К земле. Роберт Фрост

Tак на губах сладка

Была любовь, что мог

Отправить в облака

Её глоток..

 

Кружил меня услад

Водоворот хмельной.
Иль был то аромат

Лозы ночной?

 

Шла кругом голова

От ягоды в лесу.

И дрогнувши, листва

Лила росу.

 

Сейчас бы я не мог

Хмелеть, как молодым.

Тогда, как пламя, жёг

Мне руки дым.

 

Теперь жжёт губы соль

Почти забытых слёз.

Я изгоняю боль.

Я жажду грёз

 

Любви, что испытав

В избытке, я потух,

Как опалёных трав

Целебный дух.

 

Когда перед концом

Откажет сила ног,

и упаду лицом

В траву, в песок,

 

Я вынесу удар

Без горечи, моля

Чтоб мне последний жар

Дала земля.



To Earthward


Love at the lips was touch

As sweet as I could bear;

And once that seemed too much;

I lived on air

 

That crossed me from sweet things,

The flow of- was it musk

From hidden grapevine springs

Downhill at dusk?

 

I had the swirl and ache

From sprays of honeysuckle

That when they're gathered shake

Dew on the knuckle.

 

I craved strong sweets, but those

Seemed strong when I was young;

The petal of the rose

It was that stung.

 

Now no joy but lacks salt

That is not dashed with pain

And weariness and fault;

I crave the stain

 

Of tears, the aftermark

Of almost too much love,

The sweet of bitter bark

And burning clove.

 

When stiff and sore and scarred

I take away my hand

From leaning on it hard

In grass and sand,

 

The hurt is not enough:

I long for weight and strength

To feel the earth as rough

To all my length.







Алексей,
это - одно из любимых у Фроста, поэтому вряд ли буду объективной ))
запнулась на этих выражениях:
Хмелеть, как молодым. (как молодой?)
Откажет воля ног, (может сила?)
и здесь: Я жажду грёз... 
Как опалёных трав Целебный дух.
если я правильно поняла: я жажду грез, как духа опаленных трав? жажду (чего?) духа, нет?
можете покритиковать мой перевод: https://poezia.ru/works/43313
:)

Здравствуйте, Алёна.

Спасибо за критику. Да, грамматчески у меня есть огрехи, так что благодарю за то, что Вы их заметили. B таком сжатом и лаконичном тексте трудно разгуляться русским длинным словесам. Но мы с Вами не испугались. Ваш перевод отличается от моего довольно сильно своей трактовкой. И своими сильными и менее сильными сторонами. Где-то Ваш перевод ближе к оригиналу, где-то дальше. Если идти по тексту, то вот на что можно обратить внимание:
 
Любви сладчайший дар
Пил столько, сколько мог. - Разве дар может пить?

Где, видно, виноград
В тени на склонах рос,
Мускатный аромат
Весенних лоз? - Не совсем ясно, в чём заключается вопрос.

От жимолости рос, -
Задень едва - Здесь "рос" - существительное, но воспринимается как глагол. Требуется усилие, чтобы понять, что это - "росы жимолости". И что будет, если "задень едва"?

And burning clove - хотя clove часто употребляется со словом чеснок, в тексте нет указания, что это чеснок. Поэтому неожиданное появление чеснока разрывает контекст.

Вот моя критика :)

Увидев все Ваши переводы Фроста, я испытал чувство глубокого уважения. Такая большая работа и смелость. Некоторые стихотворения я бы не решился переводить вообще, например, Nothing gold can stay. Вы за это взялись, и это здорово.

Спасибо Вам, что поделились своими переводами. Я сделал всего 3-4 перевода Фроста и планирую их скоро выставить ... для критики :)

Здравствуйте, Алексей.
Разве что для критики.
У нас тут Фроста любят переводить. Лучше бы не любили. А то пишут, что ветер листву бросает ниц, а читатели думают, что и Фрост такой же.
Он слишком глубокий и своеобразный поэт, чтобы брать его с наскока.
Может, не надо торопиться? Сначала почитать, поразмыслить, покритиковать свой текст самому, а там уже выставить для чужой критики.

Здравствуйте, Александр.
Я понимаю, что Вы меня хотите оберечь от поспешности.
Я думаю, почитать, поразмыслить - относится к любым поэтам.
Покритиковать себя - не всегда получается.
У меня мало переводов Фроста, и я выбирал то, что мне казалось понятным для перевода. А насколько я действительно понял - это задача моих критиков увидеть и объяснить.

Почему нельзя писать "словеса"? Это была самоирония.
Я в переводах относительный новичок. Поэтому открываю для себя вещи, которые Вам давно известны. В частности, плотность английского текста по сравнению с русским. Это особенно видно у Шекспира (в моих скромных опытах). Таким образом, переводя, мы выполняем две работы: перекладываем с языка на язык и сокращаем. Думаю, есть языки, где слова (словеса) длинней, что делает работу проще.

