Вильям Шекспир. Король Джон. Акт 4 (Рекомендованное)

АКТ ЧЕТВЕРТЫЙ

Сцена 1.

Англия. Дворец.

Входят

ЮБЕРТ и два ПАЛАЧА.

ЮБЕРТ

Прут раскалите. Спрячьтесь за ковром.

Как только я ногою гряну об пол,

Ворвитесь и мальчишку, что сейчас

Появится, привязывайте к стулу.

Теперь в засаду и сигнала ждать.

ПЕРВЫЙ ПАЛАЧ

А есть у вас на это разрешенье?

ЮБЕРТ

Отставить мысли глупые! Ступай.

ПАЛАЧИ уходят.

Входит АРТУР.

Дитя моё, поговорить нам нужно.

АРТУР

День добрый, Юберт.

ЮБЕРТ

Здравствуй, юный принц.

АРТУР

Да, слишком юный, хоть имею право

Я вырасти в кого-то повзрослей.

А ты расстроен?

ЮБЕРТ

Признаю: бывало

Получше настроенье у меня.

АРТУР

А я-то думал, что один тоскую.

Когда ещё на родине я жил,

Аристократы юные ходили

Мрачнее ночи — развлекались так.

А я вот, будь хотя бы пастушонком,

Но на свободе, бросил бы печаль.

Да что там! Я и здесь нашёл бы радость,

Но не уверен в дяде. Я к нему,

А он ко мне питаем опасенье.

Я Джеффри сын, но разве это зло?

Я мог бы и твоим быть сыном, Юберт.

Когда угодно было б небесам.

Тогда бы ты любил меня, ведь правда?

ЮБЕРТ (в сторону)

Нет, щебетанье этого птенца,

Боюсь, во мне пробудит милосердье,

Когда сейчас же я не замолчу.

Тянуть нельзя. Заканчиваю разом!

АРТУР

Послушай, Юберт: может, ты больной?

Ты что-то побелел? А я бы даже

Был рад недомоганью твоему

И день и ночь ходил бы за тобою:

Ведь ты дороже мне, чем я тебе.

ЮБЕРТ

Он душу мне пронзил.

(Даёт ему бумагу)

Прочти вот это.

(В сторону)

Что, слёзы? Идиотская вода

За двери смоет мысль об истязанье!

Пора! Не то решительность моя

В рыданьях этих бабских изнеможет. —

Прочёл? Или нечёткое перо?

АРТУР

Нет, для чудовищного содержанья

Всё это чётко даже чересчур.

Железом ты глаза мне должен выжечь?

ЮБЕРТ

Да, должен.

АРТУР

И осмелишься?

ЮБЕРТ

Я? Да.

АРТУР

И у тебя на это хватит сердца?

Когда с тобою сделалась мигрень,

Тогда тебе я отдал свой любимый

Платок, расшитый Бланкиной рукой.

Перевязал тебе я лоб и ночью

Всё время растирал твои виски,

Страдания пытался успокоить

И спрашивал, не нужно ли чего.

Отвлечь от боли я тебя старался.

Какой-нибудь обычный санитар

Заснул бы и больного не утешил,

Но услужить тебе пытался принц.

Неужто это было лицемерьем?

А впрочем, можешь ты предполагать,

Что хочешь, — если так угодно небу,

Чтоб выжег ты те самые глаза,

Что не глядели на тебя со злостью.

ЮБЕРТ

Я клятву дал. Ты будешь ослеплён

Железом раскалённым.

АРТУР

Век железный

Такое зверство может допустить!

Однако раскалённое железо,

Приблизившееся к моим глазам,

От слёз невинных тотчас заржавело б.

Оно бы испытало тяжкий стыд

За то, что мне грозило слепотою.

Что ж — ты бесчувственнее, чем металл?

Когда бы ангел прилетел с известьем,

Что должен Юберт ослепить меня,

От Юберта я ждал бы подтвержденья.

ЮБЕРТ

Я подтверждаю!

[Пояснение. В оригинале:

HUBERT. [Stamps] Come forth.

Ремарка stamps, т. е. топает, имеет еще оттенок: штампует, ставит печать. Я передал этот смысл глаголом подтверждаю, который одновременно является жестом. Это перформатив: слово-действие.— А. Ф.]

Топает ногой.

Вбегают ПАЛАЧИ с верёвкой и прутом.

Делайте.

