Джон Китс. Ода Праздности.

Ни трудятся, ни прядут.

                                  Матф. 6-28

По сандалеты в саванах, нежданно -
Молебных поз смиренною игрой,
Из трёх фигур процессия пространно
Явилась мне рассветною порой;
Они скользили плавно тем же кругом,
Каким на вазе мраморной тела
Скрывает поворот её, покуда
Не возвратит их к свету друг за другом
В знакомых Тенях, чуждых мне, как мгла
От фидианской древности сосуда.
....................................................................
Откуда, Тени?... Кто вы?... Неужели
Напрасен ваш нешумный маскарад -
Мне не открыть секрета вашей цели,
Вам ускользнуть, явившись невпопад
В дни праздные?... В венке блаженной воли
В небесный срок сладчайших сновидений
Тем летним утром  блекнул нежный цвет;
Пульс замирал, и от фантомной боли
Взор цепенел... О, почему от ТЕней
Мой разум не избавился?... Но - нет...
................................................................
Мгновенный взгляд на третьем обороте
Был каждой Тенью адресован мне;
Я всех узнал,.. я бредил о полёте,..
Я рвался вслед,.. я пребывал в огне;...
Любовь Прекрасной Девой поэтично
Шла первой; шло Тщеславие - за ней,
Чей бледен лик, взор  тёмен беспокойный;
Последней та, кого люблю сильней,
И грешен в том, что знаюсь с нею лично,-
Поэзия, мой Демон непристойный.
.........................................................
Они поблекли явно... Где же крылья?...
Что есть Любовь?... И где?... Какая чушь!
Тщеславный зуд от жалкого бессилья;
Короткий приступ вешней дрожи душ;
Поэзия! Мне не дано в ней, нет -
Ни в полдень сонный сладости желанной,
Ни сумеречной праздности медовой;
О, мне не знать защиты зрелых лет
От ворожбы луны непостоянной,
Не слышать зова логики суровой!
..........................................................
Они прошли опять - увы! Как странно...
В цветастых грёзах росписи по сну,
Душа моя, как дивный луг, туманно
В лучах и бликах двигала волну...
Не дождь - туман тем утром майским сладкой
Слезою с век ложился на стекло;
Распахнутая створка листья мяла
Младой лозы, впуская в дом тепло...
Не тщитесь, Тени, чтоб в подол украдкой
В разлучный миг слеза моя упала.
...........................................................
Итак, прощайте, Призраки, увы -
Я не желаю, обольщённый встречей,
В сентиментальном фарсе из травы
Поднять главу с покорностью овечьей;
Предстаньте вновь, неспешно скрывшись с глаз,
Античных ваз триадой маскарадной...
Прощальный взгляд... Есть у меня пока
Полночных грёз полуденный запас...
Фантомы - прочь! Всплывайте в облака,
Впредь не смущая Праздности отрадной!

"Ode on Indolence"
‘They toil not, neither do they spin.’

One morn before me were three figures seen,
    With bowèd necks, and joinèd hands, side-faced;
And one behind the other stepp’d serene,
    In placid sandals, and in white robes graced;
        They pass’d, like figures on a marble urn,
    When shifted round to see the other side;
They came again; as when the urn once more
        Is shifted round, the first seen shades return;
    And they were strange to me, as may betide
With vases, to one deep in Phidian lore.

How is it, Shadows! that I knew ye not?
    How came ye muffled in so hush a mask?
Was it a silent deep-disguisèd plot
    To steal away, and leave without a task
        My idle days? Ripe was the drowsy hour;
    The blissful cloud of summer-indolence
Benumb’d my eyes; my pulse grew less and less;
        Pain had no sting, and pleasure’s wreath no flower:
    O, why did ye not melt, and leave my sense
Unhaunted quite of all but—nothingness?

A third time pass’d they by, and, passing, turn’d
    Each one the face a moment whiles to me;
Then faded, and to follow them I burn’d
    And ached for wings, because I knew the three;
        The first was a fair Maid, and Love her name;
    The second was Ambition, pale of cheek,
And ever watchful with fatiguèd eye;
        The last, whom I love more, the more of blame
    Is heap’d upon her, maiden most unmeek,—
I knew to be my demon Poesy.