Алексей, Вы пишете:
"B таком сжатом и лаконичном тексте трудно разгуляться русским длинным словесам" -
то есть говорите не о себе, а о русских словах вообще: они длиннее английских.
Словеса - это устаревшая форма, и в современном русском языке она имеет сниженный оттенок: пустые словеса, напыщенные словеса и т. п.
Я понимаю, что Вы живете в иной языковой среде и не чувствуете каких-то нюансов или их забыли. Это совершенно естественно, я Вас не упрекаю, а просто делаю уточнение.
К сожалению, этот перевод Фроста сырой. Это видно уже по началу:
Tак на губах сладка
Была любовь, что мог
Отправить в облака
Один глоток.
Какой глоток? Чего глоток? Каким образом он этот глоток отправил в облака? Выплюнул?
Без оригинала не разберешься, но не разберешься и с оригиналом. Где это всё в нем?
Мы тут ведем дискуссии об интерпретациях - так вот же интерпретация в чистом виде.

Я постараюсь поработать над текстом. Вы правы, отсутствие языковой среды заставляет пользоваться старыми запасами (30-летней давности), и часто я обращаюсь к Google (о ужас!), чтобы убедиться в значении слова. 
А каковы основные аргументы этой дискуссии об интерпретации? Разве не любой перевод - интерпретация?

Некоторые заявляют, что нет.
То, как Вы реагируете, вызывает уважение.
Может, давайте будем друг к другу обращаться по отчеству?

Давайте, Александр Владимирович.
Но меня можно просто Алексей.

Я всё-таки предпочитаю общаться с людьми по отчеству - взаимно.


Я по батюшке Михайлович. Но, видит бог, меня ни разу по отчеству не величали за тридцать лет.

Очень приятно, уважаемый Алексей Михайлович.
Будемте церемониться. Бесцеремонности тут и так хватает.

Алексей, большое спасибо за добрые слова и за критику, обдумаю Ваши слова, посмотрю, можно ли что-то исправить.
да, переводы значительно отличаются, и не только наши. Кружкова Вы наверное видели, есть неплохой перевод Бориса Зверева: https://www.netslova.ru/zverev/frost.html
но в нем не выдержан размер. согласна с Вами - короткие строки сильно ограничивают. и стихи довольно образные.
в Вашем переводе мне жаль лепестка розы, но и оксюморон: сладость горькой коры и жгучей гвоздики.
и не согласна с концовкой, с тем, что теперь лг жаждет грез. речь, кмк, идет не о грезах последних дней. о том, как поменялись его взгляды и ощущения в зрелости по сравнению с молодостью.
в комментарии к этому стихотворению отмечено. что оно (цитирую): своеобразно отражает отход зрелого Фроста от христианской идеи стремления к совершенству..

буду ждать других переводов ))

п.с. Б. Слуцкий:
Я̀-то знаю, как тебя начать:
надобно по словарям разложенные,
лексикографами приумноженные
словеса заставить прозвучать.
Пусть они гремят, как небеса,
эти словеса,
и трепещут, как леса,
и жужжат, как в лето жалом вложенная
тонкая оса.

Алёна, я посмотрел перевод Зверева. Не в восторге. Много неточностей.  
Одна из ключевых фраз у Фроста:

The petal of the rose
It was that stung.

То есть юность имеет повышенную чувствительность, даже лепестки розы жалят. У него же

"Я молод был, и розы запах
Любил, хотя шипы кусались".

Ни к селу, ни к городу.

Я хотя бы делаю попытку передать смысл:

"Тогда, как пламя, жёг
Мне руки дым".

Понимаю, далеко от оригинала...
Вообще, стихотворение сложнее для перевода, чем мне казалось.

Алексей, Вы все правильно и тонко чувствуете.
и хотя нежелательно заменять образы, Вы передали суть этого образа. я тоже заменила соль (связанную со слезами) на терпкость, о чем сейчас жалею. все невозможно сохранить, но ключевые образы - нужно стараться. Кружкову это удалось, пусть и несколько упрощенно. на то он и мастер )) и Вы можете. у Вас есть главное: легкий естественный слог и приятный стиль. осталось только определиться с основными моментами.
а здесь молодость описывается через цветочные мотивы: виноградные лозы, жимолость, лепесток роз, их аромат и прикосновение. им противопоставляются соленый, горький, жгучий вкусы, ощущения колкого прикосновения песка и травы.
интересный анализ здесь: https://poemanalysis.com/robert-frost/to-earthward/ если не читали.

