Перси Шелли. Из перевода драмы П.Кальдерона «Волшебный маг»

Дата: 23-10-2016 | 12:21:22

Перси Б.Шелли Из перевода сцен из драмы П.Кальдерона «Волшебный маг» 

(SCENES FROM THE MAGICO PRODIGIOSO.FROM THE SPANISH OF CALDERON.)

[Опубликованы Мрс. Shelley, "Posthumous Poems", 1824; датированы мартом, 1822.]



Не сыскать души, где пламя
Любви не выразит свой жар.

Нет, не дыханье движет нами -

Любви желанье, властный дар!

Коль жизнь несёт любовь иль смерть,
Живущие, чей сонм не счесть,
Взывают к Небу, чтоб воспеть,
Дар выше славы… Слышим вновь:
Всё в жизни лишь –
                            Любовь! Любовь!

                            Санкт-Петербург,
                            23 октября 2016г.



Percy Bysshe Shelley
From SCENES FROM THE MAGICO PRODIGIOSO.
FROM THE SPANISH OF CALDERON.

[Published by Mrs. Shelley, "Posthumous Poems", 1824; dated March, 1822.тThere is a transcript of Scene 1 among the Hunt manuscripts, which has been collated by Mr. Buxton Forman.]


SCENE 3.

THE DAEMON TEMPTS JUSTINA, WHO IS A CHRISTIAN.

[WHILE THESE WORDS ARE SUNG,
THE DAEMON GOES OUT AT ONE DOOR,
AND JUSTINA ENTERS AT ANOTHER.]

THE FIRST VOICE:
There is no form in which the fire
Of love its traces has impressed not.
Man lives far more in love's desire
Than by life's breath, soon possessed not.
If all that lives must love or die,                          _30
All shapes on earth, or sea, or sky,
With one consent to Heaven cry
That the glory far above
All else in life is--

ALL:
Love! oh, Love!



EL MÁGICO PRODIGIOSO   

Pedro Calderуn de la Barca


TERCERA JORNADA 

 
Mientras esta copla se canta, se va entrando el
DEMONIO por una puerta, y sale por otra JUSTINA huyendo


VOZ:         No hay sujeto en quien no imprima
              el fuego de amor su llama,
              pues vive mбs donde ama
              el hombre que donde anima.
              Amor solamente estima
              cuanto tener vida sabe:
              el tronco, la flor y el ave.
              Luego es la gloria mayor
              de esta vida...
TODOS:                       ...amor, amor.



ВОЛШЕБНЫЙ МАГ                                           

Педро Кальдерон Де Ла Барка


ХОРНАДА ТРЕТЬЯ

СЦЕНА 5-я
          Юстина. Музыка за сценой.
                            (За сценой поют.)

                                  Голос
                        В чем высшее очарованье
                        Среди живых?

                                    Хор
                                      Любовь, любовь.

                                Один голос
                        Нет никого, в ком бьется кровь,
                        Кто б не узнал ее сгоранья.
                        Любовь. Огонь любви кладет печать,
                        Там человек живет, где любит,
                        Не там, где лишь дыханье губит,
                        Любовь - чтоб жизнь обозначать.
                        Любви являет все живое,
                        Деревья, птица и цветок
                        Любовь хотят узнать в свой срок,
                        Она светила верховое,
                        И в жизни этой всюду вновь
                        Для всех горит...

                                    Хор
                                          Любовь, любовь.
 
                                                    Перев. Конст. Бальмонта


Сергей, разобъясните, пожалуйста, в чем тут уксус - перевод с перевода?

Это, Юрий, такой опосредованный привет нам, наследникам Лозинского, от переводчика  Перси Шелли.

Ну а если уксус - то двойной перегонки.


Таким образом, из 9-и процентного уксуса получается 0,9-и процентный. Было бы забавно, если бы кто-нибудь перегнал Ваш уксус двойной перегонки обратно на испанский и сравнил с оригиналом - чтобы прикинуть, остался ли вообще уксус после тройной перегонки.

Вы знаете, я об испанском оригинале могу судить , если на русском, то по единственному, кажется, у нас переводу "Волшебного мага" Константина Дмитриевича Бальмонта. 

Ну, и вот Вам - английский перевод Перси Шелли, который, впрочем, не известно насколько точно передаёт текст Кальдерона.

Но ведь это не такая уникальная ситуация, которая повсеместно случается и в жизни. Когда смыслы отражаются, преломляются, множатся, исчезают и возникают вновь...


Точно.


"Я вспоминаю пятистишие Пушкина, переведенное на немецкий язык и с немецкого обратно на русский:

Был Кочубей богат и горд
Его поля обширны были,
И очень много конских морд,
Мехов, сатина первый сорт
Его потребностям служили".


© К.И.Чуковский. Высокое искусство   

Только у лукавца нашего Корнея не очень чистый (честный) эксперимент. Потому что здесь на русский переводил не русский, да ещё и большой нахал, вознамерившийся посоперничать с Пушкиным.

Вы уверены? Почитайте первоисточник.

Нет, но, желая оставаться в рамках нашей дискуссии, я заранее исключил очевидную, но мало интересную версию сознательной пародии.

Это Чуковскому рассказал академик Тарле. Но это же перевод Шелли с оригинала, а не Кальдерона.

Мне как раз интересно знать, что останется от Кальдерона после третьей перегонки.

У меня, Яков. сначала стояло формально точное

Формы не сыскать, где пламя

любви...

