел бы я остаток дней
За Библией и Книгою моей.



His Wish to God.
by Robert Herrick


I WOULD to God that mine old age might have
Before my last, but here a living grave,
Some one poor almshouse ; there to lie, or stir
Ghostlike, as in my meaner sepulchre ;
A little piggin and a pipkin by,
To hold things fitting my necessity,
Which rightly used, both in their time and place,
Might me excite to fore and after-grace.
Thy Cross, my Christ, fix'd 'fore mine eyes should be,
Not to adore that, but to worship Thee.
So, here the remnant of my days I'd spend,
Reading Thy Bible, and my Book ; so end.

Да, "пожелание Богу" - весьма самоуверенно, надо знать, что Бог тебя хотя бы услышит.

Споткнулся я вот обо что: "Лежал продукт насущный: соль и хлеб;". Если стоит задача разбавить печальное содержание толикой несуразности - ОК. Если же нет - "продукт" и "насущный" слова разных эпох и стилей, одно из молитвы, другое в лучшем случае - из Адама Смита.

"Насущные лежали - соль и хлеб", КМК, подходящая содержанию форма, нет?

С уважением, Александр

Валерий,

хорошо всё. Маленькие шероховатости устранили и и нормально :)

С БУ
АЛ

Мне кажется, Валерий, в Вашем переводе можно было бы учесть один КМК-момент: Геррик не просит у Бога прижизненного захоронения в молитве, т.е. вообще, не просит ничего для себя. Он как раз, по-моему, Богу желает, чтобы так случилось, что он, Бог, увидел бы, наконец, Геррика в такой слабо представимой, но, несомненно, приятной для Бога позиции. Проще говоря, как Магомаев пел: «Желаю Вам всего того, что Вы желаете себе...» Или как в Одессе говорили: «Ну чего Вы еще хотите? Чтобы Вам генерал за водкой бегал?» :)

В этом, мне кажется, основной иронический настрой стихотворения. Но тогда нужно первую строку поправить. Что-нибудь, вроде «Хочу тебе, о Боже, пожелать меня еще до смерти закопать...» Не так, конечно, но в этом смысле... :)

А то – название не понятно.
И, вообще, как-то не очень логично получается – сначала на полном серьезе: заточи меня в могильном склепе, а потом – склеп-де не про меня... :)

С уважением,
Никита

Я тоже, кажется, свою "десятку" приберёг. Теперь воспользуюсь - потому как заслужена долгой и упорной работой над словом... Молодец, Валерий!
С БУ,
СШ

Друзья,
А.Ситницкий и А.Лукьянов,

Оба вы в своем неприятии друг друга слишком далеко заходите. У каждого из вас есть многое, за что можно уважать. Алекс знает, за что я его уважаю, и за что критикую – это уже рассеяно в моих ответах ему на пру. Лукьянова я уважаю за его любовь к поэзии, его знания, его несомненный дар версификации, его творческую плодовитость, с какой даже некого сравнить, и прочее. и прочее. Алекс, вы пишете, что АЛ неприятен вам как человек, а вы знаете его как человека? Да, по тому, что и как человек делает, можно судить о некоторых его качествах (Я есть то, что я делаю). Но не мешало бы помнить о том, что наши суждения часто бывают ошибочными, ибо они – плоды нашего несовершенства. Алекс, представьте себе ситуацию. Лукьянов видит, что вы тонете, и спасает вас, а я уверен, что и в реальности он бы вас попытался спасти, как, впрочем, и вы его (разве нет?). Вряд ли оба вы стали говорить, что спасение утопающих - дело рук самих утопающих. Или вы, Алекс, предпочтете лучше утонуть, чем быть спасенным Лукьяновым? Не думаю. Ну и как бы вы к нему после этого относились? Наверное, многое бы простили ему, и согласились бы, что он вполне приличный человек, и с ним можно иметь дело, и разговаривать, не унижая. В настоящей же ситуации вы, Алекс, если видите, что Лукьянов тонет, вместо того чтобы протянуть ему руку помощи, бьете его по башке, и лишаете его права на жизнь. Вы думаете, что поэзия выиграет, если Лукьянов утонет? Кто же тогда останется? Даже если вы считаете, что он – графоман, и потому пусть утонет, даже тогда вы не правы. Графоманство тоже имеет право на жизнь, ибо принадлежит к той самой почве, гумусу, на котором произрастает истинная поэзия. Читатель сам выберет, кого ему читать, графомана или поэта. Задача критика воспитывать вкус, а не топить графоманов, ибо они сами утонут в забвении. В таком случае лучше уж говорить о совершенстве совершенного, чем о несовершенстве несовершенного. Зачем тратить время и усилия на графомана? Чтобы самому утвердиться за его счет?
Еще раз услышьте глас вопиющего в пустыне: Ребята, давайте жить дружно! Не можете жить дружно, так забудьте друг о друге, и живите дружно, с кем хотите. А хочется подраться, заведите дома по образцу японцев куклы своих врагов, и вымещайте на них свой темперамент, сохранив тем самым мир и спокойствие в нашем общем доме.

С уважением к обоим,
ВС

Валерий, действительно получилось хорошо, но вот три маленькие шероховатости, которые хотелось бы, чтобы вы убрали.
1. Замените могилу на гробницу, а то чересчур мрачно получается, врадли кто-нибудь пожелает жить в могиле. Гробница все же помещение более пригодное для уединения, т.е. надо бы:
"Жилье с гробницей схожее иметь".
2. Слово ПРЕДМЕТЫ в строке "Предметов нужных мне, дабы в свой час" ,КМК, слово чужеродное, предполагает вещи, имеющее пространственные очертания и искуственно изготовленные. Лучше бы столь же неопределенно, как у Геррика:
"Того, что нужно мне, дабы в свой час".
3. "Твой Крест передо мной висеть бы мог", как кто-то вам правильно заметил вызывает представление, что речь идет натурально о том кресте, на котором был распят Христос. Лучше бы;
"Распятье пред собой чтоб видеть мог".

В целом поздравляю с успехом и здесь, и на конкурсе, хотя, если говорить честно, перевод Никиты мне представляется чуть предпочтительнее. Но это чисто субъективно.

Дальнейших успехов!
ЛП