Алёна, спасибо за ссылки, я всё посмотрел, очень ценный сайт. И Кружкого почитал, погулял по его сайту. Да, это на уровень выше Зверева.
Хотя, возвращаясь к тому же месту, где лепестки розы колят как иголки, у него неясность:

Я нежностью болел,
Я молод был, пока
Ожог на коже тлел
От лепестка. - почему ожог, какого лепестка? Непонятно.

Но другие его переводы Фроста намного лучше. Особенно понравилось "Другая дорога".

И еще одно маленькое замечание. В русском языке не "словеса", а слова.
Словеса - то, чем изъясняются плохие стихотворцы.

Интересная дискуссия:) Что хочется отметить, что при наличии нескольких переводов этого стихотворения Фроста, каждый переводчик критикует перевод другого и находит отход от смысла и текста оригинала. Потому что считают (некоторые), что перевод - это интерпретация подлинника. Не точный поэтический перевод, а несколько вольный. Как мне хочется, так и трактую. Что и приводит Алексей в переводе Зверева другой совершенно смысл и другой размер. Когда перевод считается интерпретацией, то нет смысла вообще спорить о том, чей перевод точнее. И вообще зачем смотреть на оригинал? Если у каждого своё видение. Это как в дорожном происшествии. Один говорит - это он нарушил правила, другой говорит - нет он. Один свидетель говорит, что машина поехала на красный, другой, что на зелёный, третий - что ехала быстро, четвёртый, что ехала медленно и т.д. Вот так и переводчики интерпретируют один и тот же оригинал. И возникает вопрос, а кто всё таки виноват в аварии? Реально. Кому платить, или кого сажать? :) 

А вот когда начинают работать профессионалы, измеряют по удару скорость машин, смотрят видео, если есть, изучают всё тщательно, то потом приходят к однозначному выводу. Может не 100%, но очень близкому к истине. Так и в переводах - надо профессионально подходить к автору, изучать оригинал, стараться понять до тонкостей и передать эти тонкости. И без интерпретаций, а то можно невиновного засадить.

"Так и в переводах - надо профессионально подходить к автору, изучать оригинал, стараться понять до тонкостей и передать эти тонкости." - Александр, а кто вправе утверждать, что именно ему это удалось (изучить, понять, передать)? Это же то же самое, что говорить от имени автора оригинала, разве нет?
:о)

Никто. Но как в любой деятельности, есть профессиональный подход, а есть любительский. Вот врач, профессионал, хирург, вправе утверждать, что сделает операцию аппендицита хорошо. А медсестра не вправе так утверждать. А сторож в больнице тем более:))

Если говорить об удалении аппендицита - то, наверное, да: медсестру или сторожа и не допустят к операции. И правильно сделают. Особенно если рядом есть хирург.
Но и хирург, который заявит, что он - единственный среди хирургов, постигший все тайны этой операции и сделает её лучше любого другого - наверное, выглядел бы странно, не так ли? Даже если бы его поддерживали в этом сторожа и медсёстры.
И странно выглядит такая прямая аналогия с переводами: истопник из котельной вполне может оказаться не менее талантливым, чем увешанный регалиями и званиями мэтр.

Да и пример с экспертами-криминалистами тоже не представляется удачным: их задача состоит в том, чтобы предоставить следствию и суду голые факты без каких бы то ни было выводов. Криминалист может установить, из какого оружия был сделан выстрел и кому принадлежат найденные на оружии отпечатки пальцев. Но делать из этого вывод, что стрелял именно владелец отпечатков, он не имеет права. Это задача следователя - установить время и обстоятельства появления этих отпечатков.
:о)

Сергей, у Вас всё, что не скажу, всё неудачно:)) Только Вы говорите здесь удачно и по делу. Всего Вам доброго. Пишите стихи лучше. Речь о метрах не шла. И об истопниках тоже. Вы хотите себя тоже сравнить с нобелевским истопником котельной:))  Я давал сравнения для примера, а не для обсуждения этого примера потом. Мы переводы обсуждаем. Если Вы переводчик, и у Вас есть практика перевода и устоявшийся подход, то пишите отдельно свои соображения.

Александр, я же аргументирую, почему считаю что-то неудачным. Разве я виноват, что Вы приводите неудачные аналогии, которые абсолютно не годятся для обсуждения перевода? Разве для того, чтобы увидеть неудачность этих аналогий, нужно быть переводчиком с самостоятельным подходом?

И некрасиво с Вашей стороны утверждать, что будто бы "только я говорю здесь удачно и по делу".
:о)

Сергей, он так переводит. Какие переводы, такие и аналогии.

