Георг Гейм. Bist Du nun tot?...

Так ты мертва?... Грудь всё ещё пышна.
Тень от неё в рассеяном миру
Скользит ночною мглою из окна,
От занавеса в складках на ветру.

Так посинело горло... Из него
Как сдавлен был твой стон из-под руки,
Как нежен... От богатства твоего
В могилу ты уносишь синяки.

Грудь белоснежна, свет её высок;
Но с головы откинутой упал
Нелепый серебристый гребешок...
Тебя ли я так пылко обнимал?...

Да тот ли я, кто страсть с тобой делил, -
И с торжеством, и сгоречью до слёз;
В тебя, как в море жаркое, входил,
Пил груди, точно гроздья винных лоз...

Да тот ли, гневом выжженный дотла,
Кто, словно факел дьявольский в аду,
Брал с ненавистью горло и, от зла,
Испытывал экстаз в хмельном бреду.

Ужели это только дикий сон?
Я так смирен, далёк от суеты...
Далёких колоколен перезвон,
Дрожь комнаты церковной пустоты.

Как странно всё... Как чуждо тяжело.
Где ты теперь? Что ты молчишь в ответ?...
Нагая плоть, как стылое стекло,
Неяркого сиянья синий цвет.

Жуть вызывая глупостью своей,
Зачем она забыла все слова...
Мне б только каплю крови видеть в ней.
Что это?!... Ввысь взметнулась голова.

Бежать отсюда... Лишь ночной порыв,
Ворвавшись в дом, над мёртвой головой
Шипит - то вознеся, то погасив,
Власы, как чёрный пламень штормовой.

1
Bist Du nun tot? Da hebt die Brust sich noch,
2
Es war ein Schatten, der darüber fegt,
3
Der in der ungewissen Dämmrung kroch
4
Vom Vorhang, der im Nachtwind Falten schlägt.
 
5
Wie ist Dein Kehlkopf blau, draus ächzend fuhr
6
Dein leises Stöhnen von der Hände Druck.
7
Das ist der Würgemale tiefe Spur,
8
Du nimmst ins Grab sie nun als letzten Schmuck.
 
9
Die weißen Brüste schimmern hoch empor
10
Indes Dein stummes Haupt nach hinten sank,
11
Das aus dem Haar den Silberkamm verlor.
12
Bist Du das, die ich einst so heiß umschlang?
 
13
Bin ich denn der, der einst bei Dir geruht
14
Vor Liebe toll und bittrer Leidenschaft,
15
Der in Dich sank wie in ein Meer von Glut
16
Und Deine Brüste trank wie Traubensaft?
 
17
Bin ich denn der, der so voll Zorn gebrannt
18
Wie einer Höllenfackel Göttlichkeit,
19
Und Deine Kehle wie im Rausch umspannt,
20
In Hasses ungeheurer Freudigkeit?
 
21
Ist das nicht alles nur ein wüster Traum?
22
Ich bin so ruhig und so fern der Gier.
23
Die fernen Glocken zittern in dem Raum,
24
Es ist so still wie in den Kirchen hier.
 
25
Wie ist das alles fremd und sonderbar?
26
Wo bist Du nun? Was gibst Du Antwort nicht?
27
– Ihr nackter Leib ist kalt und eisesklar
28
Im blassen Schein vom blauen Ampellicht. –
 
29
Was ließ sie alles auch so stumm geschehn.
30
Sie wird mir furchtbar, wenn so stumm sie liegt.
31
O wäre nur ein Tropfen Bluts zu sehn.
32
Was ist das, hat sie ihren Kopf gewiegt?
 
33
Ich will hier fort. – Er stürzt aus dem Gemach.
34
Der Nachtwind, der im Haar der Toten zischt,
35
Löst leis es auf. Es weht dem Winde nach,
36
Gleich schwarzer Flamme, die im Sturm verlischt.

Почти пиковая дама ))

Добрый вечер, Елена.
Сам ещё не понял, что сталось.
Что-то кровью написалось...
А впрочем, я никого в Мадриде не боюсь...

Сильная вещь! Мастерский перевод, Владислав! 
Тут не пальцы нужно поднимать... )
Жму Вашу руку
С уважением,
К

Спасибо, Константин.
Откладывал, сколько мог.
От Гейма далековато. Если сам в теме - что-то сдвигается. Я плотно смотрел "Лицемеров" у Никиты Николаевича Винокурова. В Избранном, конечно...
Но когда ты внутри темы - наверное, лучше не делать.
Я старался-таки написать красиво.
Благодарно, В.К.

