Лью́ис Кэ́рролл. Бракалюка.(Lewis Carroll. Jabberwocky.)



Поэтально вискрилась, дружасто скверча,
Хавких ширей лепучая зырь;
Загринушки важали, е-два ребеча,
Сайки крымсов грумели пупырь.

"Бракалюки ушастной божайся, сынок,
От свиперой задра не взыщи;
И бабакай Юб-Юба, рыкущего крок,
Жабродерки, зверущей в глущи".

Сеч лабутный он жикнул из кожен легко;
Ожидуя враждубную скочь,
И под зелью Тум-Тума встремнул глубоко,
Не свыкая затумчивых оч.

И пока он думарил - то этим, то тим -
Огнедышло втемняшая сквасть,
Из лещобы срамешной накисла над ним
Бракалюки размерстая хвасть...

Ать и два! ... Ать и два!... Вот и вся несолга...
Окровава трава от сеча...
Бракалюка жертва... С головакой драга
Он вприскочку пешит кувырча...

"Лажный подвиг, сынок! Бракалюка в жаду!
Мой Сверкавчик, в обжатья приди!
Сплавный день навсегда! Ла-буду!... Ла-бода!"...
Забурлакало склято в груди...

Поэтально вискрилась, дружасто скверча,
Хавких ширей лепучая зырь;
Загринушки важали, е-два ребеча,
Сайки крымсов грумели пупырь.

Lewis Carroll. Jabberwocky.

’Twas brillig, and the slithy toves
      Did gyre and gimble in the wabe:
All mimsy were the borogoves,
      And the mome raths outgrabe.

“Beware the Jabberwock, my son!
      The jaws that bite, the claws that catch!
Beware the Jubjub bird, and shun
      The frumious Bandersnatch!”

He took his vorpal sword in hand;
      Long time the manxome foe he sought—
So rested he by the Tumtum tree
      And stood awhile in thought.

And, as in uffish thought he stood,
      The Jabberwock, with eyes of flame,
Came whiffling through the tulgey wood,
      And burbled as it came!

One, two! One, two! And through and through
      The vorpal blade went snicker-snack!
He left it dead, and with its head
      He went galumphing back.

“And hast thou slain the Jabberwock?
      Come to my arms, my beamish boy!
O frabjous day! Callooh! Callay!”
      He chortled in his joy.

’Twas brillig, and the slithy toves
      Did gyre and gimble in the wabe:
All mimsy were the borogoves,
      And the mome raths outgrabe.

Тенденция, однако! Третий за день текст на экзотическом языке.
Плюсую.
Только не Ла-буду!... Ла-бода!, а наоборот: Ла-бода!.. Ла-буду! - это архиважно.

Спасибо, Александр Владимирович.
Я ещё не видел.  Вот уже и мысли у нас общие.
Скоро мы будем едины, как муравьи.
И будет не важно - куда идти... Куда-нибудь всё равно придём.
Лабода - как бы певица такая. 
Лабуду солотящая. 
Гложная бомбинация из трёх зальцев...

Владислав, я скажу короче: у Вас там рифма нарушается.
Кстати, у Кэрролла Шалтай-Болтай объясняет значения словечек из первого четверостишия.
А Вы будете это делать?

Добрый вечер, Александр Владимирович.
Небольшая заминка вышла...
Я понял с рифмой.
У меня по музыке оценка 0-ль.
Я вот так представил себе басовый риф...
У Нины я спрашивать стесняюсь.
Лажа, конечно. Но что-то такое там есть.
Объяснить при желании можно всё...
Когда-то маленьким текстом в ДК я очень обидел недавно ушедшего от нас Александра Купрейченко.
Это были "Колорадки".
Может, и обошлось бы, но я прежде выспрашивал глупости:
-зачем Александр переводит с украинского на русский?...
- можно ли считать для себя эти языки общим языком?...
и т.п.
Вот так просто обижать... Надо ли.
А видели Вы, как Быков "Город - сад' переписал...
И сидит на канале "Культура" за деньги налогоплательщиков у Швыдкого.
А "Письма на Мельницу" Нины Есипенко (не сочтите за самопиар)...
Почему у нас Избранница до сих пор не в "Избранном"... Да как же это...
Неизменно-неизменно, В.К.






Просто здОрово! И почти все понятно. Если поднапрячься.
С уважением,
Валентин

Спасибо, Валентин.
Я очень надеюсь, что чуть-чуть непонятно.
Когда-то режиссёр Соловьёв спрашивал у композитора Гребенщикова --
... Дай мне напиться железнодорожной воды... - это как...
- ... больше всего народ любит непонятное...
Напрягаться народ теперь не любит...
Любит оттягиваться. А жаль...
Благодарно, в.к. (шалтайный балтайчик).



Приветствую, Владислав!
Вот этот язык мне гораздо больше нравится, чем арго. Брависсимо!
С БУ,
СШ

Добрый вечер, Сергей.
Я по фене пробовал. И не только Вильяма...
Как-то скоро заскучал.
Думаю, десять текстов подряд даже Юрий бодро не выдержит.
Но если Франсуа (и не очень серьёзно) - и не много - 
очень даже. И на французский перевести.
Благодарно, В.К.