Вильям Шекспир. Сон в чародейную ночь. Акт 2 (Избранное) (Рекомендованное)

АКТ ВТОРОЙ

Сцена 1.

Афинский лес.

Входят

ПЭК и ФЕЯ.

ПЭК

Здравствуй, здравствуй. Рад тебе я.

Но куда ты мчишься, фея?

ФЕЯ

По долам и весям,

В огне и в воде —

Мы всюду чудесим,

Порхая везде.

Мы юной Луны

Летаем резвей.

Мы подчинены

Владычице фей.

Погляди: стоят шалфеи —

Гвардия верховной феи.

Аметистов их наряд.

[Пояснение. Аметистов — можно сказать: фиолетов. Я предпочитаю связь с камнем, потому что в оригинале: цветы рубиновые — правда, это примулы. — А. Ф.]

Фимиам они струят.

Заболталась я с тобой.

Недосуг мне бить баклуши:

Как серёжками, росой,

Буквиц украшаю уши:

Ведь со свитою сильфид

К нам Титания летит.

ПЭК

И супруг её. Тебе я

Как приятель, говорю:

Не показывайся, фея,

Лучше на глаза царю,

Чтобы жертвою не стала

Августейшего скандала.

Мальчик есть у госпожи —

Сын индийского раджи.

Но отчаянно завистлив.

Оберон — властитель наш,

Баловня её замыслив

Отобрать (ему ведь паж

Тоже нужен), он с царицей

Ссорится — и все подряд

Духи в желудях укрыться

В это время норовят.

ФЕЯ

Ты Пэк, и он же — Добрый Малый Робин.

Ты на любые каверзы способен.

Молоть мешаешь пряности и рожь,

Хозяйкам масло пахтать не даёшь.

С тобою сусло в эль не превратится.

Всего же больше, как полночный тать,

Ты обожаешь сливки воровать.

Смущаешь сновидения девицы.

Ты запоздалых путников беда:

В ночи заводишь их невесть куда.

При этом говорят, что Добрый Робин —

Большой забавник и совсем не злобен.

ПЭК

Да! Кто б меня в коварстве обвинил?

Служу я Оберону что есть силы.

Пред жирным жеребцом я ржу кобылой.

Ночной я весельчак — и очень мил.

Но склонен я к потехам особливым:

Люблю я в кружку яблоком шмыгнуть.

Захочет бабка пенного чуть-чуть,

А я ей в ряху выпрыгну — и грудь

Одряблую окатываю пивом.

Порой иное средство применю,

В тот раз, когда старухины подруги

Её сантиментальную брехню

Посмаковать сойдутся на досуге,

Оборотившись табуретом, я

Подставлюсь под седалище ея.

Она едва задумает садиться,

Я увильну — а баба на пол плюх! —

И взвоет, ухватясь за ягодицы,

К великому восторгу старых шлюх.

Они гогочут, будто в самом деле

Не ведали подобного веселья.

Чу! Оберон! Умчимся во всю прыть.

ФЕЯ

Титания! Ну, да, скандалу — быть!

ПЭК и ФЕЯ уходят.

Появляются

ОБЕРОН с ЭЛЬФАМИ и ТИТАНИЯ с ФЕЯМИ.

ОБЕРОН

О, вздорная Титания! Тебя

Недоставало мне при свете лунном!

ТИТАНИЯ

Кто здесь? А, загребущий Оберон!

Мне с ним и лечь зазорно. Улетаем.

ОБЕРОН

Строптивая! Не я ли тебе глава?

ТИТАНИЯ

Ты — мне? А я тогда глава кому же?

Но ты меня коварно покидал

И средь людей под именем Корина

Играл Филлиде песенки свои

На дудочке из стебля кукурузы.

А для чего сюда ты прилетел

С индийских гор? Для этой амазонки,

Дородной и обутой в сапоги, —

Благословить союз её с Тезеем?

ОБЕРОН

Тебе ль за Ипполиту грызть меня?

Ведь я же знаю о твоих амурах

С её супругом будущим? Стыдись!