АРТУР

Спаси!

Спаси меня, мой Юберт! Жжёт глаза мне

Уже один их изуверский вид!

ЮБЕРТ

Связать мальчишку! Мне подать железо.

АРТУР

Жестокость эта лишняя — зачем?

Ведь я и так перед тобой бессилен.

Пожалуйста, не связывай меня

И убери своих людей ужасных!

Тебе я, как ягненок, покорюсь.

Не стану отбиваться и не вскрикну,

И на железо гневно не взгляну.

Отправь их прочь, и я готов за это

Тебе все истязания простить.

ЮБЕРТ

Уйдите. Сам управлюсь с этим делом.

ПЕРВЫЙ ПАЛАЧ

Я рад, что обойдётся без меня.

ПАЛАЧИ уходят.

АРТУР

Увы, я по незнанью выгнал друга!

Он страшен был на вид, но не жесток.

Пускай он возвратится — и, быть может,

Научит милосердию тебя.

ЮБЕРТ

Ну, полно, приготовься.

АРТУР

Неужели

Спасенья нет?

ЮБЕРТ

Спасенья не видать.

АРТУР

О небо! Ну, а если бы попала

В твой глаз песчинка, мошка — если б ты

Был чем-то уязвлён, небезопасным

Для самого прекрасного из чувств,

И ты бы осознал, как эта мелочь

Измучить может, и наверняка

Отбросил бы намерение злое.

ЮБЕРТ

А где же обещание твоё?

Язык свой укроти!

АРТУР

Но мало, Юберт,

И двух неукротимых языков,

Чтоб вымолить мне двум глазам пощаду.

Не заставляй молчать меня. Иль нет:

Укороти язык мой в самом деле,

Но зренья не лишай — хоть для того,

Чтоб мог я на тебя смотреть. Однако

Остыл твой прут и зла не причинит.

ЮБЕРТ

Не бойся, раскалю его я снова.

АРТУР

А вот не раскалишь! Огонь угас.

Он умер, не перенеся печали,

Что был для злодеяния зажжён.

Гляди: нет в углях ярости недавней.

Покрыла их раскаянья зола

Под действием небесного дыханья.

ЮБЕРТ

Своим дыханьем я их оживлю.

АРТУР

Но угли пламенем стыда зардеют —

Стыда за преступление твоё.

Тебе в глаза, быть может, брызнут искры.

Так вынуждаемый на битву пёс

Хозяина кусает поневоле.

Всё, что для пытки приготовил ты,

Тебе не повинуется. Неужто

Добрей тебя железо и огонь,

Привычные к чудовищным деяньям?

ЮБЕРТ

Всё, хватит! Будь ты жив и будь глазаст!

За все богатства Джона я не стану

С тобою делать то, что обещал.

Но ты учти, что я поклялся в этом.

АРТУР

Вот настоящий Юберт! Ну, а тот,

Конечно, был какой-то самозванец.

ЮБЕРТ

Довольно. Ничего не говори.

Прощай. Твой дядя должен быть уверен,

Что ты убит. А я уж как-нибудь

Смогу его ищеек обмануть.

Не ослеплю тебя и целым светом

Не соблазнюсь я — будь уверен в этом.

Так спи спокойно: можешь ты опять

Свои глаза без страха закрывать.

АРТУР

О, как за всё благодарю тебя я!

ЮБЕРТ

Ну, полно. Выйдешь погодя чуть-чуть.

А я благодаря тебе вступаю

На скользкий и весьма опасный путь.

Уходят.


Сцена вторая.

Англия. Королевский дворец.

Входят

КОРОЛЬ ДЖОН, ПЕМБРУК, СОЛСБЕРИ

и другие ЛОРДЫ.

КОРОЛЬ ДЖОН

Вторично мы воссели на престол.

Вторично мы короной увенчались.

И, полагаем, к радости для всех.

ПЕМБРУК

Вы можете, милорд, определённо,

Опять короноваться — и опять.

Вольно вам этот праздник повторять,

Хотя бы и при вас была корона.

Ваш бесконечно преданный народ

Ещё не бунтовался. И нимало

Его покамест ни добыча льгот,

Ни жажда перемен не занимала.

СОЛСБЕРИ

И вам по достиженье высоты

Что проку от повторных коронаций?

Зачем сусалить золото пытаться,

Лилеям пририсовывать цветы?

