Роберт Луис Стивенсон. Завещание

Дата: 25-09-2016 | 05:36:22

Под небом широким, где звезды в огне,
Могилу глубокую выройте мне.
Я прожил беспечно, был счастлив вполне,
И с жизнью закончил спор.
А надпись на камне пусть будет такой:
«Здесь пожелал обрести он покой;
Спит здесь моряк, что вернулся домой,
Охотник, спустившийся с гор».


Robert Louis Stevenson. Requiem

Under the wide and starry sky,
Dig the grave and let me lie.
Glad did I live and gladly die,
And I laid me down with a will.
This is the verse you grave for me:
'Here he lies where he longed to be;
Here is the sailor, home from the sea,
And the hunter home from the hill.'


Михаилу Рехунову
Хороший, чёткий, ясный, безупречный со всех точек зрения перевод.
ВК

 Спасибо, Владимир!

Добрый вечер, Михаил!

Несколько замечаний к Вашему переводу:

1) размер. У Стивенсона совершенно другое звучание. 

2)разве glad did I live - беспечная жизнь?

Есть очень хороший перевод Ирис Виртуалис.  

Желаю удачи!

НК 


Добрый вечер, Натали!

1) звучание оригинала, возможно и уместно в английском стихе, но делает русский стих легковесным, и никак не подходит к очень серьезной теме, как "Завещание". Трехсложный размер здесь более уместен.
2) Жить беспечно, и быть счастливым вполне -- скорее всего, и есть радоваться жизни.

И еще, перевод Ирис Виртуалис, при всем к ней уважении, вызывает только сочувствие к Стивенсону и его стихотворению.

Если Вы этого не понимаете, то Вам лучше поэзией не заниматься вовсе.
Желаю удачи в обретении вкуса. Правда, это дано не всем.

О, Михаил! Куда нам до Стивенсона! Мы перевели "Реквием". 


"С жизнью закончил спор" - не совсем понятно, что за спор такой? Видимо, у нас проблемы не только со вкусом, но и с семантикой))). 

 

Удачи!






С жизнью закончить спор   -- значит умереть...

И все-таки, Михаил, назвать эту Вашу работу образцовой нельзя. Во-первых, полная версия этого стихотворения содержит еще одну строфу, которой у Вас нет.


Here may the winds about me blow;
Here the clouds may come and go;
Here shall be rest for evermore,
And the heart for aye shall be still.


Во-вторых, Вы нарушили размер оригинала. Это было допустимо разве что в 19-м веке, когда сонеты Шекспира переводили 6-и стопным ямбом. В-третьих, строка "Здесь пожелал обрести он покой" выпадает даже из этого неправильного размера.

Юрий, последний катрен не вошел в собрание сочинений Стивенсона и остался только в примечаниях к этому стихотворению. Смотрите, например, солидное: Robert Louis Stevenson. Collected Poems (Rupert Hart-Devis, London, 1950). Кстати, перевод Сергеева, который вошел во все советские и постсоветские собрания сочинений Стивенсона, также не включает этот катрен.
Теперь о размере.
В ХХI веке, в чем я твердо убежден, в переводе английской поэзии важно соблюсти не размер стиха, а количество слышимых высоких ударений в строке. Почему? Дело в том, что в английской поэзии за отсутствием длинных слов большинство стихотворений написаны ямбом или хореем, или используется тактовик. Эти размеры в русском стихе уместны для стихотворений легких с налетом легкой иронии. ("Евгений Онегин" Пушкина) но никак ни не подходят для стихотворений "высокого штиля". Отсюда, новая установка в переводе.
 

Михаил, я принимаю Вашу точку зрения. Но у меня есть и своя. Ее я уже высказал. Я абсолютно убежден, что можно и нужно переводить размером подлинника. Если же переводчик прибегает к другому размеру, то либо не обладает техникой, чтобы справиться с размером оригинала, либо хочет облегчить себе жизнь, либо находится под влиянием ложной, с моей точки зрения, теоретической установки. Сегодня Вы перевели Стивенсона амфибрахием (это напомнило мне "Сижу за решеткой в темнице сырой"), а завтра кто-нибудь переведет то же самое анапестом или дактилем. Тут уже и до гекзаметра недалеко. В Вашем переводе Стивенсон звучит существенно иначе, а это, как я уже сказал, не есть хорошо. Что же касается краткости английских слов, то этот тезис несколько надуманный, поскольку множество этих коротких слов являются служебными. 

Юрий, я уважаю Вашу точку зрения и, думаю, что эта тема требует большой дисскусии.


Для подверждения моей точки зрения,  отсылаю Вас к реплике Ник Винокурова к моему переводу стихотворения Сары Тиздейл "Странная победа".

http://poezia.ru/works/72810 

С детства помнится  из Стругацких: Домой вернулся моряк,  домой вернулся он с моря, и охотник вернулся с холмов…  Тоже ведь не в размер оригинала, но трудно лучше сказать :) Мне кажется, этот Ваш перевод, Михаил - в духе тех строчек. Мне нравится :)


Не заморочьтесь мной, когда умру
В земле заройте, выкопав нору…
Всю жизнь искал я истину в вине
Но так она и не открылась мне…
Поставьте скромный камень гробовой
С портретом, чтобы знал меня любой,
И пусть гласит на камне сем скрижаль:
«он не вернётся к нам уже, а жаль…»

:о)bg

 А Бедный-Горький пусть читает мне

Свои стишки, пусть глупые вполне...


Ваня, ты красавец! Так держать! 

...ну что же, мой вам поклон за комплиман... однако должен заметить, что и у меня примерно такое же мнение о шедеврах мастеров классического перевода... :о)))