Ты увела его у Перигены,

Которою он силой овладел.

Что, помнишь, как вела его ты ночью?

Преподло бросил не из-за тебя ль

Он Ариадну, Эглу, Антиопу?

ТИТАНИЯ

Всё ревностью придуманная чушь!

Уж скоро год, куда бы ни слетались

Мы, феи, порезвиться: на холмы,

В дубравы и елани или к дюнам

И слюдяным блистающим ручьям —

Потанцевать под музыку Эола, —

Ты со своей ватагой тут как тут

И всё опошливаешь гоготаньем,

Которым заглушается Эол.

И вот он, обозлённый, вызывает

Злокозненную влагу из морей.

И речки, переполнившись, в разливе

Надменном обесценивают труд

Яремного скота, и земледелец

На ниву проливает пот зазря.

Сгнивает жито, не обородившись.

Затопленные выгулы пусты.

Вороны раскормились падшим стадом.

Зелёных лабиринтов больше нет.

Ил заглушил места ребячьих игрищ,

И песни в поселеньях не слышны.

Зима желанна смертным больше лета.

Зато Луна — царица вод земных, —

Бела от гнева, изморосью воздух

Питает и ревматиков родит.

Все времена в году перемешались.

Цветущей розой овладел Мороз,

Его ж седая голова в насмешку

Украсилась побегами. Хаос

Из одеяний осени обильной,

Зимы убогой, лета и весны

Поверг честны́х людей в недоуменье.

Что этому виною? Мы с тобой.

Все смуты родились из нашей распри.

ОБЕРОН

Но ты вольна порядок водворить.

Одумайся, Титания! Всего лишь

Дай мне в пажи мальчишку.

ТИТАНИЯ

Никогда!

Хоть за него отдай свою державу.

[Пояснение. Держава — старинное значение: власть. — А. Ф.]

Моею жрицей мать его была.

И пряными индийскими ночами

На солнечных Нептуновых песках

Мы так премило щебетали с нею,

Смеясь вослед торговым кораблям,

Чьи паруса беременели будто:

Вот как от ветра понесли они!

Моя подруга словно не ходила

По поручениям — она плыла,

Подобно этим кораблям, поскольку

Тогда носила моего пажа.

Уйдёт порой за мелкими вещами —

Но их доставит, будто ценный груз.

Однако не была она бессмертной

И в родах умерла. Её дитя

Я в память о подруге воспитаю

И в память о подруге не отдам.

ОБЕРОН

И долго ты намерена… резвиться

Здесь, в роще?

ТИТАНИЯ

До тех пор, пока Тезей

Не справит свадьбу. Если ты согласен

Веселья нашего не отравлять,

Тогда и ты со всей твоею… свитой

При лунном свете с нами порезвись,

А нет - мы разграничим наши сферы.

[Пояснение. В оригинале: If not, shun me, and I will spare your haunts. Буквально: твои притоны или логова. Титания вовсе не склонна к примирению, как, впрочем, и Оберон. — А. Ф.]

ОБЕРОН

Титания! Ребёнка уступи.

ТИТАНИЯ

Не уступлю за весь твой мир чудесный.

За мною, крошки! Он сейчас начнёт!

[Пояснение. За мною, крошки! — реплика Мачехи их "Золушки" Е. Шварца — А. Ф.]

ТИТАНИЯ и ФЕИ уходят.

ОБЕРОН

Ступай. Я ничего ещё не начал.

Но отыграюсь. Пэк, поди сюда!

Мы предприятие одно обсудим.

Ты помнишь ли: по голубой волне

Плыла русалка на спине дельфина?

И пела сладостно и стройно так,

Что усмиряла шторм. Порою звёзды

Соскальзывали со своих орбит,

Увлечены мелодией прекрасной.

ПЭК

Возможно ли такое позабыть!