Лёд охлаждать иль прыскать на фиалки

Духами? Новых красок не зажечь

Вам в радуге. Потуги эти жалки,

Как вместо света солнца сотни свеч.

ПЕМБРУК

Хоть мы желанью короля покорны,

Сей неуместный акт весьма похож

На скучный и изложенный повторно

Рассказ, в который жизни не вдохнёшь.

СОЛСБЕРИ

Завещанная предками, святая,

Здесь выхолощена обряда суть.

Так перемётный ветр, в снастях блуждая,

Корабль толкает на неверный путь.

Мы вашего пути не понимаем

И изумлением уязвлены:

Ведь облик правды стал неузнаваем

В личине безобразной новизны.

ПЕМБРУК

Без меры совершенствуя изделье,

Работник лишь изводит мастерство,

И извиненье не достигнет цели,

Когда вы повторяете его.

Бывает, так прореха маловата,

Что незаметна даже, но порой

Двойную на неё кладут заплату,

И лучше просто щеголять дырой.

СОЛСБЕРИ

Всё это о повторном ритуале

Мы говорили прямо перед ним,

Но предостереженьям вы не вняли,

И, воля ваша, мы себя смирим.

(ДВАЖДЫ) КОРОЛЬ ДЖОН

Повторной коронации резоны

Я вам уже отчасти объяснил.

Однако остаются и другие,

Но я их вам попозже изложу,

Когда опасность несколько смягчится.

Они серьёзны, уж поверьте мне.

Однако я реформам не противлюсь

И ваши мненья выслушать готов,

А что-то, может статься, и исполню.

ПЕМБРУК

Я стану языком для всех сердец

Тех, кто собрался здесь. Желанье наше

Едино. Говорю я здесь за всех —

И ради вашей жизни безмятежной,

Что разумеется, важней всего.

Мы просим вас Артуру дать свободу,

Ведь этот плен у многих породит

Опаснейшие умозаключенья:

Когда вы полноправный властелин,

Какой же страх — вернейший знак неправды —

Вас заставляет слабое дитя,

Родное вам, удерживать в неволе?

Как мальчика лишать полезных игр,

Не дать его способностям развиться,

Невежеством обезобразить ум?

Во избежанье этого злоречья

Стоим за принца мы, как за себя.

Но более всего для вашей пользы

О воле для Артура молим мы.

КОРОЛЬ ДЖОН

Быть по сему. Мы вам его вверяем.

Входит ЮБЕРТ.

(В сторону)

Мне интересны новости его!

ПЕМБРУК

Смотрите: вот кто может стать убийцей!

Мой друг видал чудовищный приказ

В его руках. Его глаза рисуют

Нам образ преступленья. Злобный вид

Метания души изобличает.

А вдруг уже злодейство он свершил?

СОЛСБЕРИ

Король то багровеет, то белеет.

Его терзают умысел и страх,

Гоняя кровь, как вестников меж армий

По полю боя. Впрочем, он созрел,

И страсть его сейчас рванёт, пожалуй.

ПЕМБРУК

И смерть ребёнка выйдет, будто гной.

КОРОЛЬ ДЖОН

Мы полагаем — смерть располагает,

И нам её руки не удержать.

Согласие моё не умирало,

Однако умер сам его предмет.

Узнал я, что Артур скончался ночью.

СОЛСБЕРИ

Да, безнадёжен был его недуг.

ПЕМБРУК

Подозревали мы, что он смертелен,

Когда Артур ещё и не хворал.

Но кто-нибудь за эту смерть ответит

Или на этом свете, иль на том.

КОРОЛЬ ДЖОН

А вы-то что нахмурились, как будто

В руках держу я ножницы судьбы

Иль самым пульсом жизни управляю?

СОЛСБЕРИ

Убогая игра. Какой позор,

Что пало так достоинство монарха!

Желаю вам раскрыться в ней сполна.

И с тем прощайте.

ПЕМБРУК

Солсбери, я с вами.

К ребёнку августейшему пойдём.

Он королевство малое — могилу —

Сегодня против воли получил.

Тот, кто имел права на целый остров,

Обрёл его ничтожнейшую часть —

Три фута. О, как мерзко в этом мире!

Терпеть нельзя. Но, может, мы скорей,

Чем думаем, воспрянем от скорбей.

ЛОРДЫ уходят.