Сергей, это по Вашему неудачны. Я привёл пример не перевода, а интерпретации. Что каждый человек по своему интерпретирует какое-то событие. Один видит одно, другой - другое. У каждого свой взгляд. Вот уже тот факт, что Вы считаете неудачным мой пример, а я считаю удачным, уже есть разница во взглядах. А вот по поводу перевода, то с Вами мне нечего обсуждать. Вы пишите стихи, но не переводчик поэзии. У Вас нет ничего, на что можно опереться. И я вообще не понимаю, что с Вами обсуждать. Вы прицепились к моим высказываниям, постоянно делаете к ним комментарии, хотя я не к Вам обращаюсь. Может перестанете? 

Александр, насчёт того, что я "постоянно комментирую Ваши высказывания" - это сильное преувеличение. Мягко говоря. И вопросы я задаю не затем, чтобы как-то Вас задеть или поставить под сомнение Вашу компетентность.
Дело в том, что с одной стороны, Вы подчёркиваете, что Ваш подход - это лишь один из многих, что он субъективен и не претендует на истинность. С другой - что это единственно верный подход и любой профессионал будет придерживаться того же мнения, а Ваше поэтическое чутьё не может давать осечку.

Впрочем, надоедать больше не намерен.
Остался последний вопрос, который Вы можете проигнорировать:
"Я привёл пример не перевода, а интерпретации. Что каждый человек по своему интерпретирует какое-то событие. Один видит одно, другой - другое. У каждого свой взгляд." - то есть, любое событие каждый человек видит и интерпретирует по-своему. Кроме перевода. И вот чего я не понимаю, так это почему для переводов Вами сделано такое исключение. Особенно если учесть, что "переводить надо Поэзию", как Вы неоднократно повторяли.

А что переводы могут быть хуже или лучше, могут быть хорошими или посредственными, замечательными или чудовищными - это даже я понимаю.

Извините за отнятое время.

А. Лукьянову
"Так и в переводах - надо профессионально подходить к автору, изучать оригинал, стараться понять до тонкостей и передать эти тонкости. И без интерпретаций, а то можно невиновного засадить"
Александр, представьте себе: я с вами согласен. Только иллюстрирующий пример у вас далековат от литературы. Не только техническая, но и юрислингвистическая экспертиза следует тому же принципу: никаких интерпретаций, чтобы невиновный не пострадал.
Но литературное творчество - это не экспертиза. Здесь-то, не искажая оригинала, можно немного "оторваться"!

Можно, конечно. Я не ставлю жёсткие рамки. Я просто рассказываю о своём подходе к переводу поэзии. Каждый волен иметь свой подход, своё мнение. Но это мнение должно быть обосновано основными принципами перевода – НЕ ИСКАЗИ. Как у врача - НЕ НАВРЕДИ.

"Я вынесу удар без горечи, моля

Чтоб мне последний жар дала земля.*"


Дорогие коллеги, можно я о специалистах с дипломами и со справочниками (почти) без комментария...:


«Тут-то тебе грыжу и привезут, – бухнул суровый голос в мозгу, – потому что по бездорожью человек с насморком (нетрудная болезнь) не поедет, а грыжу притащат, будь покоен, дорогой коллега доктор»...

Так-с… со справочником я расставаться не буду… Если что выписать, можно, пока руки моешь, обдумать. Справочник будет раскрытым лежать прямо на книге для записей больных. Буду выписывать полезные, но нетрудные рецепты. Ну, например, натри салицилици 0,5 по одному порошку три раза в день…
«Соду можно выписать!» – явно издеваясь, отозвался мой внутренний собеседник.
При чем тут сода? Я и ипекакуанку выпишу инфузум… на сто восемьдесят. Или на двести...
И тут же, хотя никто и не требовал от меня в одиночестве у лампы ипекакуанки, я малодушно перелистал рецептурный справочник, проверил ипекакуанку, а попутно прочитал машинально и о том, что существует на свете какой-то «инсипин». Он не кто иной, как «сульфат эфира хининдигликолевой кислоты»… Оказывается, вкуса хинина не имеет! Но зачем он? И как его выписать? Он что, порошок? Черт его возьми!
«Инсипин инсипином, а как же все-таки с грыжей будет?» – упорно приставал страх в виде голоса.
«В ванну посажу, – остервенело защищался я, – в ванну. И попробую вправить».
«Ущемленная, мой ангел! Какие тут, к черту, ванны! Ущемленная, – демонским голосом пел страх. – Резать надо…»


Этот смог. И отрезать, и зашить. Не отправил человека туда, где "всё едино". А сколько таких, кто, занявших поэтическим переводом, выписывает ему смертным приговором  "натри салицилици 0,5 по одному порошку три раза в день", когда резать надо?


*PS. Алексей, я взял заключительные строчки вашего перевода в качестве эпиграфа

к вышеприведенному тексту в надежде, что с вашей стороны возражений не будет.

Спасибо,

В. М.