ОБЕРОН

И в это время я заметил нечто

Тебе невидимое: Купидон,

Паривший меж Луною и Землёю,

Послал свою калёную стрелу

В царящую на севере девицу

[Пояснение. В оригинале: весталку, правящую на западе (a fair vestal, throned by the west), имеется в виду Елизавета Тюдор — королева-"девственница". Я внёс соответствующие нюансы. — А. Ф.]

Так, будто собирался он сразить

Не меньше тысячи сердец. Однако

От влажного влияния Луны

Его стрела, угаснув, охладела

И сердца девы страстью не зажгла,

И та, меланхолично удалившись,

Невиннейшим мечтаньям предалась.

Но я отметил, что стрела упала

В распахнутую чашечку цветка.

Он, млечно-белый, сделался багровым.

Фиалкою трёхцветною зовут

Его теперь. Сок этого растенья

Довольно выжать спящим на глаза.

Чтоб пробудившиеся до безумья

Влюбились в то живое существо,

Что перед ними в этот миг предстанет.

Мой Робин, отправляйся за цветком,

Найди его и мне доставь быстрее,

Чем милю проплывёт Левиафан.

ПЭК

Я Землю обогну минут за сорок.

ПЭК уходит.

ОБЕРОН

Когда цветок волшебный получу,

Я спящею Титанию застигну

И ей тем соком веки окроплю.

И что она увидит, пробудившись, —

Медведя, волка, льва или быка,

Хоть надоедливую обезьяну, —

К тому и устремится всей душой.

А после я её разочарую:

На это у меня другой цветок.

Но прежде мне отдаст она мальчишку.

Чу, разговор! Послушаю, о чём.

Тем более что я для них невидим.

Входят ДЕМЕТРИЙ и ЕЛЕНА.

ДЕМЕТРИЙ

Ну, отвяжись! Тебя я не люблю!

Однако нет здесь Эрмии с Лизандром.

Поскольку гибну я из-за неё,

Он обречён из-за меня погибнуть.

Сказала ты: они в лесной глуши.

И вот я здесь блуждаю, оглушённый,

Не обнаружив Эрмии моей.

Да отцепись ты, что ко мне пристала!

ЕЛЕНА

А чем я быть могу привлечена,

Коль не твоим безжалостным магнитом!

Не из железа сердце у меня,

Но то, что в этом сердце, — крепче стали!

Лишишься притягательности ты —

И я не буду за тобой тянуться.

ДЕМЕТРИЙ

Да чем могу тебя я притянуть?

Конечно, не медовыми словами.

Я прямо говорю, что не люблю!

ЕЛЕНА

Вот прямотою ты и привлекаешь.

Собакою своей меня считай:

Чем ты жесточе, тем сильнее лащусь.

Ругай меня, пинай, стегай хлыстом,

Но дай мне только за тобою бегать,

Пусть я и недостойна. Ничего

Иного не прошу — быть только сучкой.

О большем я не смею и мечтать.

ДЕМЕТРИЙ

Не озверяй меня! Какая гадость…

[Пояснение. Озверять — слово есть у В. Даля. — А. Ф.]

Ты омерзела мне до тошноты.

ЕЛЕНА

Но без тебя мне муторно, любимый!

ДЕМЕТРИЙ

Бесстыжая! Сбежала ночью в глушь

С мужчиной разъярённым. Не боишься

Чего-нибудь лишиться в темноте?

ЕЛЕНА

Нет, не боюсь: ведь ты же не порочен.

С тобою ночь кромешная светла,

И нет безлюдья, нет лесной трущобы.

В тебе сосредоточен целый мир.

Пред целым миром я на обозренье!

ДЕМЕТРИЙ

Я этот мир сокрою от тебя.

Сбегу — и на съеденье доставайся

Лесным зверям.

ЕЛЕНА

Они тебя добрей.

Беги. Теперь на свете всё превратно:

От Дафны убегает Аполлон,

Преследует грифона голубица,

От смирной лани ускользает тигр,

Трус без усилий изгоняет смелых.

ДЕМЕТРИЙ

Нет, не могу я слушать этот бред.

Пусти меня, постылая, иначе

Тебе я огорченья принесу.