КОРОЛЬ ДЖОН

Они пылают гневом — и дерзну

Я кое в чём признать свою вину:

Свой замок крепко на крови не строй

И жизнь не черпай в гибели чужой.

Входит ГОНЕЦ.

В твоих глазах застыл какой-то ужас?

А кровь куда сбежала с этих щёк?

Ты олицетворяешь непогоду.

Ну, что ж, скорей грозою разразись.

Так что у нас во Франции?

ГОНЕЦ

Оттуда

Несметные к нам полчища идут!

Я в жизни не видал подобных полчищ!

Да что там — не видал их целый свет.

Врагу вы сами подали уроки

Стремительности. Вроде, тишь да гладь —

И вот уже нашествие пред вами.

КОРОЛЬ ДЖОН

А что охрана? Все перепились?

Но мать-то! Осторожность позабыла

От старости? Как пропустить могла

Опасные известья мимо слуха?

ГОНЕЦ

Ей было трудно слышать под землёй.

Она скончалась первого апреля.

А до того, я слышал, за три дня

Констанции неистовой не стало.

Хотя не знаю, правда или нет.

КОРОЛЬ ДЖОН

Остановись, ужасная случайность!

Со мною в перемирие вступи,

Чтоб я умаслил недовольных пэров.

Мать умерла, и значит, что теперь

Нет у меня во Франции опоры.

И кто ж ведёт, как выразился ты,

Все эти полчища?

ГОНЕЦ

Дофин Людовик.

КОРОЛЬ ДЖОН

От всех твоих ударов у меня

Вскружился ум. Ты бьёшь меня наотмашь.

[Пояснение. Джон требовал от Гонца, чтобы тот говорил — разразился громом, — а потом обвиняет его. Предвестие сцены с Юбертом. — А. Ф.]

Входят БАСТАРД и ПИТЕР из Помфрета.

(Бастарду)

Выкладывай о миссии своей

Все новости. Но только не плохие.

А то уж этот вот меня убил,

И в голове моей какой-то морок.

БАСТАРД

Чей слух для худшей новости закрыт,

Того она неслышно оглушит.

КОРОЛЬ ДЖОН

Прости, племянник. На меня нахлынул

Потоп несчастий. Я был увлечён

На дно волнами, но благополучно

Освободился и могу дышать,

А главное — выслушивать без страха

Все языки. Так говори, как есть.

БАСТАРД

Как лихо я управился с попами,

Не говорю — красноречивей вам

О том расскажут собранные суммы.

Я о другом. Как ехал я назад,

Неладные учуял настроенья,

Какое-то брожение умов.

Повсюду слухи тёмные роятся,

И смутным страхом одержим народ.

Мне в Помфрете попался прорицатель,

Пустынник — я велел его схватить.

На стогнах он орал перед толпою

Бездарные и глупые стишки

О том, что, будто, в Вознесенье, в полдень,

Останетесь, пардон, вы без венца.

КОРОЛЬ ДЖОН (Питеру)

В каком бредовом сне ты видел это?

ПИТЕР

Сон вещим был и сбудется во всём.

КОРОЛЬ ДЖОН

Эй, Юберт, убери его в застенок!

А в Вознесенье, в полдень, в тот же час,

Когда он мне сулит потерю власти,

Повесят дурня. Засади его

И возвращайся, ты мне очень нужен.

ЮБЕРТ уводит ПИТЕРА.

Племянник, что же новое идёт

К нам из-за рубежей страны?

БАСТАРД

Французы.

Все языки об этом говорят.

И вот еще. Мне Солсбери и Бигот

Попались на пути. В глазах огонь!

За ними шли разгневанные лорды

Искать могилу принца, в эту ночь

Убитого по вашему внушенью —

В том не было сомнения у них.

КОРОЛЬ ДЖОН

Внедрись в их общество, племянник милый.

Ты их тела верни мне ко двору —

Я в плен сердца их снова заберу.

[Пояснение. Этой мрачной шутки в оригинале, разумеется, нет. Просто она в духе Джона: он обыгрывает образы убийства и лишения свободы. Смысл фразы: пусть лорды телесно вернутся, а я верну их души.— А. Ф.]

БАСТАРД

Тела доставлю быстро, как могу я.

КОРОЛЬ ДЖОН

Скорей! Нога одна гони другую!

Дабы задачу эту оправдать,

Ты к ним крыла Меркурия приладь.

