Джеймс Джойс. Гони, душа моя, мечты…

Дата: 19-11-2022 | 10:53:15

Гони, душа моя, мечты,

Гони скорее сновиденья,

Проснись! – деревья и кусты

Про утра шепчут возрожденье;

 

И расплывается заря

Неспешно по восточной дали,

То золотя, то серебря

Росистых паутин вуали;

 

Лиловых колокольцев дрожь

Легка, полна очарованья,

А фейри (коих не сочтёшь!)

Творят напевно заклинанья.

 

Примечание: «my soul» («душа моя») - обращение лирического героя к своей возлюбленной.

 

 

James Joyce.

From Dewy Dreams...

 

From dewy dreams, my soul, arise,

From love's deep slumber and from death,

For lo! the trees are full of sighs

Whose leaves the morn admonisheth.

 

Eastward the gradual dawn prevails

Where softly-burning fires appear,

Making to tremble all those veils

Of grey and golden gossamer.

 

While sweetly, gently, secretly,

The flowery bells of morn are stirred

And the wise choirs of faery

Begin (innumerous!) to be heard.




Ольга Нуар, поэтический перевод, 2022

Сертификат Поэзия.ру: серия 3734 № 171276 от 19.11.2022

2 | 17 | 719 | 18.04.2024. 22:38:07

Произведение оценили (+): ["Владимир Корман", "Ирина Бараль"]

Произведение оценили (-): []


Добро пожаловать на сайт, Ольга! Надеюсь, что вместе нам будет взаимно интересно и полезно.
Что касается Вашей первой публикации - конкурсного стихотворения - я бы посоветовала избавиться от инверсии в заключительной строфе, тем более, что лепестки - и так понятно, что они цветочные, вот и место можно освободить для маневра )
А все же это стихотворение о пробуждении души, а не возлюбленной.

Спасибо, Ирина! Приветствую и Вас, и всех насельников сайта! Тоже надеюсь почерпнуть немало интересного и полезного от здешних обитателей. Ну и сама постараюсь что-нибудь полезное дать. ))


Избавиться от инверсии… А она точно мешает? Мне нет, но можно подумать. Только тогда, наверно, придётся всю строфу перерабатывать. Попробовала просто убрать «цветов». Например, «По-утреннему лепестки / Лаская, ветерок резвится», или «Лаская нежно лепестки, / Беспечный ветерок резвится». У меня всё-таки ощущение, что «цветов» не хватает. Не то чтобы одни «лепестки» совсем куце смотрелись, но несколько «куцевато» (на мой взгляд). Подумаю.

 

«А все же это стихотворение о пробуждении души, а не возлюбленной.» - Неожиданно! :)  Ирина, я думала, что Вы как координатор конкурса выбирали для него стихотворение. Но сейчас «меня терзают смутные сомнения»: судя по этому замечанию, не Вы, скорее всего, его выбрали? А кто тогда?

Прочитала в рубрике НЛ переводы и комментарии Галины Бройер, Наталии Корди и Владимира Кормана. Все трое перевели именно как обращение ЛГ к своей собственной душе. И Вы говорите о том же. У Галины вообще сразу, с места в карьер, уверенность появилась по этому поводу (судя по её комментарию). А почему Вы, Ирина, так считаете?

Здравствуйте, Ольга. Понимание того, что это стихотворение - не утренняя серенада под окном, мне, как и Галине, дают его первые строки: порядок слов и лексическое содержание, которое в Вашем варианте значительно упрощено.

Доброй ночи, Ирина.

Да, я упростила первые строчки. Не смогла уместить всё. )) Просто в этом стихотворении есть важные моменты, которые мне не хотелось упускать.