ЕЛЕНА

Ах, удивил! И в городе, и в поле,

И в храме ничего другого мне

Ты не приносишь, кроме огорчений.

Стыдись, Деметрий: мучая меня,

Тем самым всех ты огорчаешь женщин!

Ведь, к сожаленью, требует мой пол,

Чтоб ты охоту на меня повёл,

А за тобою гнаться не должна я.

Но гибель от любви милее рая.

ДЕМЕТРИЙ плюёт и убегает. ЕЛЕНА бежит за ним.

ОБЕРОН

Беги, дриада. Скоро в свой черёд

Он на тебя охоту поведёт.

Возвращается ПЭК.

Уже вернулся, перекати-поле?

Уже добыл цветок волшебный?

ПЭК

Да.

ОБЕРОН

Немедленно давай его сюда!

Есть место, где в шатёр из каприфоли

Вплетён чабрец и где мускатных роз

Дыхание с фиалковым слилось,

Там, на траве душистой, как в постели,

Царица, обессилев от веселий,

Так любит спать. На одеяло ей

Подходят шкурки сброшенные змей.

Я орошу ей веки этим соком.

Тогда в самозабвении глубоком

Она впадёт в безудержную страсть.

Но я тебе оставлю зелья часть.

Я здесь застал прекрасную девицу,

Чёрт догадал несчастную влюбиться

В юнца, что к ней бесчувствен и жесток.

Ты на него потратишь этот сок.

Когда заснёт, пролей ему на веки

Волшебных капель — и тогда навеки

Сильнее, чем девица эта, он

Окажется любовью распалён

К девице — потому что на него-то

Уже я не потрачу антидота.

[Пояснение. Добавление переводчика для объяснения, почему любовь будет навеки. Слово антидот (кстати, греческое) весьма старое. См. в письме А. Курбского: Приими божественый антидот, имъже, глаголют, целятся неисцѣльные яды смертоносныи. — А. Ф.]

Его ты опознаешь без труда:

Одет он по-афински. И сюда —

До первых петухов.

ПЭК

Успею. Право:

Всё это не работа, а забава.

Уходят.


Сцена 2.

Другая часть леса.

Входят

ТИТАНИЯ со СВИТОЙ.

ТИТАНИЯ

Ну, заведите хоровод и песню,

Потом на полминуты — по делам:

Червей и тлю поубивайте в розах,

Добудьте крылышки нетопырей,

Чтоб изготовить плащики для эльфов.

Да гадкого сыча гоните прочь

И прочую докучливую живность.

А я сосну. Баюкайте меня!

Потом за дело, деточки! За дело!


ПЕСНЯ

ФЕЯ-СОЛО

Эй, медянки, все в укрытья!

Прочь, игольчатая жуть, —

Вы, ежи, от нас ползите!

Дайте матушке соснуть.

ПРИПЕВ

ХОР

Разливайся, Филомела!

Зачаруй царицу фей!

Чтоб она осоловела,

Сон чудесный ей навей!

Пусть ни сглаз, ни приворот

Ей беды не принесёт.

ФЕЯ-СОЛО

Прочь, паук, прядильщик прыткий!

Не жужжи, мушиный рой!

Скройтесь в домике, улитки!

Гусеницы, с глаз долой!

ПРИПЕВ

ХОР

Разливайся, Филомела! и т. д.

ФЕЯ

Теперь в разлёт: она уже уснула.

Один останься тут для караула.

ФЕИ и ЭЛЬФЫ исчезают.

Появляется ОБЕРОН.

ОБЕРОН (выжимает сок на веки ТИТАНИИ)

Сок волшебный, подготовь

Необычную любовь.

Лишь воспрянешь ото сна,

Ты, Титания, должна

Леопарда, кабана,

Ирбиса, кота, медведя

Полюбить, от счастья бредя.

В общем, кто бы ни возник,

Чуть проснёшься ты, царица,

Предстоит тебе плениться

Монстром этим в тот же миг.