И станешь резвым ты, как мысль живая,

Меж лордами и мной перелетая.

Спаси Господь от внутренних врагов,

Я и к отпору внешним не готов.

БАСТАРД

Я стану в духе времени проворным.

БАСТАРД уходит.

КОРОЛЬ ДЖОН

Так рассуждает истый дворянин.

(Гонцу)

А ты за ним, и с той же быстротою.

Нам может пригодиться скороход.

Тебя мы удостоим этой чести.

ГОНЕЦ

Доверье оправдаю, государь.

ГОНЕЦ уходит.

КОРОЛЬ ДЖОН

А мать моя… Ах, да, её нет больше.

Входит ЮБЕРТ.

ЮБЕРТ

О государь! Видали, говорят,

Пять лун сегодня ночью. И стояли

Четыре неподвижно в небесах,

Но пятая — ну, прямо извращалась

Вкруг них.

КОРОЛЬ ДЖОН

Пять лун?

ЮБЕРТ

Явленье увлекло

Безмозглых стариков в истолкованья:

Что нынче ночью принц Артур убит.

А что ж ещё всё это может значить!

При этом все мотают головой,

Все лупоглазы и нахмуребровны,

[Пояснение. Нахмуребровный — словечко И.-Северянина ("Алданов"). — А. Ф.]

И все друг дружку за руки трясут,

Глазищами вращают и зловеще

Шушукаются. С молотом кузнец,

Нацелившись, застыл над наковальней,

Простыла и болванка у него.

Он, разевая рот, слова портного

Ухватывал и тотчас же глотал.

Портной же, перепутавший сандальи,

О ножницах и мерке позабыв

И праздно их держа, вопил, что Кентом

Французы овладели. Тыщи их,

Уж изготовившихся к переходу!

Тут появился новый разгильдяй

[Пояснение. В оригинале: another lean unwash’d artificer — еще один тощий неумытый ремесленник. Но у меня слово разгильдяй означает: (как бы — не в буквальном смысле) выбившийся из гильдии, деклассированный элемент. Срав. с другими ремесленниками, которые отрываются от своих профессий: кузнец не куёт, портной не шьёт. — А. Ф.]

И стал звонить, что извели Артура.

КОРОЛЬ ДЖОН

Вот ты зачем мне это сообщил?

Чтоб запугать меня? С какою целью?

Артура вспоминаешь без конца.

Ведь ты же умертвил его, не так ли?

А, кстати, ты зачем его убил?

Желать той смерти я имел причину

Но ты-то?

ЮБЕРТ

То есть как… убил зачем?

Да кто же подтолкнул меня на это!

КОРОЛЬ ДЖОН

Вот настоящий бич для королей:

Что все окружены мы холуями,

Готовыми фантазии любой

Приписывать значение приказа

И вламываться в дом, где кровь живёт.

Любое мимолётное движенье,

Любое изменение в лице

Они считают волей сюзерена.

ЮБЕРТ

Да как же… Ваш приказ… рука... печать…

КОРОЛЬ ДЖОН

О, да! Сурово спросится с виновных!

Кого-нибудь погубят на суде

И почерк, и печать, когда сведутся

Все счёты между небом и землёй!

Но кто виновен? Мы ведь зачастую

Идём на преступленье потому,

Что замечаем для него орудья.

Когда бы ты, природою самой

Извергнутый и предопределённый

Для мерзостных и окаянных дел,

На ком уже и пробы негде ставить,

Вдруг не возник – то мне влетела б в ум

Отнюдь не мысль о смерти, а всего лишь

Её наиничтожнейшая тень?

Но со своей отвратной образиной

Явился ты, всем видом вопия,

Что совершить готов любое зверство.

Я для проверки только намекнул

На смерть ребёнка, а уж ты, бесстыжий,

Дабы потрафить мне, его убил!

ЮБЕРТ

Милорд!

КОРОЛЬ ДЖОН

Зачем со мною ты не спорил?

Что ж не качнул ни разу головой?

И что же прямо не взглянул в глаза мне?

И что ж не попросил ты прояснить

Мои весьма туманные намёки?

Да мог бы ты и просто промолчать —

И я, конечно, не пошёл бы дальше,

Твой страх меня смутил бы. Между тем

Смысл недомолвок ухватил ты с лёту

И паки заключил из полуслов

С греховным царством пакт, тебе привычный.

