Шарль Бодлер. Той, что слишком весела.

В тебе просты и жест и стать;

Точь-в-точь, как у пейзанки, грива;

Смешинка на лице игрива,

Как свежий ветер в благодать.


И всякий хмурый взгляд при этом,

На краткий миг случайных встреч,

Твоих роскошных рук и плеч

Лучи пронзают ярким светом.


Соцветья сочного мазка

В твоих нарядах - буйством шквальным, -

Душа поэта - карнавальным

Цветеньем зрит наверняка.


О, этих платьев средоточья!...

Когда я зол - я вижу в них

Печать безумств твоих цветных;

Любви и ненависти клочья!


В саду божественном, порой

Влачась болезно и устало -

Я чую, как мне грудь взорвало

Светило, словно шуткой злой;


И зелень сада и погоды -

Такою тяготой во мне,

Что мной наказан был вполне

Цветок - за дерзкий вид Природы.


И я мечтаю в некий срок,

Пробивший часом наслаждений,

К сокровищам твоих владений,

Как вор, молчком вползти в чертог,


Чтоб грудь ласкала с негой рьяной

Моя восторженная плоть;

Чтоб бок смущенный проколоть

Большой зияющею раной...


О, медоносность пития!...

В сосуд губасто новогубый -

Красой и светочью сугубой -

Свой впрыснуть яд, сестра моя!





Á celle qui est trop gaie.

Ta tête, ton geste, ton air
Sont beaux comme un beau paysage;
Le rire joue en ton visage
Comme un vent frais dans un ciel clair.

Le passant chagrin que tu frôles
Est ébloui par la santé
Qui jaillit comme une clarté
De tes bras et de tes épaules.

Les retentissantes couleurs
Dont tu parsèmes tes toilettes
Jettent dans l’esprit des poètes
L’image d’un ballet de fleurs.

Ces robes folles sont l’emblême
De ton esprit bariolé;
Folle dont je suis affolé,
Je te hais autant que je t’aime!

Quelquefois dans un beau jardin,
Où je traînais mon atonie,
J’ai senti comme une ironie
Le soleil déchirer mon sein;

Et le printemps et la verdure
Ont tant humilié mon cœur
Que j’ai puni sur une fleur
L’insolence de la nature.

Ainsi, je voudrais, une nuit,
Quand l’heure des voluptés sonne,
Vers les trésors de ta personne
Comme un lâche ramper sans bruit,

Pour châtier ta chair joyeuse,
Pour meurtrir ton sein pardonné,
Et faire à ton flanc étonné
Une blessure large et creuse,

Et, vertigineuse douceur!
À travers ces lèvres nouvelles,
Plus éclatantes et plus belles,
T’infuser mon venin, ma sœur!


Перевод Андрея Кроткова -

http://forum.ingenia.ru/viewtopic.php?pid=328429

Как всегда, интересно, ярко и своеобразно.

Лучи рук и плеч...

& последняя строфа - !

Разница с переводом А. Кроткова существенна. В сравнении - каждый подчёркивает достоинства другого... )

Спасибо, Владислав.

Вдадиславу Кузнецову

Владислав !  Сколько поэтов перевели эти прекрасные стихи !

Среди них Андрей Кротков, А.Ламбле, Ирис Виртуалис, Ольга

Кайдалова.

Вот как звучит перевод В.Микушевича:

    СЛИШКОМ ВЕСЕЛОЙ


Твои черты, твой смех, твой взор
Прекрасны, как пейзаж прекрасен,
Когда невозмутимо ясен
Весенний голубой простор.

Грусть улетучиться готова
В сиянье плеч твоих и рук;
Неведом красоте недуг,
И совершенно ты здорова.

Ты в платье, сладостном для глаз;
Оно такой живой раскраски,
Что грезятся поэту сказки:
Цветов невероятный пляс.

Тебя сравненьем не унижу;
Как это платье, хороша,
Твоя раскрашена душа;
Люблю тебя и ненавижу!

Я в сад решился заглянуть,
Влача врожденную усталость,
А солнцу незнакома жалость:
Смех солнца разорвал мне грудь.

Я счел весну насмешкой мерзкой;
Невинной жертвою влеком,
Я надругался над цветком,
Обиженный природой дерзкой.

Когда придет блудница-ночь
И сладострастно вздрогнут гробы,
Я к прелестям твоей особы
Подкрасться в сумраке не прочь;

Так я врасплох тебя застану,
Жестокий преподав урок,
И нанесу я прямо в бок
Тебе зияющую рану;

Как боль блаженная остра!
Твоими новыми устами
Завороженный, как мечтами,
В них яд извергну мой, сестра!