ОБЕРОН уходит.

Входят ЛИЗАНДР и ЭРМИЯ.

ЛИЗАНДР

Мой друг, тебя скитанье утомило.

Да и, признаться, выдохся я сам.

Давай приляжем. Восстановим силы —

А там, глядишь, рассвет поможет нам.

ЭРМИЯ

Допустим, ложе мне уже готово:

Я на ночлег устроюсь тут, во мху.

ЛИЗАНДР

И я с тобой.

ЭРМИЯ

Несёшь ты чепуху.

Нет, поищи ночлежбища другого.

ЛИЗАНДР

Любовь у нас одна — так отчего ж

Нам следует желать раздельных лож?

ЭРМИЯ

Вот этот довод я приму едва ли.

Как раз любви во имя — ляг подале.

ЛИЗАНДР

О, Эрмия прекрасная, могла ты

Превратно толковать мои слова?

Любовь моя невинна и права.

Не допущу и в мыслях я разврата.

На дело ты иначе посмотри:

Мы связаны любовью изнутри —

Ведь в нас сердца едины. Почему же

Нам разделяться следует снаружи?

Поэтому сомненья уничтожь:

С тобою лягу я — не ляжет ложь.

ЭРМИЯ

Природа не изобрела другого

Такого логика и острослова!

Тебя не заподозрю я во лжи

И всё-таки любезность окажи:

Не преступай, пожалуйста, приличий.

Нам рядом лечь препятствует обычай.

Поэтому, дружок, в сторонке ляг —

И ты любви не повредишь никак.

ЛИЗАНДР

Аминь! Аминь! Пускай я лучше сгину,

Когда твой сон невинный возмущу.

ЭРМИЯ

Мой друг, твоих желаний половину

Тебя я добровольно возвращу.

Засыпают.

Появляется ПЭК.

ПЭК

Обыскал я целый лес,

Но афинянин исчез,

И доселе я не смог

Применить волшебный сок.

Не видать в ночи глухой

Никого. Но нет, постой!

Кто-то здесь лежит, и он

По-афински облачён!

Тут во мху девица спит

Чуть вдали — печальный вид.

Ею мог он пренебречь!

Вёл о ней хозяин речь.

Лечь поближе не посмела

Бедная. Ну, ничего ж!

Тут пойдёт такое дело!

Ты иначе запоёшь,

Себялюбец! Сей водою

Я глаза тебе промою.

Только это сотворю —

Тотчас мухою к царю.

ПЭК выжимает ЛИЗАНДРУ сок на веки и исчезает.

Вбегают ДЕМЕТРИЙ и ЕЛЕНА.

ЕЛЕНА

За тебя я жизнь отдам!

ДЕМЕТРИЙ

Милочка, ступай к чертям!

ЕЛЕНА

Бросишь ты меня одну?

ДЕМЕТРИЙ

Брось меня! А то дерзну…

ДЕМЕТРИЙ убегает.

ЕЛЕНА

О нет, его преследовать нет силы.

И тем он злей, чем я нежней молила.

Увы, подруга, на тропе любой

Я отступать должна перед тобой.

Вот чем ты хороша? Глазами, что ли?

А в чём секрет их? Ведь не в слёзной соли:

Ведь я в слезах могла бы утонуть,

Я их точу, а толку нет ничуть!

О, да, я это знаю, знаю, знаю,

Что я одна уродина такая

И внешностью медвежьею своей

Могу пугать животных и людей.

Конечно, я Деметрию не пара,

Он от меня бежит, как от кошмара.

О, зеркало, глумливое стекло,

Меня ты в заблуждение ввело.

На Эрмию отнюдь я не похожа.

Ах, кто-то здесь виднеется. Но кто же?

Лизандр? Лизандр! Он умер или спит?

Но крови нет — он, значит, не убит?

Откликнется — живой он, несомненно.

Лизандр, очнись!

ЛИЗАНДР

Прекрасная Елена!

Пойду в огонь я, получив приказ

От этих дивных, несравненных глаз!