They faded, and, forsooth! I wanted wings:
    O folly! What is Love? and where is it?
And for that poor Ambition! it springs
    From a man’s little heart’s short fever-fit;
        For Poesy!—no,—she has not a joy,—
    At least for me,—so sweet as drowsy noons,
And evenings steep’d in honey’d indolence;
        O, for an age so shelter’d from annoy,
    That I may never know how change the moons,
Or hear the voice of busy common-sense!

And once more came they by:—alas! wherefore?
    My sleep had been embroider’d with dim dreams;
My soul had been a lawn besprinkled o’er
    With flowers, and stirring shades, and baffled beams:
        The morn was clouded, but no shower fell,
    Tho’ in her lids hung the sweet tears of May;
The open casement press’d a new-leaved vine,
    Let in the budding warmth and throstle’s lay;
        O Shadows! ’twas a time to bid farewell!
Upon your skirts had fallen no tears of mine.

So, ye three Ghosts, adieu! Ye cannot raise
    My head cool-bedded in the flowery grass;
For I would not be dieted with praise,
    A pet-lamb in a sentimental farce!
        Fade softly from my eyes, and be once more
    In masque-like figures on the dreamy urn;
Farewell! I yet have visions for the night,
    And for the day faint visions there is store;
Vanish, ye Phantoms! from my idle spright,
    Into the clouds, and never more return!

Перевод Е. Витковского -   http://eng-poetry.ru/Poem.php?PoemId=678

      Добрый день, Владислав. Давно не видел Вас здесь. Стал я подумывать о Китсе, а тут и Вы с «Праздностью». И сразу возник первый вопрос – почему лень стала праздностью? Это традиция, видимо, но кто ее ввел? Разница огромная.  Сходил по ссылке – наверное, Витковский?  Он и трех «человек» сразу разглядел. Зато у него нет «молебных поз» и «непристойного демона». Если Вам удастся что-то с этим сделать, я бы хотел вернуться к тексту.

Добрый день, Андрей.
Почему Праздность... Я могу сказать только про себя.
Перевод Витковского, да и Кружкова разбирать особого смысла не вижу. Фигуры в ризах и всё такое...
Да хоть бы и в хитонах...
Праздность - грех, как способ существования. 
А может, и собственного ухода...
А может, и не грех. Она может быть связана со смертью желаний. С полным опустошением.
Я наконец взял да и одел их в саваны. Примерил на себя и одел.
Лень относится к насущному. 
Праздность к божественному.
Смерть желаний кмк именно в такой последовательности утрат - Любовь   Тщеславие   Поэзия (Гармония)... 
Позы, может, и не молебные. Может - смиренные...
Я четвёртый раз переписываю. Всякие уже были.
Но если надеваешь саван на первой строке - далее просто следуешь логике. 
Поэзия - как непристойный Демон... Китс ли это...
Четыре Оды я сделал без затей. Соловья делать - пока не нашёл мотива.
Эту (не очень-то и Оду) очень хотелось сделать от первого лица. Но и переврать не слишком.
Попробуйте, Андрей. Она интересна. 
Леность мельче Праздности, но всё возможно.
Благодарно, В.К.
Бесстыдна ли Поэзия... Не сомневайтесь.




Поэзия у каждого своя, как было где-то написано. Я, собственно, к Вашему тексту хотел вернуться. Но непристойный демон меня вряд ли пропустит.

Спасибо, Андрей.
Объясню, что смогу. 
Некоторые объяснения будут идиотичны. У меня так.
Некоторое время тому назад в Салоне была такая тема -
А что есть для Вас Поэзия... Интересные были ответы.
Можно найти. Тоже относится к Переводу.
Если не определиться - что он для тебя - сложно им заниматься. Я за мотив. Я начал с того, что договаривался С нашим Никитой Николаевичем - что и как я смогу делать. 
Понятно - могут быть заказные вещи, когда ты делаешь то, что от тебя ждут. Смотришь чужими глазами. Но мотив важнее.
Непристойный... Ну есть словарь синонимов.
Я словарей не люблю. Кроме Даля конечно.
Всё всегда может быть иначе. Не обязательно лучше, но иначе - всегда.
Неизменно, В.К.