[Пояснение. Паки (опять, ещё раз) и пакт (международный договор) — игра слов. В оригинале: signs и sin: didst in signs again parley with sin (намёками опять договорился с грехом). — А. Ф.]

Бестрепетному сердцу повелел

Ты сделать недрожащими руками

Такое, что язык бросает в дрожь,

И он не может высказаться прямо.

Пшёл вон! Не смей глаза мне осквернять!

Мои бароны от меня отпали.

Мои врата ломает супостат.

Да и в моём телесном королевстве

Беснуется гражданская война:

Кровь и дыханье с совестью в раздоре

Из-за отнятья жизни, мне родной.

ЮБЕРТ

Последнюю войну ты можешь кончить.

В душе твоей я заключаю мир.

Жив юный принц. Моя невинна совесть,

И руки целомудренно чисты,

Хотя и созданы для действий чёрных.

А я не ведал даже чёрных дум,

Которые так свойственны убийцам.

Ну, что там с образиною моей?

И для чего природой я назначен?

Ты самоё природу охулил.

Конечно, я не вышел образиной.

Но я под нею душу берегу

И не умею избивать младенцев.

[Пояснение. Мой вариант. — А. Ф.]

КОРОЛЬ ДЖОН

Он жив? Скорей к баронам — затуши

В них полыханье взорванной души.

Их переубеди и мне навстречу

Перенаправь, а я уж обеспечу,

Чтоб преклонились предо мной они.

Меня за образину извини.

Но в этом впечатлительность повинна:

В глазах моих кровавые… картины.

И ты, как повод к этому ни мал,

Каким-то живорезом мне предстал...

Молчи, не надо лишних междометий.

Желаю лордов видеть в кабинете.

Беги и поручение успей

Исполнить до конца моих речей.

Уходят.


Сцена третья.

Англия. Перед замком.

На стену поднимается АРТУР.

АРТУР

Хотя и высоко, я спрыгнуть должен.

Не дай мне изувечиться, земля,

Будь милосердна! Здесь я неизвестен.

А юнгою одетого меня

И вовсе не узнают. Страшно... Страшно!

Не разобьюсь — отсюда утеку.

Есть тысяча путей. А смерть в дороге

Мне лучше, чем гниение в остроге.

(Прыгает)

В каменьях этих — сердце короля!

Теперь я твой, английская земля.

АРТУР умирает.

Входят

ПЕМБРУК, СОЛСБЕРИ и БИГОТ.

СОЛСБЕРИ

Я в Сент-Эдмонсбери его увижу.

Нас от напасти в этот зыбкий час

Избавят предложения дофина.

ПЕМБРУК

От кардинала кто письмо привёз?

СОЛСБЕРИ

Французский граф Мелён. Он также устно

Передавал дофиновы слова,

Где дружелюбие ещё сильнее.

БИГОТ

Так завтра утром едемте к нему.

СОЛСБЕРИ

Туда два дня пути. Уж лучше прямо

Сейчас же нам и надо выезжать.

Входит БАСТАРД.

БАСТАРД

К обиженным вельможам я с приветом

И приглашением от короля.

Но только, лорды, я прошу не мешкать.

СОЛСБЕРИ

А кто же от себя нас отторгал?

Сей враль ничтожный, на интриги падкий!

Пускай поищет новый матерьял

Для драной мантии своей в подкладки.

Скажи, что для него мы не рискнём

Своей неопороченною славой.

Он всюду оставляет след кровавый.

Мы знаем наихудшее о нём.

БАСТАРД

Но, что бы вы ни знали, разве это

Освобождает вас от этикета?

СОЛСБЕРИ

Когда на сердце боль от стольких бед,

Она глаголет, а не этикет.

БАСТАРД

И всё же будьте вежливы в глаголе,

Поскольку нет причин у вас для боли.

ПЕМБРУК

Взываю к боли и её правам.

БАСТАРД

Да, к праву причинить страданья вам.

СОЛСБЕРИ

Пришли мы: вот тюрьма. Но кто же это?

ПЕМБРУК

Смерть в жертву королевича взяла

И возгордилась чистой красотою.

Скрыть это зло нет ямы у земли.

СОЛСБЕРИ

Себя возненавидя, душегубство

Открылось для возмездья, как призыв.

БИГОТ

Или сочло могилу недостойной

Столь драгоценно-чистой красоты,

Хоть обрекло её на погребенье.