Но чтоб любовь препятствий не встречала,

Я истреблю Деметрия сначала.

ЕЛЕНА

За что? Он твой соперник — это да.

Но Эрмия с тобой ведь навсегда.

ЛИЗАНДР

Что? Навсегда мне оставаться с нею?

Возможно ли несчастие грустнее!

Нет, с Эрмией растраченных минут

Услады никакие не вернут.

Но вот достиг я своего талана:

Не Эрмия — Елена мне желанна.

Я был недавно молод и незрел,

А ныне окончательно прозрел.

Руковожусь умом я, и влюбиться

Велит он не в ворону — в голубицу.

И этот ум привёл меня сейчас

В очах твоих читать любви рассказ.

ЕЛЕНА

Да что же за судьба моя такая!

Сносить глумленья ото всех должна я!

Один разит презрением, другой

Язвит меня любовною игрой!

В Деметрии нет жалости нимало,

Но от тебя, Лизандр, не ожидала,

Чтоб ты, вонзая в раны мне кинжал,

Любовь отверженную унижал.

ЕЛЕНА уходит.

ЛИЗАНДР

Так, стало быть, неведомо Елене,

Что Эрмия лежит тут в отдаленье.

Спи, Эрмия. Не знаешь ты пока,

Что больше и не будешь мне близка.

Овладевает отвращенье нами,

Когда мы пресыщаемся сластями.

Не знает грешник ничего мерзей

Уже изжитой ереси своей.

Так был еретиком я и обжорой.

Тебя оха́ют люди целой сворой —

Я буду первым. Я теперь живу,

Служа Елене, словно божеству.

ЛИЗАНДР уходит.

ЭРМИЯ просыпается.

ЭРМИЯ

Лизандр! Скорей на помощь мне приди!

От гадины мне грудь освободи!

Уф, это был лишь сон. Но что за гнусь!

Я до сих пор от ужаса трясусь.

А ты смеялся и не подошёл,

Отдав меня змее на произвол:

Она мне грызла сердце. Но опять

Ты что-то не спешишь мне помогать!

Я Эрмия — твоя почти жена!

Ответь! Я ужасом поражена.

Исчез! Так отчего же я стою?

Пойду искать — его иль смерть свою.

Уходит.

27.11.2023




Александр Владимирович Флоря, поэтический перевод, 2023

Сертификат Поэзия.ру: серия 1488 № 178657 от 27.11.2023

Избранное | Рекомендованное | 9 | 16 | 663 | 18.07.2024. 13:33:16

Произведение оценили (+): ["Сергей Буртяк", "Светлана Ефимова", "Корди Наталия", "Владимир Корман", "Екатерина Камаева", "Сергей Шестаков", "Бройер Галина", "Ирина Бараль"]

Произведение оценили (-): []


Александр Владимирович, нравится! 
"Беременные паруса" - просто супер.
А вот сусло я бы предложила заменить солодом. Сусло, по-моему, только для пива, а для закваски эля солод используется... но я не знаток в этой области, возможно, что ошибаюсь.

Галина Владимировна, спасибо за отклик.
Насчет "беременных парусов" - это не моё превосходное изобретение, это Шекспир.
Насчет сусла я, как всегда, всё проверил. Оно используется для пива.

Да я знаю, Александр Владимирович, что Вы всё проверяете и перепроверяете. Мне казалось, что эль несколько отличается от пива... шотландцы как-то пытались мне объяснить, в чём разница, но  их диалект на слух я так и не поняла до конца...
Про оригинал я Вам уже, как-то писала, что доверяю Вашему английскому... Поэтому вдвойне рада, что Вы сохранили это в русском.
Спасибо!
с уважением
 

Всё ценное стараюсь сохранять.
Кстати, обратите внимание на последние слова этого акта: пойду искать Лизандра или смерть.
Опять тот же мотив: любовь около смерти.

мне кажется иногда, Александр Владимирович, что этот мотив типичен не только для Шекспира... но согласна, и в комедиях, так же, как и в трагедиях...для него это чуть ли не основная тема вечной аллюзии на Ромео и Джульетту...смешенье яда и противоядия... 

