Будда, Р.М. Рильке (1905)

Дата: 27-05-2020 | 21:49:20

Он словно слушал. Тишина простора...

Мы внемлем и не слышим небосвод.

И он звезда. И, утаясь от взора,

Другие звёзды водят хоровод.

 

О, он – всё это! Нужно нам теперь,

Чтоб видел нас? Нужда его ли это?

Хоть на колени встань, не даст ответа,

Оставшись в глубине, как вялый зверь.

 

Поскольку сила, движущая нас

Подчас к нему, в нём вечно пребывает.

То, что узнаем мы, он забывает

И узнаёт он тайное сейчас.


***

Второй вариант:


Поскольку сила, движущая нас

Подчас к нему, в нём вечно пребывает.

То, что узнаем мы, он забывает

И знает он запретное сейчас.



(Из сборника Новые стихотворения)

***

Buddha

 

Als ob er horchte. Stille: eine Ferne...

Wir halten ein und hören sie nicht mehr.

Und er ist Stern. Und andre große Sterne,

die wir nicht sehen, stehen um ihn her.

 

O er ist alles. Wirklich, warten wir,

dass er uns sähe? Sollte er bedürfen?

Und wenn wir hier uns vor ihm niederwürfen,

er bliebe tief und träge wie ein Tier.

 

Dann das, was uns zu seinen Füßen reißt,

das kreist in ihm seit Millionen Jahren.

Er, der vergisst, was wir erfahren,

und der erfährt, was uns verweist.


(Aus der Sammlung Neue Gedichte)

Удалено за ненадобностью.

Здравствуйте, Юрий,

я, к сожалению, не понимаю Ваших замечаний или вопросов. Но в отношении тщательности прошу Вас почитать https://poezia.ru/works/154262. Это не поверхностные изыскания, а тщательно проведенная аналитическая работа-подготовка перед началом перевода трилогии, чего и Вам желаю, прежде, чем браться за какой-либо перевод.
Спасибо, что почитали и удачи на переводческом поприще!

Ключевые слова, Галина, что Вы не поняли моих замечаний. Прочее не имеет значения. Прошу прощения за вторжение. Если получится, удалю свой никому не нужный текст.

Юра, Вы напрасно обиделись, я очень рада Вашему вторжению! Ненужных текстов не бывает, хотя бы по одной простой причине, что он нужен был тому, кто его написал. А Вас я, возможно, не поняла из-за сиюминутного стресса. Ваш текст скорее всего остался в почте. Недели через две прочту еще раз повнимательнее. И еще раз спасибо за внимание!

Не за что, Галя. В прямом смысле этого слова.

Юра, перечитала Ваши замечания:
1. склонение небосвода правильное
2. И он звезда грамматически относится к Будде, и вообще все Он относятся к нему же:)
3. Мне странно читать о таких ассоциациях как Ионы (кстати, не так уж и плохо: и пророк, и идущее, и источник опорного напряжения:)) и ООНы:))  Попытайтесь, вслух прочесть с правильной интонацией... Я очень люблю и считаю это правильным в переводах стихов сохранение музыки оригинала с сохранением оригинальных интервалов и люблю переводить, не просто передавая своими словами смысл оригинала, а максимально используя оригинальные образы и слова.
4. träge - вялый, ленивый, медлительный, инертный. Более правильным по смыслу считаю вялый
5. хоровод - это круговое движение

Вот подстрочник:

Он словно прислушивался. Тишина: даль(простор)…
Мы замираем и не слышим ее больше.

И он звезда. И другие большие звёзды,

Которые мы не видим, стоят вокруг него.

 

О, он есть Всё. Действительно ли мы ждём,

Чтобы он нас увидел? Нужно ли ему это?

И даже если мы сейчас встанем перед ним на колени,

Он останется в глубине и вялым, словно зверь.

 

Поскольку то, что бросает нас к его ногам,

Запущено по его кругу миллионы лет назад

Он тот, кто забывает, что мы узнаем,

и кто узнает то, что нам запрещено.



Галя, решил все-таки ответить, хотя убежден, что останусь не понят и на сей раз

1. https://pravopisanie_i_stilistika.academic.ru/202/ - здесь все сказано насчет родительного падежа дополнений при глаголах с отрицанием.


2. Он от носится к Будде по смыслу, а по грамматике - к хороводу, потому что хоровод тоже мужского рода.

Другие звёзды водят хоровод. О, он – всё это! Нужно нам теперь,

3. По-научному это называется синтаксическая теснота смыслового ряда, а попросту - слияние. Отсюда возникают казусы, которые в справочной литературе публикуются в разделе "Авторская глухота":

Слыхали ль вы (львы);

Шуми, шуми волнами, Рона (волна Мирона);

На нем флюгера не шумят (флюгеране шумят);

Со сна садится в ванну со льдом (сосна садится) и пр.

Если Вам нравятся не относящиеся к делу Ооны и Ионы, и Вы еще приискиваете им обоснования, то это Ваше дело. Я стараюсь таких ляпсусов не допускать, а если по недосмотру нечто эдакое проскочит, и мне укажут на это немедленно исправляю.