1. Важно сохранить анафору в 1 строфе. Действительно важно. ЛГ не просто просит возлюбленную, он молит, заклинает, отсюда и анафора. Это подчёркивает заклинательный характер его слов. Сергей Шестаков в комментариях судейских отметил: «"Гони, душа моя, мечты" – в оригинале "восстань"; и про "мечты" ничего не говорится». «Мечты» там, действительно, нет. До «мечты» я ужала «love's deep slumber». Т.к. в следующей строке «Гони скорее сновиденья», то понятно, что раз возлюбленная спит, то мечты – сонные, а в них вписываются и «love's deep slumber», и вообще любые фантазии во сне. «Arise» - это, по-моему, не «восстань», а «встань», «вставай», т.к. применительно к живому человеку, который просто спит, «восстань» - как-то загробно звучит, особенно если тут же «death» переведено как «смерть». «Восстань от смерти» - это по типу фильма ужасов, в котором покойника какой-нибудь колдун воскрешает. А написала я «Гони, душа моя, мечты, / Гони скорее сновиденья», потому что по смыслу «Гони сновиденья» и «От снов встань» означают одно и то же: «Перестань спать, проснись», и сохранить анафору я смогла только так.

2. Очень важно правильно расставить эмоциональные акценты. Начало стихотворения – обращение к возлюбленной, но не просто мольба, а мольба на повышенных тонах, эмоциональная. ЛГ практически кричит девушке, чтобы она просыпалась. И приводит аргумент – почему именно: потому что уже утро, природа проснулась. А это уже спокойнее говорится, и здесь восклицание только в скобках в последней строке. Нужно выделить эмоционально – не природу и утро, а обращение и то, что в скобках, восклицательным знаком.

Ирина, я редко бываю в чём-то уверена относительно переводов: не всегда можно точно сказать, о чём автор думал. Но в этом случае – СОВЕРШЕННО ТОЧНО ЛГ обращается к своей возлюбленной. Я в самом деле не понимаю, что в лексическом содержании может указывать так конкретно на душу самого ЛГ. Т.е. у Вас даже сомнений не было по поводу дамы?.. Я не зря спросила, кто выбрал это стихотворение, и засомневалась, что это были Вы, т.к. тот, кто выбирал, знает, что здесь обращение к девушке. На 99 процентов знает (1 процент – скидка на какую-то случайность). В стихотворении на конкурсе, действительно, ВЫГЛЯДИТ спорно ситуация с душой. Я думала, что это Вы устроили конкурсантам своеобразную «ловушку», тест на внимательность и тщательность в работе со стихотворением. )) Из 20 участников всего 6 (!) написали «душа моя». Как выразилась Галина, «здесь явная коннотация к противоположному полу или к какому-либо лицу». А у 14 конкурсантов «душа». Подумалось: а если бы конкурс был в прошлом формате и участники судили бы друг друга? Тогда 14 участников, считающих, что речь о собственной душе ЛГ, снизили бы баллы 6 участникам, решившим, что речь о возлюбленной, за то… что они написали правильно!))) Какая-то абсурдная ситуация получилась бы. ))

Дорогие участницы дискуссии, в книге  «James Joyce A to Z: The Essential Reference to the Life and Work» (авторы A. Nicholas Fargnoli, Michael Patrick Gillespie, Oxford University Press, 1996) есть такой комментарий к обсуждаемому стоихотворению  Джойса:

 

“From dewy dreams, my soul, arise” Poem 19 (XV); this poem is made up of three four-line stanzas. In the first, the speaker addresses his soul (курсив мой, -В.М.), bidding it to rise from sleep and dreams, and to awaken to the new day. The next stanza alludes to the waking world that is now displacing sleep, while the final stanza offers a lyrical picture of the spirits of day rousing themselves. According to Joyce’s brother Stanislaus, the poem was inspired by Mary Sheehy ((курсив мой, -В.М.), a family friend, and probably written around the end of July in 1904» (page 35).

 

Другими словами, авторы комментария полагают, что  в первом четверостишии  говорящий обращается к своей душе. Вполне вероятно, также и то, что Джеймс Джойс  (по свидетельству его брата  – Станислауса) был вдохновлён  к написанию этого стихотворения Мэри Шихи – тайной юношеской любовью автора.  Но взывает говорящий, конечно же, не к возлюбленной и не к её, а к своей душе.

 

В.М.

Спасибо, Вячеслав, Вы, как всегда, на высоте. Надеюсь, Ольга прислушается к Вашим словам. Тем более, что обращение "душа моя", "душенька" - это чисто русский вариант.

