Райнер Мария Рильке. Сфинкс

Поди,  сама подпортила свой  кумпол 

(в ее руке остался пистолет) — 

вздохнул прохожий. Доктор пульс прощупал.

В больницу вез  привыкший драндулет.


Она молчала,  глаз не открывала.

При ней - ни  документов,  ни гроша.

 Речь пастора уже не проникала 

в пространство,  где чуть теплилась душа.


Но ночью, будто силясь объясниться,

вдруг всхлипнула  — мол жизнь невмоготу…

которая сточилась  по крупице,

бедняжку погружая в пустоту.


Sphinx

Sie fanden sie, den Schädel halb zerschlagen,

in starrer Hand das heiße Rohr von Stahl.

Die Menge gaffte. — Bis der Rettungswagen

sie brachte in das gelbe Stadtspital.

 

Nur einmal hat das Aug sie aufgeschlagen…

Kein Brief!, kein Name, nur ein Kleid, ein Schal;

dann kam der Arzt mit seinem leisen Fragen

und dann der Priester. — Sie blieb stumm und fahl.

 

Doch spät bei Nacht, da wollt sie etwas sagen,

gestehn… Doch niemand hörte sie im Saal.

Ein Röcheln. — Dann ward sie herausgetragen,

sie und ihr Schmerz. —

Und draußen steht kein Mal.




Александр Шведов, поэтический перевод, 2023

Сертификат Поэзия.ру: серия 924 № 178843 от 05.12.2023

3 | 13 | 233 | 23.02.2024. 21:03:40

Произведение оценили (+): ["Александр Владимирович Флоря", "Валентин Литвинов", "Владимир Корман"]

Произведение оценили (-): []


Добрый день, Александр! Хорошо получилось! Единственное сомнение у меня вызвала психушка. Неужели в немецком тоже есть такая идиома "желтый дом"?

Валентин, мерсибо! Здесь я использую психушку не в в смысле, что это — дурдом, а — психиатрическая больница.

Все-таки, в дурдом помещают после постановки диагноза и лечения.

Хотя я и не уверен, что в немецком существует прямой аналог нашему «желтому дому», но как тогда перевести «желтую» больницу? Больница, окрашенная в желтый цвет?

Белавин   в своих пояснениях, предваряющих этот текст Рильке, уверенно говорит, что речь идет о «госпитале для умалишенных».

И все-таки, странно, что человека, истекающего кровью, везут сразу в психиатрическую больницу, где его точно никто спасать не будет. Притом, везут на скорой...

В контекст моего прочтения  оригинала стиха  это, кстати, очень хорошо ложится - на эту бедняжку всем наплевать — куда везти,  что с ней будет дальше…

Александр, вынужден разочаровать. Утверждения Игоря о госпитале для умалишённых оказались несостоятельными.

Теперь хочется поставить ещё один like!


Наташа, отвечаю на твои вопросы.

Первый катрен  в данном исполнении, на мой слух,  наоборот —  увеличивает трагизм ситуации. Нет, чтобы посочувствовать - как же бедняжку жизнь довела, грех смертельный совершила — покончила жизнь самоубийством. А ведь таких даже на кладбище не хоронили.

И такая реакция — не исключение. В прошлые века в Европе (и не только) разодетые люди шли на центральную площадь своего городка посмотреть на публичную казнь,  как на праздник и развлечение…

Впрочем, и сейчас реакция в отношении горестей других может быть всякой.



И  «мол» у меня исходит не от бедняжки, а  от случайно услышавшего  ее предсмертный вздох служащего психушки, которому , по большому счету, по барабану, что с ней произошло и почему…

Да, у Рильке ее вообще никто не услышал. Если заменить «мол» на «что» — станет, как в оригинале…

Но смыл останется по-существу тем же. Она было не услышана людьми в широком смысле…

P.S. Оценила — оценила? Или оценила — оценила?😜

Саша, я вспомнила: не подходите к ней с вопросами, .вам всё равно, а ей довольно..любовью, грязью иль колесами она раздавлена -всё больно
Понимаешь, и ни крови, ни тела, разодранного до неузнаваемости . Я этого жду всегда. И здесь просто череп. Кумпол пренебрежительно. Ты сам это знаешь. Но ты хочешь свободы. А переводчик должен лексически соответствовать. Иногда рамки рифмы наоборот помогают. Реально. Пишу в метро)
Бродский в интервью про одного поэта сказал, что переводы его испортили) смотри)

Наталия Игоревна, очень уместно Вы вспомнили Блока.

Александр, за Литвинова лайк с удовольствием поставил я.
Но,
во-первых, в оригинале про пистолет говорится иносказательно,
во-вторых, героиня, видимо, умерла. Ты же как будто оставляешь иллюзорную надежду. Может, проявить к героине сострадание?

Александр, благодарю!

Пистолет оставлю.  Хоть  он и не называется у Рильке напрямую, но читатель о нем  догадывается, и сложно представить другой убедительный вариант, что же героиня могла держать в руке.
Что касается концовки, у меня сперва так и было, как ты предлагаешь - бедняжку погруЗИВШИ в пустоту.
Но потом под настроение поменял. Возможно, верну назад…