Рекомендую статью Гаспарова в тему: http://danefae.org/pprs/kovtunova/mlg.htm


4. Вялый зверь по отношению к Будде , на моя взгляд, звучит не очень хорошо по-русски.

5. Прежде всего хоровод - это танец.


Очень долго писала Вам ответ, Юра, и нажала куда-то не туда при отправлении, а Вы одновременно отправили внесенные изменения, возможно...обидно до слёз за потраченное время и надеюсь, что изложенные ранее мысли не улетели в космос:))
А начинался мой ответ так:
Напрасно Вы считаете, что останетесь непонятым... если не стараться в спешке успеть побольше сделать:))

1. У Вас родительный падеж, а у меня винительный (В Вашу ссылку пойду попозже)
2. Странно, что однополость так сильно может повлиять на грамматику, что забудешь смысл и не увидишь знаков препинания и начала новой строфы.
3. В отношении авторской глухоты: страдаю редко... но, возможно, что метко:)) 
Да и не думаю я, что видимые Вами ионы и ооны настолько страшны, как волна Мирона со сна:))
Я вроде достаточно понятно объяснила, не приискивая ничегошеньки, почему И (пауза при чтении) он и О, (пауза при чтении) Он. Конечно, можно сделать, как у Летучего или Богатырёва... но: при замене И перед ОН, например, потеряется смысл, поскольку нет в оригинале сопоставления для применения союза А. И Будда - звезда и другие большие звезды есть: другие большие божества или боги, учителя... или, если хотите, просто люди или их души. Роден тоже был для Рильке другой большой звездой. Поэтому И ОН... И ДРУГИЕ - считаю важным при переводе.
А при Да он у Вас не возникает ассоциация с Дао?
4. А на мой взгляд, именно как вялый зверь лучше по-русски, чем ленивый (Ваше предложение). Нет негатива ленивости по отношению описания Будды. Еще лучше было бы равнодушный, но в размер на вписалось.
5. Ну и хорошо! Основное построение - круг, движение по ходу солнца. Солнце - звезда и другие звезды вокруг него кружатся. А Будда в своей цветочной чаше, может, как раз и прислушивается к песням звезд в вечной тишине космоса? Это, если Вы хоровод обязательно с песней имеете в виду.

Юра, спасибо за Вашу дотошность!



Вот ещё, Юра, Вам на потеху... изыскала в основном у поэтов Серебряного века:

Она его тогда узнала…

И он любил ее тогда.

 

Еще снаружи ― ветерок,

Что ночью жался к нам, дрожа. 

Зарей шел дождь, и он продрог. 

Да будет так же жизнь свежа.


И мастера у бога не нашлось,

И он решил, что люди могут сами

Ее исправить рыжими руками, ―

Ведь многое в делах им удалось.

 

В тени безлунных длинных риг,

В огнях баклаг и бакалеен,

Наверное, и он ― старик

И тоже следом околеет.

  

Он чист, ему неведом грех,

И он летает выше всех.

 

И если есть средь нас Иуда,

Бродящий в шорохе осин,

То и над ним всевластно чудо,

И он мучительно один.

 

Се ― тот же столп пред нами светит,

В страну желанную ведет;

Спроси, где путь, ― и он ответит,

Иди, ― он пред тобой пойдет!

 

Ватага наохотилась и ела.

Хрустели кости лошадей и коз

Вокруг костров. Там дальше был откос.

И он сидел у самого предела.

 

        И он же ― девушка расстроенная

        Пред объясненьем с женихом,

        И нервноколкая, и гибкостройная,

        Воспетая в любви стихом.

       

        И он ― Поэт, и Принц, и Нищий,

        Колумб, Острило, и Апаш,

        Кто в Бунте Духа смысла ищет ―

        Владимир Маяковский наш.  

 

                        О, он достоин состраданья,

                                      Ведь он за вас скорбит душой,

                                      И, осмеяв его страданья,

                                      Вы посмеетесь над собой!

 

                      О, Он в тот миг, когда я Им ругался,

                                      Меня казнил как Бог: меня спасал

                                      Погибелью моей, и мне изрек

                                      В своем проклятии благословенье.

                                      Каким путем Его рука меня,

                                      Бежавшего в то время от Голгофы,

                                      Где крест еще Его дымился кровью,

                                      Обратно привела к ее подошве!

                                     

         Мы будем близки. Я в том уверен.

        Я этой грезой так дорожу.

        Восторг предчувствий ― о, он безмерен.

        Я суеверен. Я весь дрожу.

       

Сердито свечи он задует.

Не пустит он тебя на бал.

О, он ревнует, негодует.

Он все метели разослал!

Всё нет в прошедшем указанья,

Чего желать, куда идти?

И он в сомненьи и в изгнаньи

Остановился на пути.

 

Исканьем тайн дух человека жил,

И он сберег Атлантов древних тайны,

В стране, где, просверлив песок бескрайный.

Поит пустыню многоводный Нил.

 

Иногда у консьержки беру напрокат

Симпатичного куцего фокса.

Я назвал его «Микки», и он мой собрат ―

Пишет повести и парадоксы.