Доброй ночи, Ирина.
Вячеслав на высоте. Частично прислушаюсь.))
А почему "душа моя" - чисто русский вариант? Если один (англоговорящий) человек о другом человеке скажет "my soul", то как Вы это переведёте? Просто "душа", без "моя"? На русском языке это будет выглядеть преимущественно так, как будто он  говорит о своей душе.

Ольга, а потому что он так не скажет )

Ирина, Вы считаете, что англоязычный человек не может обратиться к кому-то или сказать о ком-то "my soul"?

Да, Ольга. Если он захочет обратиться к кому-то "моя душа", он скажет: "my heart".

Ирина, а если он захочет сказать "сердце моё"? ))
(Почему-то вспомнилось:
"Так вот спрашиваю, как по-украински "кот"? Он отвечает "кит". Спрашиваю, "а как кит?" А он остановился, вытаращил глаза и молчит. И  теперь не кланяется.")    :)

Ирина, убрала я инверсию. Правда, пришлось всю третью строфу переработать, а заодно и часть первой. )) 

Доброй ночи, Вячеслав.
Если Станислаус Джойс говорил, что Мэри Шихи вдохновила Джеймса на это стихотворение, то вполне может быть, что так и было, т.к. Станислаус был "особой, приближённой к..." и мог знать такие детали.
Вячеслав, тогда Вам не кажется странным, что Д.Д. вдохновился Мэри, и написал стихотворение... о себе любимом?))) О своей душе, которая, к тому же, спит? Мне кажется, когда мужчина влюблён, вряд ли он скажет, что у него душа в спячке. Судя по тексту, сам ЛГ уже не спит, только его душа странным образом отдельно от него никак проснуться не может. Разве не логичней, что раз Мэри вдохновила Д.Д., то именно о ней он грезит в стихотворении, и её и будит, и называет "душа моя"?
Влюблённый мужчина, пишущий стихотворение, в котором он, проснувшийся, будит спящую отдельно от него душу, обосновывая "побудку" тем, что уже утро, - несуразен.
Влюблённый мужчина, пишущий стихотворение, в котором он фантазирует, как он будит любимую девушку, потому что утро настало, - естественен.
А господа, отрывок из книги которых Вы привели, тоже люди, и тоже могут ошибаться. :)
А за информацию о Мэри Шихи огромное спасибо!

Добрый вечер, Ольга! Нет, мне не кажется странным, что D.D., будучи юношей, вдохновился Мэри Шихи, а годы спустя  испытывал другие чувства и переживания. Если верна датировка написания обсуждаемого стихотворения (июль 1904г), то к этому времени автор был  увлечён, и на этот раз уже «по-взрослому», другой женщиной – Норой Барнакл.  Как Вы помните, в реальной жизни Джойса и в «Улиссе» 16 июня 1904 года – очень и очень памятный день. В первой рукописи сборника стихотворений Джойса "Камерная музыка" было 27 стихотворений и «From Dewy Dreams...» (под номером XIV)  размещено ровно посередине. Символично. Своего рода момент перехода от одного внутреннего  состояния повествующего к другому. Попытка навести порядок в душе и в собственных чувствах. Никакой несуразности. Напротив, естественно.  А господа учёные, исследователи творчества D.D.,  носители языка, конечно же, могут и ошибаться. Иногда. Но в данном случае –  вряд ли.

Спасибо! 

В.М.

Доброй ночи, Вячеслав.
Тем более. Когда мужчина постоянно влюблён - какая там душевная спячка может быть? А если этот мужчина, к тому же, писатель и поэт с богатой фантазией, да ещё такой молодой (на момент написания этого стихотворения ему было всего 22 (!) года, т.е. есть там гормоны аж из ушей лезли)... Какое там - душа спит. )) Да у него дённо и нощно бодрствовало всё, включая волосы и ногти! ))
И Вам спасибо!