Захотелось посмотреть, у кого из переводчиков Бодлер наиболее жесток.

У А.Ламбле:

"И тело наказать младое,
Грудь синяками всю покрыть,
А в лоно острый нож вонзить,
Чтоб кровь из раны шла рекою".

У Ирис Виртуалис;

"Чтоб утолиться плотью белой,
Чтоб кровью окропилась грудь,
Чтоб нож карающий воткнуть
В твое уступчивое тело".

У Ольги Кайдаловой :

"И наказать твою играющую плоть,
И умертвить её, хотя простил Господь,
И сделать слева на груди твоей
Большую рану, чтоб расширилась сильней"

У Андрея Кроткова:

"Припасть к твоей груди нескромной,
Помять чарующую плоть,
Твой бок атласный распороть
Открытой раною огромной".


Какой же он, - этот Бодлер, - однако, злодей !

ВК

Спасибо, Владимир Михайлович.

Намёк понял... Я не ленюсь. Всех читаю.

Иногда смотрю... Микушевича недавно по "Культуре".

Седовласый старец с палочкой, глядя в Вечность, считывает ровно свои лекции о Шекспире Данте и т.д. с одного экрана на другой... Смотрю.

Конечно, они недостижимы и непостижимы. Собственный опыт слабое подспорье для передачи иного великого опыта обретенного бессмертия. Но Вы же не раз говорили - последователю будет чуть легче. Я согласен...

Неизменно и благодарно, В.К.

Простите, что не совсем по теме, но... Правды для. В. Б. Микушевич не считывает с одного экрана на другой. Все его лекции говорятся им устно и без каких бы то ни было конспектов или текстов перед глазами.

Говорю это как человек, имеющий честь с Владимиром Борисовичем общаться неоднократно. И присутствовавший на его лекциях, и сам их организовывавший.

Спасибо, Александр.

Ничего обидного. Я сказал только о телевизионном цикле.

Лекций, к сожалению, не посещал.

Добрый вечер, Нина.

Чтобы осилить средние комментарии - придётся подкрепиться.

И я воспарил к Вам.

Никакой у нас Бодлер не злодей...

Страстный влюблённый.

Страстью он велик и ужасен.

Гибельной страстью он вознесён.

У меня финал любовный. 

Но несчастной Любви не бывает,

даже если она убивает...

Спасибо, Нина.


Точь-в-точь, как у пейзанки, грива;


Сравнивать надо не два перевода друг с другом, а с оригиналом. Все переводы - более или менее точные, более или менее бледные копии. 

Владислава перевод буйный такой. Перевод Кроткова - кроткий:) спокойный. Не очень бодлеровский, но точный и понятный. 

Но Владислав втиснул в свой перевод много отсебятин. Сделал его сверхбодлеровским. 


Бодлер сравнивает героиню стихотворения не с пейзанкой, а с пейзажем.


Ta tête, ton geste, ton air
Sont beaux comme un beau paysage;


Твоя голова, твой жест, твоё дыхание
Прекрасны, как прекрасный пейзаж;


И грива - не очень хорошее слов здесь.


И всякий хмурый взгляд при этом,

На краткий миг случайных встреч,

Твоих роскошных рук и плеч

Лучи пронзают ярким светом.


здесь лучше убрать запятые.


Соцветья сочного мазка

В твоих нарядах - буйством шквальным, -

Душа поэта - карнавальным

Цветеньем зрит наверняка.


Les retentissantes couleurs
Dont tu parsèmes tes toilettes
Jettent dans l’esprit des poètes
L’image d’un ballet de fleurs.


Звучные цвета твоего наряда создают в умах поэтов образ танцующих цветов. 


Простой смысл. Зачем его сверхусложнять. Шквальный-карнавальный. 


О, этих платьев средоточья!...

Когда я зол - я вижу в них

Печать безумств твоих цветных;

Любви и ненависти клочья!


Ces robes folles sont l’emblême
De ton esprit bariolé;
Folle dont je suis affolé,
Je te hais autant que je t’aime!


Эти сумасбродные платья -  эмблема (символ) твоей яркой души;
Безумство, которое делает меня сумасшедшим, Я ненавижу тебя так сильно, как люблю тебя!


Бодлер не зол - он становится безумным, видя безумство ярких цветов наряда женщины, и чувствуя безумство Folle, безрассудство её. 