Владиславу Кузнецову
Отважное смелое и яркое перо !
ВК

Спасибо, Владимир Михайлович.
Трусливое перо... 
Я сначала Одена маленький сонет... Но по теме.
https://poezia.ru/works/140264
Если Гейма переводить - придётся...
Ну, и от себя немного...
Благодарно, В.К.

что и требовалось, Владислав...
(такое впечатление)
распрямляется пружинка-то...
!
очень качественно.
+++++

Добрый вечер, Нина.
Будем считать - требовалось.
Спускаюсь....

&
за дизайн отдельный бонус.
шикарно.
+
!



///
просто глаз не оторвать...
редкостно цельный
с
в
и
т
о
к
...

Не могу объяснить, Нина.
С чужого аппарата. Никаким дизайном не владею.
Снял чёрное - в редакторе чёрное - на странице красное... 
Однажды на каком-то тексте получилась зелёнка...
Сам убрать не смог. Пень пнём...
А может, и не надо было убирать.

                                                                              Владиславу Кузнецову.
                                                                              свиток, читать снизу!

НЕ
неизменно-неизменно...
об этом неуместно.
хм... хотела сообщить про остальные свитки (что готовы), но подумала, что здесь
ппс.

)))
...
и
л
а
ч
н
е
в
-
штормовой
как чёрный пламень
ВЛАСЫ -
чтобы всю эту композицию
,
к
а
т
Вашего Гейма
развернуть и прочесть
и я попробовала, дорогой Владислав,

)
вверх
читали свитки, разворачивая снизу
Очень древние китайские бриганты
ps

--------------------




Власы, как чёрный пламень штормовой.
Шипит - то вознеся, то погасив,
Ворвавшись в дом, над мёртвой головой
Бежать отсюда... Лишь ночной порыв,

Что это?!... Ввысь взметнулась голова.
Мне б только каплю крови видеть в ней.
Зачем она забыла все слова...
Жуть вызывая глупостью своей,

Неяркого сиянья синий цвет.
Нагая плоть, как стылое стекло,
Где ты теперь? Что ты молчишь в ответ?..
Как странно всё... Как чуждо тяжело.

Дрожь комнаты церковной пустоты.
Далёких колоколен перезвон,
Я так смирен, далёк от суеты...
Ужели это только дикий сон?

Испытывал экстаз в хмельном бреду.
Брал с ненавистью горло и, от зла,
Кто, словно факел дьявольский в аду,
Да тот ли, гневом выжженный дотла,

Пил груди, точно гроздья винных лоз...
В тебя, как в море жаркое, входил,
И с торжеством, и с горечью до слёз;
Да тот ли я, кто страсть с тобой делил, -

Тебя ли я так пылко обнимал?...
Нелепый серебристый гребешок...
Но с головы откинутой упал
Грудь белоснежна, свет её высок;

В могилу ты уносишь синяки.
Как нежен... От богатства твоего
Как сдавлен был твой стон из-под руки,
Так посинело горло... Из него

От занавеса в складках на ветру.
Скользит ночною мглою из окна,
Тень от неё в рассеянном миру
Так ты мертва?... Грудь всё ещё пышна.
36
Gleich schwarzer Flamme, die im Sturm verlischt.
35
Löst leis es auf. Es weht dem Winde nach,
34
Der Nachtwind, der im Haar der Toten zischt,
33
Ich will hier fort. – Er stürzt aus dem Gemach.
32
Was ist das, hat sie ihren Kopf gewiegt?
31
O wäre nur ein Tropfen Bluts zu sehn.
30
Sie wird mir furchtbar, wenn so stumm sie liegt.
29
Was ließ sie alles auch so stumm geschehn.
28
Im blassen Schein vom blauen Ampellicht. –
27
– Ihr nackter Leib ist kalt und eisesklar
26
Wo bist Du nun? Was gibst Du Antwort nicht?
25
Wie ist das alles fremd und sonderbar?
24
Es ist so still wie in den Kirchen hier.
23
Die fernen Glocken zittern in dem Raum,
22
Ich bin so ruhig und so fern der Gier.
21
Ist das nicht alles nur ein wüster Traum?
20
In Hasses ungeheurer Freudigkeit?
19
Und Deine Kehle wie im Rausch umspannt,
18
Wie einer Höllenfackel Göttlichkeit,
17
Bin ich denn der, der so voll Zorn gebrannt
16
Und Deine Brüste trank wie Traubensaft?
15
Der in Dich sank wie in ein Meer von Glut
14
Vor Liebe toll und bittrer Leidenschaft,
13
Bin ich denn der, der einst bei Dir geruht
12
Bist Du das, die ich einst so heiß umschlang?
11
Das aus dem Haar den Silberkamm verlor.
10
Indes Dein stummes Haupt nach hinten sank,
9
Die weißen Brüste schimmern hoch empor
8
Du nimmst ins Grab sie nun als letzten Schmuck.
7
Das ist der Würgemale tiefe Spur,
6
Dein leises Stöhnen von der Hände Druck.
5
Wie ist Dein Kehlkopf blau, draus ächzend fuhr
4
Vom Vorhang, der im Nachtwind Falten schlägt.
3
Der in der ungewissen Dämmrung kroch
2
Es war ein Schatten, der darüber fegt,
1