Доброе утро!
Прошу прощения за такое длинное рассуждение, но перевод этого стихотворения вызвал некоторые разногласия, и я хотела бы прояснить, от чего отталкивалась при переводе.
Стихотворение "From dewy dreams" - 15-е в сборнике "Камерная музыка". И переводя его - желательно ознакомиться с другими стихами, т.к. они представляют из себя ЦЕПЬ СОБЫТИЙ. А самое главное - при переводе этого стихотворения ОБЯЗАТЕЛЬНО перед глазами переводчика должны быть соседние 14 и 16 стихотворения! Это поможет и при отображении формы, и при передаче смысла. Я имею в виду И спорный момент с "my soul".
Если посмотреть на эти три стихотворения внимательно, то видно, что ПО СМЫСЛУ - ЭТО ОДНО СТИХОТВОРЕНИЕ, ПОДЕЛЕННОЕ НА ТРИ ЧАСТИ РАЗНЫМИ РИФМОВКАМИ. Для удобства приведу их здесь.
XIV
My dove, my beautiful one,
Arise, arise!
The nightdew lies
Upon my lips and eyes.

The odorous winds are weaving
A music of sighs:
Arise, arise,
My dove, my beautiful one!


I wait by the cedar tree,
My sister, my love.
White breast of the dove,
My breast shall be your bed.


The pale dew lies
Like a veil on my head.
My fair one, my fair dove,
Arise, arise!


XV
From dewy dreams, my soul, arise,
From love's deep slumber and from death,
For lo! the trees are full of sighs
Whose leaves the morn admonisheth.

Eastward the gradual dawn prevails
Where softly burning fires appear,
Making to tremble all those veils
Of grey and golden gossamer.


While sweetly, gently, secretly,
The flowery bells of morn are stirred
And the wise choirs of faery
Begin (innumerous!) to be heard.


XVI
О cool is the valley now
And there, love, will we go
For many a choir is singing now
Where Love did sometime go.

And hear you not the thrushes calling,
Calling us away?
О cool and pleasant is the valley
And there, love, will we stay.


Разберём их подробнее.
14 стихотворение. Это самое эмоциональное стихотворение в сборнике. Пик страсти ЛГ. Масса повторов, "ARISE" ("встань", "вставай") повторено 6 раз! Причём, восклицательные знаки (т.е. эмоциональный нажим) присутствуют только при этом обращении ЛГ к своей возлюбленной. Остальное (в основном описание, направленное НА САМОГО ЛГ) идёт как бы фоном, не столь эмоционально, восклицательных знаков нет вообще. 1 и 8 строчки повторены. ЛГ умоляет возлюбленную проснуться и встать, т.к. он ждёт её у кедра (кедр - в маленьком садике под её окном). Аргумент тому, чтобы она проснулась, - ожидание ЛГ. Всё стихотворение пронизано страстью и нетерпением.
15 стихотворение. Накал страстей ПОСТЕПЕННО уменьшается (если сравнивать 14, 15 и 16). ОБРАЩЕНИЕ К ВОЗЛЮБЛЕННОЙ "ARISE" переносится из 14 в 15 стих, и здесь это обращение с призывом вставать тоже выделено восклицательным знаком, т.е. эмоциональный нажим здесь присутствует такой же, как в 14 стихотворении. При этом часть стихотворения, описывающая природу, направлена уже НЕ на ЛГ и восклицательных знаков, как и в 14 ст. при описании ЛГ и природы, не содержит (восклицательный знак ещё в скобках). Т.е. одинаковое
выделение обращения к любимой воскл.знаком и мягкое описание природы. Если в предыдущем стихотворении ЛГ связывал природу с собой, то здесь природа как таковая. Важно сохранить эмоциональную последовательность оригинала, т.к. если, например, вообще в 15 ст. обойтись без восклицательного обращения, то возникает несостыковка: в 14 ст. ЛГ практически кричит всё стихотворение, а в 15 вдруг резко переходит на мягкость. Человек не машина и так резко выключить эмоции не может. Здесь важен мягкий переход, 15 ст. переходный по накалу эмоций между 14 и 16. Аргумент тому, чтобы возлюбленная встала, - уже проснувшаяся природа. Т.е. и ЛГ не спит, и природа, а дама никак проснуться не может. "Arise" является связкой-переходом между 14 и 15 стихами. Анафора в 1 и 2 строчках - единственный здесь повтор, носит характер продолжения мольбы, так ярко выраженной в 14 ст., поэтому его важно сохранить.
16 стихотворение. Здесь уже нет эмоциональных всплесков в виде восклицаний. Повторов много. В 1 и 7 строках анафора, 2 и 8 строки почти полный повтор, "calling" подряд 2 раза. ЛГ говорит возлюбленной, что они пойдут в долину, в которую уже пришла Любовь, и там останутся. Между 15 и 16 стихами тоже есть связка:
"And the wise CHOIRS of faery
Begin (INNUMEROUS!) to be heard." - 15 ст.
"For MANY A CHOIR is singing now" - 16 ст.