 

Что шаг, то всё сильней меня объемлет трепет…

Вот старый мшистый дуб, свидетель дальних лет…

О, он узнал меня ― и листьев робкий лепет

Мне шлет таинственный привет. 

Сделать этакий экскурс, Юрий, пришлось вот... неприятно мне, когда исподтишка продолжают изгаляться:))

Галя, это плохо у любого поэта - неважно какого века. Разве что к поэтам каменного века можно проявить снисхождение. Учиться следует не только на положительных, но и на отрицательных примерах.

дубль удалён в связи с перегревом сетевым:)

Здесь Вы звезда, а с гениями не поспоришь... обожжёшься:)))) 

Горы и пригорки

 

Альпы, Кордильеры и Тибеты,

где резвятся Музы и Пегас,

где живут великие поэты,

ваши эмпиреи не про нас.

 

Мой пригорок не для великана,

но, имея приземленный вид,

скромно у подножия Монблана

он в благоговении стоит.

 

25 августа 2016

Ну, словно кур в ощип попал -

О, бедный будда!

Кого минует идеал?

Меня как будто.

Почто, скажи, ушла в себя?

Под вечер солнце

Пошло туда, где голытьба:

В приют чухонца,

Где светятся ещё вдали

Другие звёзды,

А облака, как журавли,

Свивают гнёзды...

 

Мечтает каждый о своём,

Как дышит – пишет

И будем живы – не умрём,

Взлетев повыше.

Галина,

даже при наличии запятой начало строчки звучит как аббревиатура ООН: Организация Объединённых Наций

 

О, он – всё это! Нужно нам теперь

Нина, а Вы представьте себе, что перевод был сделан до июня 1945 года:)

Спасибо большое за Ваше чистосердечное атыбаты!

Нина, а Вы представьте себе, что перевод был сделан до июня 1945 года:)

Спасибо большое за Ваше чистосердечное атыбаты!

Галина, моё воображение, вымуштрованное (атыбаты!) советским образованием, позволило мне представить, что перевод был сделан до 1913 года ;)

я рада, что Вы улыбнулись!

- по тропинке,
по дороге
шел один,
а сбоку ноги...

Галин, я тоже сталкивался с его (Юрия) непонятливостью, не соблаговолите передать ему мой коммент к его финскому переводу, поскольку я у него в ЧС...

ну, если Вы так просите соблаговА(о)лить:)))

Три встречи Будды, С.Я.Надсон (1885) 

        Я вас призвал, старейшины Непала,

        Как властелин и любящий отец.

        Бесценный перл судьба мне даровала

        На склоне дней в мой царственный венец.

        Расцвел цветок прекрасней и пышнее

        Пурпурных роз Гангесских берегов,

        Взошла звезда небесных звезд светлее, .

        Взлетел орел отважней всех орлов!

        Как кедр высок и строен Сидората;

        Он наделен и меткою стрелой,

        И медом уст курильщиц аромата,

        И силой мышц, и гордой красотой.

        Но тайный страх мне сердце угнетает:

        Он всё грустит, возлюбленный мой сын;

        Забав дворца, дичась, он убегает,

        Угрюм и тих, он любит быть один;

        В моих садах, как лань в глуши, он бродит,

        И смотрит вдаль, и всё чего-то ждет,

        И, всё томясь, ответа не находит

        На ту печаль, что грудь его гнетет…

       

        Не раз смущен тоской его упорной,

        Я у него пытался расспросить,

        Какая грусть своею тенью черной

        Его чело дерзнула омрачить.

        Я говорил: «Полны конюшни наши

        Как вихрь степей могучих скакунов,

        Я прикажу вином наполнить чаши,

        Я созову танцовщиц и рабов;

        В глуши лесов рассыпем мы облаву,

        А ты учись стрелою и конем

        Приобретать воинственную славу:

        Не забывай ― ты призван быть царем!»

        Но он в ответ: «Отец, меня не манит

        Веселый звук охотничьих рогов;

        Моя душа в тяжелой скорби вянет,

        Мой дух изныл под бременем оков!

        Прости, отец!.. Иной я полн заботой!..

        Я жажду знать, кто синий свод небес

        В час тихих зорь румянит позолотой?

        Кто создал мир, кто создал степь и лес?

        И много ль звезд рассеяно в лазури?

        И есть ли жизнь на дальних облаках?

        И чей призыв я слышу в шуме бури,

        Чью вижу тень в полуночных тенях?»

       

        И он стоял, как светом озаренный,

        Смотря туда, где догорал закат,

        И был глубок, как океан бездонный,

        Его очей задумчивый агат,

        И мрак кудрей тяжелою волною,

        Прильнув к плечам, сбегал с его чела.

        И мнилось мне, что за его спиною

        Горят, как жар, два огненных крыла…

        И с той поры тяжелое сомненье

        Меня гнетет и мучит без конца:

        Что, если он свое уединенье

        Вдруг предпочтет величию венца

        И, позабыв высокое призванье,

        Свой древний род и сан своих отцов,

        Пойдет искать безвестного познанья

        В глуши пустынь и в сумраке лесов.