Роберт Бернс (1759-1796). Ответ портному, приславшему назидательную эпистолу

Дата: 12-11-2009 | 12:39:37

За что объявлен я злодеем,
за что исхлёстан по филеям,
тупыми ножницами бреем,
пытаем шилом -
и не ужасным Асмодеем,
портняжкой вшивым?!

За то, что юную особу
поял на радостях в утробу?
За это, Тэм, срывая злобу,
ты бьешь с размаху?
Тебе не стыдно, вошеёбу
и блохотраху?

Поэтам со времен Давида
за многолюбие — обида:
была неласкова планида
к царю под старость,
но все же святости хламида
ему досталась.

Глядишь, за праведные вирши,
порой горячие излишне,
оборонит меня Всевышний
от зла с копытом,
пристроит где-нибудь повыше -
с царем Давидом.

Пока ж сиятельные лица
велели мне перемениться,
да так, чтоб ни одна девица
не растолстела,
чтоб матерям на них не злиться
за это дело.

На днях в судебное собранье
меня водили на закланье,
мое нехитрое прозванье
звучало трижды:
«Грядет, о Робин, наказанье,
зане блудишь ты!»

Я ложь всегда считал изъяном
и на суде, болван болваном,
признался, что девиц обманом
склонял к соитью:
Судья взревел: «Довольно зла нам
с твоею прытью!»

«Ты, Робин, не умрешь в кровати,
не узришь Божьей благодати,
дождешься не пустых проклятий,
в аду костра ты!»
«Да что ж, - кричу, - мне делать, братьи?
Идти в кастраты?»

«И то, - судья заметил сухо, -
коль плоть твоя сильнее духа,
будь это палец или ухо,
верней - отъяти!
А сделать из тебя евнуха
и вовсе кстати!»

«Ну нет! - ору в поту и в раже. -
Нет ничего на свете гаже!
Пускай скопят евнухов, я же
готов быть сечен
и — коль суду угодно - даже
чуть изувечен!».

«К тому ж, теперь я даже спьяну
невинным девам лгать не стану:
всё растолкую без обману
про ригу с сеном,
пусть скажут, небу спев осанну,
что делать с членом...»

Увы, но речь моя простая
их, видно, довела до края,
и попрощался я, спасая
в штанах амура -
уж больно, Тэм, вся эта стая
глядела хмуро.





Robert Burns
(1759-1796)
Reply To A Trimming Epistle Received From A Tailor

What ails ye now, ye lousie bitch,
To thresh my back at sic a pitch?
Losh, man, hae mercy wi' your natch!
Your bodkin's bauld:
I didna suffer half sae much
Frae Daddie Auld.

What tho' at times, when I grow crouse,
I gie their wames a random pouse,
Is that enough for you to souse
Your servant sae?
Gae mind your seam, ye prick-the-louse
An' jag-the-flae!

King David o' poetic brief
Wrocht 'mang the lassies sic mischief
As fill'd his after-life with grief
An' bloody rants;
An' yet he's rank'd amang the chief
O' lang-syne saunts.

And maybe, Tam, for a' my cants
My wicked rhymes an' drucken rants,
I'll gie auld Cloven-Clootie's haunts
An unco slip yet,
An' snugly sit amang the saunts
At Davie's hip yet!

But, fegs! the Session says I maun
Gae fa' upo' anither plan
Than garrin lasses coup the cran,
Clean heels owre body,
An' sairly thole their mither's ban
Afore the howdy.

This leads me on to tell for sport
How I did wi' the Session sort:
Auld Clinkum at the inner port
Cried three times:--- 'Robin!
Come hither lad, and answer for't,
Ye're blam'd for jobbin!'

Wi' pinch I put a Sunday's face on,
An' snoov'd awa' before the Session:
I made an open, fair confession -
I scorn'd to lie -
An' syne Mess John, beyond expression,
Fell foul o' me.

A fornicator-loun he call'd me,
An' said my faut frae bliss expell'd me.
I own'd the tale was true he tell'd me,
'But, what the matter?'
(Quo' I) 'I fear unless ye geld me,
I'll ne'er be better!'

'Geld you!' (quo' he) ' an' what for no?
If that your right hand, leg, or toe
Should ever prove your sp'ritual foe,
You should remember
To cut it aff; an' what for no
Your dearest member?'

'Na, na' (quo' I), ' I'm no for that,
Gelding's nae better than 'tis ca't;
I'd rather suffer for my faut
A hearty flewit,
As sair owre hip as ye can draw't,
Tho' I should rue it.

'Or, gin ye like to end the bother,
To please us a' - I've just ae ither:
When next wi' yon lass I forgather,
Whate'er betide it,
I'll frankly gie her't a' thegither,
An' let her guide it.'

But, Sir, this pleas'd them warst of a',
An' therefore, Tam, when that I saw,
I said 'Guid-night,' an' cam awa,
An' left the Session:
I saw they were resolved a'
On my oppression.

Здравствуйте, Никита! Да, шикарно, вернулся еще раз перечитать и снова получил удовольствие, эстетическое. Но именно потому что шикарно (ох, рифма "кастраты")... С моего пенька кое-что видится мне не как с колокольни...

Например, "пихнул ее в утробу" ("о женщн. матка. я носила его во утробе своей! горе же имущим во утробе и доящим") было весьма, на мой взгляд, цинично, что в духе стиха и физиологично, но точно. А вот "внедрился к ней утробу" - это уже живодерство, простите, тут без ножа наверное не обошлось бы, или паразитизма, или вербовки... И "поять ее в утробу" - даже если принять, что у мужчин утроба - это внутренности, даже душа, а у женщин - матка... И потом, "яли"-ли как-то иначе в те времена во Шотландии (хотя и Франция недалёко)...

"ору в поту и в раже" - в поту и в бешенстве (волнении)... сам сомневаюсь, есть ли здесь что-то для меня, для меня... в этом перечислении...

"...и попрощался я, спасая
в штанах амура -
уж больно, Тэм, вся эта стая
глядела хмуро." - крайне смелый и привлекательный образ...

А вообще же сейчас время такое, что маляр... Сальери... мантия гиганта...

Так что вы уж простите мне... мои мысли - а куда их деть-то :)

С уважением, Александр

Никита - от переводчика Веселых муз - нижайший поклон!
Не сговариваясь, мы с Вами выстроили один речевой регистр, что меня несказанно радует. Блестящий перевод, везде на грани и нигде за.
Но злополучная строка... Поять в утробу тоже трудно. Вариант:
За то, что юную особу
Я мял и тискал, словно сдобу.
:)

Очень весело и остроумно, Никита!
Большой жизнелюб и женолюб, однако, этот Бернс!
Блохотрах и вошееб - это ваше изобретение, или уже есть прецедент?
По поводу "поял в утробу". На слух "поять" и "паять" неразличимо. Забавно получается. Но это мелочь. Как вариант: Затрахал я чуть не до гробу. С "блохотрахом" перекликается, хотя и то и это - новояз.

С уважением,
Валерий.


...презабавно...
мне анекдот напомнило
из серии про Чапая и Петьку...

Как грит дерево-то в Африке зовут?
Ебобаб? Да нет - бабоёб...

Ну, Никита, Вы даёте! - выдаёте шедевр за шедевром. Браво! Всегда с большим интересом и с удовольствием читаю Ваши переводы.
Успехов и в дальнейшем!
С БУ,
СШ