      Спасибо, Владислав. Да, я понимаю, для Вас, как и  еще для многих, включая меня, Поэзия есть дыхание, эссенция квинта, Бог в святых мечтах Жуковского, и это замечательно.  Но разве перевод не предполагает некоторого сотрудничества с автором оригинала? Не «рабской верности», которая порождает «рабскую измену», а сотворчества? Но одно-единственное слово может разрушить это единение. Тогда мы остаемся вне сети.

      «Праздность», действительно, стала традицией для переводов этого стихотворения, хотя мне ближе «лень» в пушкинском понимании.  Успехов Вам!

Спасибо, Андрей.
Однажды через некоторые усилия мы здесь договорились до Перевода, как Искусства Искажений.
Наверное, есть внутренний ценз у каждого автора...
Но не менее важно соразмерить внутренний интерес с внешним его восприятием. По сути - мы всё ещё внутри журналов. Журналы стали причудливы.
Да и читают мало. Но и у Пушкина при жизни читателей было не больше.
Можно попробовать сделать эту оду на лени.
Убеждает перевод. 
Терпения Вам. Переводов. Читателей. Всего-всего.
Благодарно, В.К.

Владислав, Вы исправили мои замечания, хорошо. По крайней мере, теперь аллюзии Китса передали точно. И слог улучшен, Вы - один из классных переводчиков на Поэзии. Так держать!!!!

Меня до сих пор не удалили из редакторов почему-то. Но Ваш перевод заслуживает ТОР на Главной.

Кстати. Заглянул в словарь на досуге.

indolence ['ɪnd(ə)lən(t)s] 1) леность; праздность; бездельничанье, вялость, лень

Успеха,






Спасибо Александр Викторович.
Начитался в Салоне нашем - сел прямо в редакторе исправлять. 
Не бросайте нас. Редактор Вы отменный.
Я ведь застал Ваши коллективные работы.
Книги Ваши видел.
Образцовое Ваше кураторство потрясающе.
Как на духу говорю - я ведь не по восхвалениям.
Праздность... Я уже сказал Андрею - Праздность выше иных определений. Божественное выше насущного. Если перевод стал лучше - это наша общая удача. Ваша, Наташи, Никиты... И Иры тоже.
Всех неравнодушных к Слову - Главному из ИСКУССТВ. И немножко к нам.
Неизменно благодарно, Кузнецов Владислав.





Здравствуйте, Владислав! Всегда говорила, что к вашему творчеству неравнодушна. Но, присоединяясь к Андрею, желаю вам больше сотворчества.
А ваши комментарии - особое искусство. Их надо отдельным томом издавать.
)

Доброе утро, Ира.
Я очень надеюсь в марте разобраться с делами и делишками. Да и по здоровью...
Обрести равновесие. И заиметь какой-нибудь инет.
И с писаниной станет проще.
А в остальном я всё тот же.
Оказавшийся здесь с Вашей лёгкой руки, Ира. 
Мы ведь только таковы, как мы друг к другу относимся.
Читаю я исправно. 
Неизменно благодарно, В.К.

ЕВТЕРПЕ...

- когда я пьян,
(а пьян всегда я),
меня тревожить не моги,
тем паче я не с той ноги
воспрял сегодня,
дорогая...

Любимая, не будь строга..
я пьян всё время, и тем паче -
тот, у кого одна нога,
встаёт с неё, и не иначе...