Поразительно, Нина. Почти почти... 
У Вас и в свиток поверишь.
За собой не замечал...
Так, как Вы, никто не читает.
Там выше Владимир Михайлович заходил.
У него я такое видел. И не раз. И построчно разворачивается...
Но он-то рассказчик... Такой лёгкости не обучишься. Даже если в строку укладываться - всё равно нужно следить... Или у Автора должно быть.
Артист Прыгунов говорил:
Был я в прошлом китайцем...
Всегда готов начать с нуля.
Артистом, художником, поэтом... Это ему без разницы.
Ладно...
Я ведь про живую писал. Притворилась... да и избавилась от меня... Я не против.
Спасибо, Небесная.
Это было красиво.





Доброго денечка, Владислав.
Гляжу - действительно, красиво... с этими кровавыми чернилами...
что называется, "лыко в строку" - и хорошо, что не убралось: "пустячок" - но приятненько.
Владимир Михайлович в комбинаториках (и не токмо в оных), конечно же, АС - кто бы спорил. Его жизнь на сайте - большая Удача. Для многих. Доброго ему Здоровья!
И Вам, Маэстро!
А также и Вашей Притворе...
Или - по крайней мере - доброй Вашей памяти... Заслужила.
...
ура.
+
Ура Льву Прыгунову!
))


Память добрая, Нина.
Жалко, что я для них идиот такой.
И писаниной, кстати, тоже...
Сам виноват, конечно.
Я не против что-то поменять в жизни.
Но хочется менять к лучшему.

Здорово, Владислав. Отличный Гейм. 

Хочу спросить. Вы над текстами работаете в Ворде, или в какой-то другой программе. ?

Спасибо, Александр Викторович.
Я вообще не работаю. У меня года два, как - ни аппарата, ни сети. Набрасываю черновик на бумажку.
Где-нибудь набираю в редакторе П.ру. 
Глупо, конечно. Объяснил, как мог.

- я твои груди, словно гроздья мял,
как повелел нам основной закон,
был мил тогда, о да, но крайне мал,
и вообще, всё это был лишь сон...
🙄


Спасибо, Иван Михайлович.
Мне дамы ставили в вину больщое количество слизи...
Тогда я начинал читать им Хармса-
Ты пьёшь, но это не беда -
Мне нравится твоя ма... И так далее.
Нет запретных тем, и всё такое.
Да я здесь два раза в чёрном списке был...
Не ставьте мне в вину
всемастые вседасто,
что я люблю одну 
жопастую грудасто...   то-то такое.
Но вообще-то, всё это сон.

Владислав, здравствуйте!

У Вас нет компьютера?

У меня есть второй системный блок, которым я не пользуюсь. Он в рабочем состоянии. На нём установлен WINDOWS 7.  Я могу его Вам подарить, если Вы согласны. О пересылке договоримся. Но это только системный блок, нужны ещё, как минимум, монитор, клавиатура, мышь. И нужно подключиться к Интернету.

Жду ответ.

Спасибо, Вера.
Правда, очень трогательно.
Компьютер есть -
в самом центре города 
в пустой квартире которую все покинули
кто умер кто стал предателем
кто нищенствует сурово
где свет телефон и газ
отключены за неуплату
и только сплетённые плотно
на подоконниках грязных
цветы безотвенно взывают
к последней предсмертной жалости...
Как-то так.
Я, Вера, живу совсем не так как надо бы.

Владислав, я Вас поняла.

Но можно же попытаться изменить жизнь. И Вы сами должны этого захотеть.

Лучше, конечно, обсудить варианты не на сайте, а по почте.

Мой почтовый адрес: wng_perm@mail.ru 

На  какой адрес можно написать Вам?

Доброй ночи, Владислав, oчень впечатлил Ваш перевод! Свершилось ли уже, сон, мечты, или желание необоримое, но ЛГ уже не остановить. Мне же начало так представилось:


Теперь мертва? Ещё взмывает грудь,

но вот уже метнулась в темноту

порывом ветра тень в ночную жуть,

из складок полога - за сумерек черту.