Т.е. ЛГ в этих трёх стихотворениях умоляет любимую проснуться и встать, потому что он в нетерпении ждёт её (14), потому что утро и природа уже проснулась (15), потом рисует ей картину того, как они пойдут в долину любви (16). Всё логично и последовательно.

А теперь давайте представим, что в 15 ст. "my soul" - это обращение ЛГ к собственной душе (как перевели некоторые участники конкурса. И не участники тоже).
ЛГ пришёл рано утром под окно своей возлюбленной и умоляет её встать, повторяя многократно "arise". - 14 ст.
В 15 ст. до него внезапно доходит, что душа-то у него спит! (?!) Это как? Парень чуть ли не на дерево готов лезть в нетерпении, от росы весь вымок, хочет, чтобы возлюбленная прильнула к его груди, - а тут вдруг на тебе: своя-то душа спит! И он бросает будить возлюбленную, и тем же глаголом "arise", которым будил её, теперь будит свою душу (маленький словарный запас?), но при этом ни намёком не даёт понять, почему же такое из ряда вон выходящее событие (ЛГ бодрствует, а его душа спит) вообще произошло. Событие неординарное, но аргумент пробуждению самый обыденный: утро настало и природа проснулась. Т.е. ни близость возлюбленной, ни страстные желания самого ЛГ не особо важны, главное - деревца шелестят, заря занимается, паутинки блестят. Для души влюблённого юноши именно это имеет значение, это главное?
16 ст. Так же внезапно ЛГ бросает будить свою душу и вспоминает, что он, вообще-то, сюда за другим пришёл. И начинает соблазнять любимую походом в долину любви. Или, исходя из 15 ст., он свою душу называет здесь "любимая", и с ней собирается идти в долину любви (и сам себя любить там?!), и там остаться с душой? Или всё-таки с возлюбленной пойдёт? При этом, соизволила ли душа ЛГ проснуться, так и осталось за кадром. Впрочем, как и то, почему, собственно, она спит отдельно от хозяина. Вопрос: так ЛГ собрался вести возлюбленную в долину любви при уже проснувшейся своей душе, или уж пусть она (душа) дрыхнет дальше?
Т.е. если понимать так, что в 15 стихотворении ЛГ обращается к своей душе, то возникает смысловая невнятица.

Под конец хочу привести все три эти стихотворения в переводе Г.Кружкова, для бОльшей наглядности того, что происходит в них.
XIV
О горлинка моя,
Проснись, проснись!
Уже росой
Глаза Любви зажглись.

Вздыхают ветерки,
Взмывая ввысь:
Проснись, проснись,
О горлинка моя!


Под кедром я стою —
Проснись, сестра!
Приди сюда,
Прильни на грудь мою.


Туманится роса
На волосах моих.
И ветерок затих.
Проснись, проснись!

XV
Очнись от грез, душа моя,
Стряхни дремоту и воспрянь
От снов любви и забытья
В рассветную, лесную рань.

Восхода теплые огни
Рассеяли туман седой:
Взгляни, как зыблются они
На паутине золотой.


Все сокровенней и нежней
Звенят бубенчики весны,
И голоса лукавых фей
(Неисчислимые!) слышны.

XVI
В долине той сейчас прохлада…
Любимая, уйдем
Туда, где ждать любви не надо,
Где будем мы вдвоем.
Ты слышишь? все дрозды в округе
Поют о ней —
О той стране, где нет разлуки…
Уйдем скорей!

С уважением ко всем, осилившим такой длинный разбор,
Ольга.