Владислав, добрый день!
Я специально не читала оду в переводе Витковского и Кружкова. Читала оригинал. Что же я вижу? Однажды поутру передо мной .... и так всё ясно и прозрачно.
Перевод Ваш начинается с чудовищной инверсии, простите:
"По сандалеты в саванах, нежданно -
Молебных поз смиренною игрой"
Дальше всё смещалось: фигуры, позы, они, тени, кто скрывает тела? Ну, я не знаю. Какой пример мы подаём тем самым неофитам, о которых было столько полотен рассуждений? Где слог Китса? Но более всего огорчает то, что это даже не поэзия Влада Кузнецова. Мне кажется, нужно ещё поработать. Но это , естественно только мои впечатления, которые можно не принимать во внимание, тем более, что они расходятся с мнением главного редактора.  

Добрый день, Наташа. Похоже, что читали...
Вы правильно читаете. Я ведь не знаю, чем славная инверсия отлична от чудовищной. 
Саваны и сандалии - мой скромный вклад в коллективное усилие.
Я ещё думаю над этакой одой, Наташа. 
Спасибо.





Влад, чудовищная в данном случае - неимоверно большая). Это означает, что ощущаешь себя в непроходимой чаще. Добраться до конца фразы нет возможности, начинаешь читать заново, потом вновь перечитываешь. Видимо, неправильный я читатель). Я точно знаю, что Вам под силу приблизиться к Китсу. Где эти границы вольности, переходить которые нельзя? У каждого переводчика они свои. Строгие рамки формы, стиля и рифмы иногда приносят пользу. А, возможно, всегда. 

Я понял, Наташа.
Самые сложные - первые строчки.
Можно ведь всё отпустить - сандалии, сложенные руки, склоненные головы и т.п. 
Переводчики этой оды ровно так и поступали при малейшем ступоре. Плотность языка, и всё такое...
Очень сложные 4 строчки, которые определяют прочтение. Я их пока не решил никак.
А читатель Вы правильный. Да и сонет китсовский у Вас хорош.
Конечно, лучше можно всегда. Я, может, Соловья посмотрю и снова вернусь к Призракам. 
Неизменно неизменно, В.К.

Влад, эти детали опускать нельзя, кмк. Иначе это уже не Китс. Представляете, что будет, если в "Страшной минуте" опустить "ты внимаешь вниз склонив головку"? И написать "ты слушаешь, опустив голову вниз". 
У Вас всегда чудные образы, но при этом нужна "простота синтаксиса", как справедливо заметил Александр Владимирович Флоря, когда критиковал один мой перевод. Я Вас очень хорошо понимаю. Как я Вас понимаю!)   

Иногда лёгкая звукопись как-то маскирует тяготы фразировки... Конечно, в переводе такого автора, всё заметно. Я, как смогу присесть плотно - попробую повертеть. Но если без баловства - предельно плотно.
Я подумаю, Наташа. Спасибо.
Забыл главное - вот здесь хорошо про Страшную...
http://g-kareva.ru/doc/strashnaya-minuta-slova-i-muzyka-p-i-chajkovskogo/
Очень таинственное произведение. Даже очень-очень.

Владислав, а почему бы не начать перевод словами "Из трёх фигур процессия...", а про "сандалеты в саванах" поведать немного после?
:о)
Если мой вопрос покажется нелепым или глупым, то не стесняйтесь, а так и скажите. :о)

Доброе утро, Сергей.
Я так подумал... подумал...-
первое, что увидел герой - сандалеты.
Близко подошли.
Взгляд подымается - саваны.. Потом позы.
Потом все - как процессия.
Просто по картинке. Допустим -
Из трёх фигур процессия нежданно
явилась мне рассветною порой
в сандалиях под саванами - странно
молебных поз смиренною игрой...
или-
В сандалиях под саванами - странной
молебных поз смиренною игрой -
из трёх фигур процессией нежданной
они явились раннею порой...
Разная логика событийности. 
Можно ещё как-то раскрутить. 
Подумаю, Сергей. Спасибо.


Владислав, логика действительно разная получается.
Насколько могу судить, оригинал начинается с "Однажды утром мне привиделись три фигуры". Если есть возможность начать перевод аналогично, наверное, её стоит использовать?
Но (повторюсь) это ни на что не претендующие рассуждения. :о)

Я понял, Сергей.
Всё, что смогу... Нужно присесть поплотнее.
Маленькие пространства - большие возможности...