СОЛСБЕРИ

Сэр Ричард, что вы можете сказать?

Вы слышали подобное? Видали?

Читали? Вам пригрезиться могло

То, что сейчас воочью перед вами?

Но, коль воочью, верить ли очам?

Для рук убийцы преступленье это —

На шлеме гребень, на гербе венец

И маковка вершины всех пороков.

Разнузданное зверство, злой позор,

И яростные, подлые удары,

Что дикой ненавистью рождены

И вызывают слёзы душ смиренных.

ПЕМБРУК

Убийства, совершённые доднесь,

Поблекли перед этим лиходейством,

Которое способно обелить

Ещё не совершённые проступки.

Не может быть подобного ему,

Поэтому любые гекатомбы —

Пародия на то, что видим мы.

БАСТАРД

Проклятое, кровавое убийство,

Содеянное подлою рукой, —

Когда рука участвовала в этом.

СОЛСБЕРИ

Рука участвовала? Что ж ещё?

И мы угадываем эту руку.

Деяние позорное свершил

Приспешник короля — мерзавец Юберт.

А подстрекнул его к убийству Джон,

И я бесповоротно увольняю

Себя от преданности королю.

Служить ему душа не позволяет.

Я лучше здесь колена преклоню

Перед осколками прекрасной жизни,

Перед шедевром, в коем нет души,

И принесу обет, обет священный.

Я выдохну его, как фимиам:

Не ведать мне презренного покоя,

Заразой радостей не соблазниться,

Пока великой славой не покрою

К возмездию готовую десницу.

ПЕМБРУК и БИГОТ

И свято мы скрепляем твой обет.

Входит ЮБЕРТ.

ЮБЕРТ

Я к вам бежал, как будто угорелый.

Артур живёхонек. А вы должны

Явиться к королю.

СОЛСБЕРИ

Предел бесстыдства!

Он перед мертвецом не покраснел!

Пошёл отсюда, людодёр проклятый!

ЮБЕРТ

С чего вы взяли? Я не людодёр.

СОЛСБЕРИ (обнажает меч)

Тогда придётся мне закон ограбить.

БАСТАРД

Меч чересчур начищен, спрячь его.

СОЛСБЕРИ

Внутри убийцы я его упрячу.

ЮБЕРТ

Лорд Солсбери, назад! Сказал: назад!

Мой меч не хуже вашего наточен.

И вовсе нет желанья у меня,

Чтоб вы, поддавшись страстности неправой,

На мой ответ законный нарвались.

Когда я вижу эту вашу грубость,

Легко забыть, что вы аристократ.

БИГОТ

Отброс! Ты хорохоришься пред лордом?

ЮБЕРТ

Отнюдь. Но я ни в чём не виноват

И не смолчу, хотя бы император

Назвал меня преступником.

СОЛСБЕРИ

Но ты

Убийца настоящий!

ЮБЕР

Нет. Поскольку

Я не убил из вас ни одного,

Меня в убийцу вы не превратили.

И это означает: вы лжецы.

Иль попросту: неправду говорите.

ПЕМБРУК

Руби его!

БАСТАРД

Потише! Я сказал!

СОЛСБЕРИ

Прочь, Фоконбридж! А то ещё получишь

Царапину!

БАСТАРД

Царапай сатану.

Ей-богу, это будет безопасней.

Ну, а меня попробуй зацепи,

Насупься, двинься, сделай замечанье —

И я тебя сотру с лица земли.

Ты лучше убери свой прут железный,

[Пояснение. Мой вариант. В оригинале toasting-iron, т. е. вертел — раскалённый железный прут, который ассоциируется с раскалённым прутом из первой сцены IV акта.— А. Ф.]

А то я вас обоих откую —

Его, потом тебя. Как будто вправду

Из преисподней выскочил сам чёрт.

БИГОТ

Стой, Фоконбридж прославленный! Как можно!

Подумай сам, на чьей ты стороне!

Канальи, палача, детоубийцы!

ЮБЕРТ

Отнюдь, лорд Бигот!

БИГОТ

Принца кто убил?

ЮБЕРТ

А мне откуда знать? Благополучным

Он был всего лишь час тому назад.

Его я почитал, любил и слёзы

До смерти буду проливать по нём.

СОЛСБЕРИ

Но кто слезам поверит крокодильим?