Конечно, так. Тут еще важно ощущение хрупкости жизни, понимание того, сколько всего ей угрожает. Это придает любви драматизм.

Александр Владимирович, доброго времени.

У меня возник небольшой дополнительный вопрос касательно «баю-баюшки-баю»:

 

В оригинале:

 Philomel, with melody
 Sing in our sweet lullaby.
 Lulla, lulla, lullaby, lulla, lulla, lullaby.
  Never harm
  Nor spell nor charm
 Come our lovely lady nigh.
So good night, with lullaby.

Titania sleeps.

 

„Разливайся, Филомела!

Услади царицу фей!

Чтоб она осоловела,

Сон чудесный ей навей!

Пусть ни сглаз, ни приворот

Ей беды не принесёт.“

 

Очень нравится: „Разливайся, Филомела!“

Но...Чтобы Титания осоловела? Трудно представить... несколько двусмысленно... и не слишком ли просторечиво?

Галина Владимировна, спасибо за прекрасный вопрос, я его провоцировал.
Именно двусмысленно!
Это обыгрывание двусмысленности слова "осоловела"
Первое значение узуальное, т.е. общепринятое: впала в сонливое состояние.
Второе - окказиональное, т.е. придуманное мною: "покорилась чарам соловья".
Ведь феи этой колыбельной тоже как бы околдовывают Титанию, защищая ее от всяких зол.
Но это колдовство не подействует.
Потом появится Оберон - с волшебным соком, от которого Титания не осоловеет, а вообще сойдет с ума.
Одно колдовство против другого.

"покориться чарам соловья" в "осоловении" - дивная окказиональность, Александр Владимирович.
Спасибо!

Очень хорошая правка! при услади мои печали мне больше "плакать" хочется.

Спасибо за понимание и добрые слова, Галина Владимировна.

Спасибо за перевод, Александр Владимирович. С удовольствием продолжаю знакомиться.
Сравнивала с оригиналом не всё, а только то, что заинтересовало.
Здесь особенно —
O, that a lady of one man refus'd
    Should of another therefore be abus'd!
 — откровенно восхищена точностью и глубиной интерпретации.
Ещё:
Then I well perceive you are not nigh.
    Either death or you I'll find immediately.
Сначала хотела спросить, зачем Вы ушли от  «пойду найду». А потом, вчитавшись в контекст, поняла, что «пойду искать» позволяет сильнее  почувствовать внутреннее намерение. Имеет смысл учитывать подобные моменты. За что Вам отдельное спасибо.

Спасибо на добром слове, Екатерина. По-моему у меня вполне обыкновенные варианты.

Добрый день, Александр Владимирович! Обнаружила много интересного в тексте: гоготантем, обородиться). "Чудесить" встречаю впервые после Пушкина.  
Малый Робин - читается, как нечто противоположное Большому Робину, а не в значении "парень". Другое дело было бы : Малый, ты Робин. 
В строчке: "Но то в этом сердце ... " - в этом "то" что-то не то). Или что-то у меня с ухом.
В строчке: "Чуть проснёшься ты, царица, ты обречена плениться"- кмк второе "ты" лишнее. Ваши тексты всегда интересно читать. Разница в лексике персонажей ощутима. Вспоминаю спектакль "Зимняя сказка" по Шекспиру. В той постановке разница была обозначена не лексикой, а произношением. Один из персонажей говорил с белорусским акцентом. Зал гоготал).
С уважением,
НК 
   

Спасибо, Наталия Игоревна.
Глагол чудесть (в разных смыслах) встречается, хотя и редко, - напр., в "Докторе Живаго".
Я внес поправки.
Например: То, что в этом сердце, - крепче стали.
Малый Робин - в оригинале: Добрый Малый Робин (Robin Goodfellow). Аберрация происходит из-за того, что он маленький (эльф). Я тоже внес изменения.
С уважением
А.В.