Здравствуйте, Ольга. С Новым Годом и со счастливым возвращением, хотя пока и частичным.
Разбор, естественно, осилила и не могу не признать, что определенная логика в нем присутствует, хотя нарисованная Вами мизансцена весьма экстравагантна.
Вопросы у меня остаются следующие: почему, если в 14-м стихотворении поэт "практически кричит", он в 15-м "резко переходит на мягкость"? Не логичнее ли было бы, если возлюбленная не проснулась от первого крика, удвоить старания, чтобы добудиться?

Допускаете ли Вы, что авторы книги «James Joyce A to Z: The Essential Reference to the Life and Work» (Oxford University Press, 1996) не читали сборника "Chamber music", окончательный порядок стихотворений в котором, как и его название, принадлежит брату Джеймса Джойса - Станислаусу Джойсу?

Я все-таки думаю, что этот вывод: "...this poem is made up of three four-line stanzas. In the first, the speaker addresses his soul, bidding it to rise from sleep and dreams, and to awaken to the new day" основан, прежде всего, на собственно содержании стихотворения. Например, строка "... arise,/
From love's deep slumber and from death.." - не дает мне вполне согласиться с Вашим рассуждением.

Приветствую вас, Ольга и Ирина, в Новом 2023 году!

Не могу не отметить, Ольга, ваших усилий по аргументации своей точки зрения,  вашей настойчивости и целеустремленности, которые заслуживают всяческого уважения. Тем не менее, полагаю, этого недостаточно, чтобы согласиться (пусть даже и в первом приближении) с изложенной Вами позицией. Прежде всего,  мне не удалось найти ни одного свидетельства в пользу того, что Джойс и его ЛГ  обращались к кому-либо (в т.ч. и в 15-м стихотворении), используя  выражение «my soul».


О стихотворной триаде (14, 15 и 16)  в сборнике «Камерная музыка». Такой порядок избрал не автор стихов, а, как отметила выше Ирина, составитель сборника (брат Джойса) Станислаус. В одном из писем Станиислаус поведал об этом так: «The arrangement  of the poems in “Chamber Music” is not my brother’s; it is mine. Не sent the ms. (манускрипт, - В.М.) to me from Rome, telling me «to do what I liked with it» (1953).


Сохранилась рукопись этих стихов Джойса 1904 -1905 годов. В ней порядок (римские цифры) упомянутых Вами стихотворений заметно отличается от представленного в «Камерной музыке»:  XVII (14),  XIX (15)  и XXII (16). Между  XVII  и XIX  Джойс разместил стихотворение «Be not sad because all men» XVIII (19). Так что, скорее всего, и структурно, и по смыслу  это никак не «одно стихотворение, поделённое на три части».


Исследователь творчества Джойса Роберт Бойл (Robert Boyle) в статье «The Woman Hidden in James Joyce's Chamber Music» (1982) предложил реконструкцию первоначального (авторского) порядка и прокомментировал каждое стихотворение. Я не буду приводить здесь  весь корпус стихов сборника, только затронутые в обсуждении:


XIV [20] — он мечтает о свидании;
XV[13] — он посылает ветер возвестить о сближении с героиней и соединении их душ;
XVI [11] — он настаивает, чтобы девственница распустила волосы;
XVII [14] — его "песнь песней";
XVIII [19] — он утешает грустную девушку, отвергая клевету на нее;
XIX [15] — возрождение души поэта, мудрые хоры фей поют славу красоте природы;
XX [23] — он зовет любимую принять "мудрость" птиц, стремится понять метафизическую основу этой мудрости;
XXI [24] — поэт любуется красотой любимой и боится еще более поддаться ее чарам;
XXII [16] — он хочет найти мир любви в прохладной долине, куда их зовет хор птиц.

Само собой разумеется, что вышеизложенное ни в коем случае не является попыткой переубедить Вас, Ольга. А вот по части права  не одного десятка переводчиков понимать фразу «From dewy dreams, my soul, arise...»  обращением ЛГ к своей душе, а не взыванием к возлюбленной, будьте добры, не откажите!


Спасибо!

ВМ