Слово Средоточье? непонятно к чему.  Рифма к нему клочья. тем более непонятно к чему. 


И я мечтаю в некий срок,


Бодлер говорит о ночи  - une nuit,


Чтоб грудь ласкала с негой рьяной

Моя восторженная плоть;

Чтоб бок смущенный проколоть

Большой зияющею раной...


Pour châtier ta chair joyeuse,
Pour meurtrir ton sein pardonné,
Et faire à ton flanc étonné
Une blessure large et creuse,


Чтобы покарать твою жизнерадостную плоть,

Чтобы растерзать твою прощенную грудь,
И изумлённо нанести тебе в бок 
Широкую и глубокую рану.


Чтоб грудь ласкала с негой рьяной

Моя восторженная плоть;


В переводе герой ласкает грудь героини своей плотью восторженной (какой именно?:-) Как-то слишком эротично. Вряд ли Бодлер это имел ввиду.


У Бодлера не сказано, чем герой ласкает плоть героини. 

Он просто её мнёт, терзает, карает за её буйность,  цветистость, жизнерадостность. 


О, медоносность пития!...

В сосуд губасто новогубый -

Красой и светочью сугубой -

Свой впрыснуть яд, сестра моя!


Et, vertigineuse douceur!
À travers ces lèvres nouvelles,
Plus éclatantes et plus belles,
T’infuser mon venin, ma sœur!


И, головокружительная сладость!
Через эти свежие губы,
Более яркие и красивые,
Тебя наполню своим ядом, моя сестра!


причём здесь медоносность пития ?


Никаких нет новых губ? Их тогда не надували гиалуроновой кислотой для полноты:)  Есть свежие, молодые


сугубой  - ради рифмы к странному новоязу - новогубый  ?


Красой и светочью сугубой -

Свой впрыснуть яд,


получается у Вас, что яд впрыскивает герой с помощью сугубой красы и светоча. Но у Бодлера красота и яркость относится к губам.  


В сосуд губасто новогубый -

Красой и светочью сугубой -


у Вас не получается грамматически, что краса и светоч относятся к сосуду.  


Не очень здоровский перевод. У Кроткова, которого Вы привели - точный, правильный перевод. Может менее сочный. Но сочность при таких ошибках - не достоинство уже.





Спасибо, Александр Викторович. 

Не понравился, я понял.

Я не сравниваю переводы. Приноравливаюсь к Автору.

Ясных стихов у Бодлера не бывает.

Это - сифилис, опий, алкоголь, метафизика... И страсть.

Переврал я иначе, чем предшественники. Но не больше.

Можно будет переписать.

С учётом Ваших замечаний.

Благодарно, В.К.

Спасибо, Александр Владимирович.

Извиняюсь за задержку.

Мы же Бодлера пытаемся переводить, а не написать ясный текст.

Вознесение духовное (поэтическое особенно), вероятно, связано с физическим истреблением. Но даже в поэтическом ряду опыт вознесения, поставленный Бодлером над собой, чудовищен.

Опыт удавшийся.

Светочь представляет собой соединение двух великих огненных потоков энергии - земного и внеземного (материального и божественного).
Потоки имеют огненную природу, так как именно живой Огонь, дающий Свет обладает созидательной, творящей силой, способной показать путь духовного развития и помочь понять суть вещей.
Скручиваясь и раскручиваясь два потока Света создают преобразующий вихрь, открывающий суть многомерного бытия.
Однако подобное знание доступно не каждому, а лишь тем, кто идет по Светлому пути и т.д. и т.п....

Мария могла бы это чётко разъяснить, но ей теперь не до пустяков.

Благодарно, В.К.

Владислав, спасибо за разъяснение.

Я имел в виду, что существительное "светоч" - мужского рода, и значение у него другое.

У Вас, насколько я понимаю, авторский неологизм.

У меня неологизмов почти не бывает.

Я беру чужие. 

А вот, скажем, у Андрея Кроткова (ясный перевод мутного текста) -

Я одержим с недавних пор 

Ночным влеченьем чужебесным... –

разве не вольнодумно...

От его перевода всегда просто оттолкнуться.

Кстати, о вознесении -

http://www.poezia.ru/works/127989

Ещё раз благодарно...


Как вор, молчком вполЗти в чертог,

Спасибо, Бр. Ал., кажется.

Я Ваши переводки с фр. смотрел плотно.

Много позитива. Мало фрмализма.

Приятное соседство.