 

Разжаты пальцы, розовый язык

не вытолкнет уж больше тихий стон;

следы удушья, посинел кадык -

в могилу заберёшь сапфир-кулон.

"Синяки" мне показались не совсем к месту. Немного побоями они отдают, а?

Спасибо, Яков.
Конечно, можно иначе.
Вы же знаете - напротив Гейма давно поставлена галочка. Можно переводить.
Синяки - оно же посинело.
Последнее украшение - очень длинно.
Не кулон - глубокая борозда - ожерелье.
Кадык - ого...
Переводя между жутью и красотой, я-таки склоняюсь к красоте... Все тексты так будет переписать сложно.
Но всё требует времени и терпения.
Всё в наших руках. Присоединяйтесь.
Неизменно благодарно, В.К.

Нелёгкую задачу, Владислав, Вы себе ставите - красоту у Гейма находить. Но возражать не стану. А кадык я из оригинала, у Гейма взял. Там гортань (Kehlkopf) посинела, а ведь её внешняя, видимая часть кадык и есть. Правда у женщин не так явно выражен. Но после удушения, возможно, виднее становится. Он и есть синий кулон (висящий на цепочке из бoрдовых звеньев - следов пальцев (не влезло). Спасибо за приглашение - может быть вывешу один перевод из него. Хотя боюсь, могут быть и несогласные с его взглядом на мир.
Терпения Вам, Владислав, и времени к нему побольше.
Da, всё забываю поблагодарить Вас за формулировку банальности - мне понравилось.
Кстати, у Бенна стихотворение есть на эту тему: "Banane". :))


PS  Насчёт галочки напротив Гейма не понял.
Вы авторское право в виду имеете - 70 лет со дня смерти?
Так вроде давно уже помер. Могилу даже успели сравнять,
место другому покойнику продали. Некому было в 1942 году заплатить за следующие 30 лет.

Добрый вечер, Яков.
Я не про Гейма.
Книжка издана. http://georgheym.org/heym/vechny-den/

* * *

Что ж, ты мертва? И, вроде, дышит грудь,
Но то лишь тень, что мимо пронеслась
Сквозь темноты неведомую жуть,
В ночных портьерных складках затаясь.

Гортани синь, откуда исходил
Под давящей рукой твой тихий стон.
Глубокий след удушья здесь застыл.
Тебе — могильным ожерельем он.

Ещё мерцают груди белизной,
Но голова откинулась твоя.
Упал с волос блестящий гребень твой.
Тебя ли обнимал так жарко я?

И я ль тогда, покоем наслаждаясь,
С тобой от горькой страсти изнемог,
В тебя, как в море зноя, погружаясь,
И груди пил, как виноградный сок?

И я ли это гневом так пылал,
Как адский факел злого божества,
Любимой горло в мороке сжимал,
Исполняясь злобы, страха, торжества?

Быть может, это только смутный сон?
Я так спокоен, злость побеждена.
Плывёт в пространстве колокольный звон.
Здесь, словно в церкви, ныне тишина.

И всё мне странным, чуждым предстаёт.
Где ты теперь? Что не даёшь ответа?
Твой голый труп прозрачен, словно лёд
В лучах бледно синеющего света.

Как смолкло всё! Так страшно наблюдать:
Она лежит безмолвно предо мной.
О хоть бы каплю крови увидать!
Ужель она качнула головой?

Хочу уйти. — Из комнаты стремглав
Бежит он. Ветер шепчет в волосах
Покойницы, порывом их подняв,
Как чёрный пламень, гаснущий впотьмах.

Твой голый труп... Пронеслась, в складках затаясь...
Времени, наверное, не будет. 
Спасибо, Яков.

(и снова здравствуйте...)
хм.
хм-хм...
Владислав, хочу спросить, на всякий случай:
а Вы уверены ли, что живёте "не так"?
.
..
...

Добрый вечер, Нина.
Я не жалуюсь...
Неисповедимого не исповедую. Не судимого не сужу.
Терпеть могу. Мучиться без страданий. На всё смотреть со стороны... Поэтому живу - без дома и почти без семьи... Без согласия, душевного равновесия, личного пространства и личного времени...
Не писать могу. Без обид.
А что-то не смогу никогда...
А если Вы о предначертании... Я к этому просто...
Надо бы жить без плача,
да тяжела задача -
значит, не вышел рожей
для благодати божей...
Ни в чём я не уверен, Бесценная. Ни в чём.


ух...

"всей своей жизни поэт придает такой добровольно крутой наклон..."
ну и добровольно-принудительный, куда ж без этого...

А не усугубляйте! Не усугубляйте - и всё тут.

Неизменно-неизменно...