Но я поправил на естественное и довольно расширительное - душа

А жар (у Шелли - its traces, свои следы) обнаруживает как раз пламя - пламя любви.

Эта инверсия, которую Вы видите у меня, присутствует и у Шелли.

Нет, Яков, как раз я с интересом прочёл Ваши замечания и полагаю, что Вы правы.

Все сомнения, о которых Вы говорите, присутствовали и во мне, когда я делал свой перевод.

И я понимал, что  form у Шелли именно форма и даже Платоновская идея, как Вы справедливо обмолвились. Но думаю, что это в значительной степени привнесено переводчиком Шелли, поэтому я, интуича текст Кальдерона (что, собственно, Вы и подтвердили своим анализом испанского оригинала), "всобачил" очень естественную здесь душу. Причём, в русском синтаксисе у меня стоит Не сыскать души, что прочитывается - ни души, определяя то самое расширительное значение этого слова.

Понятия пламя любви и жар (который я поставил взамен следы, как у Шелли) может быть и банальные (почему?), но ведь они не привнесены мною. 

Глагол обнаружит, на мой слух, вполне в стилистике романтической поэзии 19-го века и меня лично в детективное пространство отнюдь  не приглашает, как это Вы полагаете.

И последнее, Яков! Умоляю, не бойтесь меня. Потому что Вы Ваши всегда интересные и зачастую справедливые замечания сопровождаете таким количеством оговорок, вымученной иронии, что мне не понять, как на всё это реагировать. Потому что я, поверьте, очень спокойно и легко отношусь к своему литературному творчеству. Видя в нём не предмет для внешних, каких-то амбициозных проявлений (хотя человеческие отношения, проявляющиеся характеры меня очень занимают), а скорее - материал для своих личных преодолений. Я сейчас формулирую наспех, но Вы, думаю, поймёте. Если, конечно, поверите в мою искренность.

С уважением, Сергей.

Товарищи, я с пиететом взираю на ваш философический диспут, который обширностью своей много превосходит текст. У меня высказывания поскромнее.

1) Пламя любви не обнаружит жар - что чем будет обнаружено и где? Свой жар или жар сердца?

Если пламя проявит свою высокую температуру, это можно сказать проще и понятнее.

2) Страсть любви - это плеоназм: одно и то же, выраженное разными словами.

3) Дыханье ль жизни движет нами? - звучит почти как: "Дыханье ЛЖИЗНИ движет нами?", т.е. нас воодушевляет ложь.

Это старый каламбур, который обыгрывал еще мой любимый А.М. Горький:

«Жизнь для лжизни нам дана», — заметь, что этот каламбуришко достигается приставкой к слову жизнь буквы «люди» (Жизнь Клима Самгина).

Спасибо, Александр Владимирович, за Ваше внимание и замечания!

1. Разве здесь не отчётливо выражено, что пламя любви обнаруживает свой жар? Но при этом понимание жар сердца совсем не разрушает смысл высказывания.

2, 3. Здесь я, всецело соглашаясь с Вами, возвращаюсь к своему предыдущему варианту:

Нет, не дыханье движет нами -

Любви желанье, властный дар!

С уважением, Сергей.

Нет, не очень отчетливо. Пламя и так жаркое, но оно может обнаружить, что сердце, которое оно охватило, тоже не было холодным. Пламя любви обнаруживает, что сердце было горячим вообще, т.е. наполненным чувствами.

А так?

Не сыскать души, где пламя
Любви не выразит свой жар.

Так лучше.

Еще, пожалуй, замените "не сыскать": "нет такой души" и т.п.

Нет, всё-таки - Не сыскать души... В смысле - нет ни души...

Я начинаю с количественной, а не качественной (такая!) характеристики души.

Вот кое-что по испанскому тексту, Сергей, если интересно:

 

Здесь есть некоторые полисемичные глаголы, которые Шелли и Бальмонт истолковали в более современном им, а не Кальдерону, значении. Откуда и все эти следы-отпечатки и дыхания-вдохновения.

1.

Imprimir = зд. не оставить отпечаток, а с силой поместить одно в другое. Более всего, на мой слух, коррелирует с  пушкинским угль пылающий…  водвинул.

А без изысков означает:

Нет никого, в кого бы не могло ворваться пламя любви.


2.

Animar = зд. не одушевить, ни вдохновить,  а обитать, жить в некоем месте.

Опять-таки по-простому означает:

Человек более живет там, где любит,

а не там, где обитает.

 

3.

Последние строки лучше просто перевести,  распутав клубок инверсий:

Только любовью измеряется ценность всего живущего:

дерева, цветка, птицы.

А значит, высшее наслаждение в этой жизни -

любовь, любовь…

 

Пригодится, буду рад.

С уважением,

Никита


Ещё как! Спасибо душевное, Никита!

С уважением, Сергей.

Тут как кому нравится, Яков :)

 

Королевская академия языка указывает:

Imprimir

6. tr. desus. Introducir o hincar con fuerza algo en otra cosa.

 

Где тут впечатление, печать, след  и проч.? В общем контексте, временном, лексическом и проч. мне именно это значение кажется убедительным. Но и только.

 

А от этимологии, ох, как далеко можно деться, чем языки перманентно и занимаются :)


И на разбор этого тратят ныне столько времени наши мастера. Раньше на такие вирши никто не обращал внимания, ибо слабость поэтического текста очевидна. Господи, куда катятся Наследники!

Увы, Уважаемый!

Эта очевидность, очевидно,

доступна только Вашим очам.

Поделитесь же  о т к р о в е н и я м и  Ваших очей.