Глаза на мокром месте могут быть

У самых изощрённых душегубов,

Которые извергнут водопад,

Изображая горесть и безгрешность.

Идёмте прочь! Я больше не могу

Корёжиться от смрада этой бойни.

БИГОТ

К дофину поспешим на рандеву.

ПЕМБРУК

Вот это королю и передайте.

ЛОРДЫ уходят.

БАСТАРД

Да, дело дрянь. Что, вправду ты не знал

О гибели Артура? Будешь проклят,

И небеса тебя не пощадят,

Когда ты в этом как-нибудь повинен,

Хотя безмерно милостив Господь.

ЮБЕРТ

Послушайте…

БАСТАРД

Нет, ты меня послушай!

Ты проклят. Так же чёрен ты… как что?

Ведь ничего не может быть чернее!

Ты окаяннее, чем Люцифер!

Во всём аду чертей таких не сыщешь:

Из них никто бы не убил дитя.

ЮБЕРТ

Душой клянусь…

БАСТАРД

Коль не своей рукою

Ты отнял эту жизнь, но допустил

Детоубийство, то оставь надежду.

Тогда тебе верёвка не нужна,

Чтоб вешаться: для этого довольно

Тончайшей нити, свитой пауком,

А виселицей может стать былинка.

А если пожелаешь утонуть,

То зачерпни воды десертной ложкой,

И выльется оттуда океан,

Чтоб поглотить тебя, проклятый нелюдь.

И ты на подозренье у меня.

ЮБЕРТ

Когда я мыслью, действием, согласьем

Содействовал хищению души,

Соединенной с этой чудной глиной,

Пускай меня терзает целый ад.

Артура я оставил невредимым!

БАСТАРД

Тогда отсюда тело унеси.

Я заплутался. Я себя теряю

Средь терний мира и его угроз.

Но как легко Британию ты поднял!

Ещё бы — ведь она теряет вес:

Лишь царственный сосуд разбился, тотчас

Душа страны, и правда, и закон

Умчались в небо. А живым осталось

Клыками и когтями выдирать

Из государственной спесивой плоти

Небезусловные права на власть.

И, вздыбив шерсть, как пёс при виде кости,

Война рычит на нежноокий мир.

Нашествие и внутренние дрязги

Мешаются в кромешный ералаш,

Нацеливающийся, как стервятник,

На этот пошатнувшийся престол,

По виду всё ещё великолепный,

Добытый незаконно, может быть.

На нас идёт огромнейшая буря.

Чья епанча её перенесёт,

Тот редкостным окажется счастливцем.

Я к королю, а ты за мной бегом.

Ведь небо, что сейчас глядит немило,

Так много дел и бедствий нам вручило.

Уходят.

07.10.2022




Александр Владимирович Флоря, поэтический перевод, 2022

Сертификат Поэзия.ру: серия 1488 № 170421 от 07.10.2022

Рекомендованное | 4 | 8 | 262 | 06.12.2022. 21:31:21

Здравствуйте, Александр Владимирович! Мне было интересно читать. К стыду своему я прочитала только одну пьесу Шекспира на английском - "Гамлет". И то в школе, и то после прочтения перевода на русский язык Павла Алексеевича Каншина (был дома в дедовской библиотеке). Вы проделали колоссальный труд. Но оценила я его на русском. Вряд ли когда-нибудь осилю в оригинале. Первый акт было читать непросто. К 4-му я разогрелась). Плюсую всё).
 
С уважением,
НИ

Спасибо, Наталия Игоревна.
Открою Вам секрет: почти все рифмованные фрагменты - мои. У Шекспира практически везде белый стих.
4-ый акт в самом деле динамичнее других.
С уважением
А.В.

Первый очень насыщенный. Интрига ещё только завязывается, обилие  персонажей, разная лексика и, как зачастую бывает в пьесах, то и дело забываешь кто есть кто, возвращаешься. Чувствуется, что "Король Джон" был написан до "Гамлета" и "Макбета".  Шекспиру около 32 лет? 

Да, примерно 32. Кстати, "Ромео и Джульетту" он уже написал.
Забыл сказать: спасибо, я исправил. Конечно, "изводит мастерство".

В самом деле: искрится и фонтанирует! Вопрос о переводе рифмованным стихом нерифмованных отрывков может быть дискуссионным, но победителей не судят.

Я ошиблась, Александр Владимирович, извините) 
Убрала ошибочное замечание.