Вильям Шекспир. Король Джон. Акт 2, сцена 2 (Рекомендованное)

АКТ ВТОРОЙ

Сцена 2.

Перед вратами Анжера.

Выходит

ФРАНЦУЗСКИЙ ГЕРОЛЬД.

ФРАНЦУЗСКИЙ ГЕРОЛЬД

Анжерцы, отпирайте ворота!

Приветствуйте Бретонского Артура,

Который смог французскою рукой

Заставить плакать матерей британских

И вдов, которых павшие мужья

С землёй совокупилися бесплодно.

Победа малой кровью нам далась,

И наши стяги пляшут, торжествуя.

Итак, Артур Бретонский ваш король,

А также и Британии властитель.

Входит

БРИТАНСКИЙ ГЕРОЛЬД.

БРИТАНСКИЙ ГЕРОЛЬД

Ликуй, Анжер! Греми в колокола!

К тебе идёт твой Джон, король британский.

Герой ожесточённейшего дня.

Привёл он войско в латах серебристых,

Что жирно вызолочены теперь

Обильно пролитой французской кровью!

Зато враги на шлемах англичан

Ни одного пера не всколыхнули.

И наши флаги в самых тех руках,

Которые несли их перед битвой.

И так же наши воины бодры,

Как после травли. Руки их покрыты

Французской кровью. Принимай, Анжер,

Своих солдат, воистину славнейших.

ЮБЕРТ

Герольды, мы и так со стен своих

Теченье этой битвы наблюдали,

Схожденья, расхожденья ваших войск.

И самый верный взгляд бы не отметил

Сильнейшего. Ударом за удар,

За кровью кровь платилось в этой битве.

Мы наблюдали равновесье сил

И масс — вот и для нас вы в равном весе.

Поскольку оба вы приятны нам,

Постольку мы обоих вас не примем.

О, нет, пусть перевесит кто-нибудь.

Входят

с одной стороны —

КОРОЛЬ ДЖОН, КОРОЛЕВА АЛИЕНОРА, БЛАНКА, БАСТАРД,

с другой —

КОРОЛЬ ФИЛИПП, ДОФИН ЛЮДОВИК, ЭРЦГЕРЦОГ АВСТРИИ.

КОРОЛЬ ДЖОН

Ба! Ба! Французы! Вы так полнокровны?

Не надоело почву увлажнять?

Иль вы надеетесь своею кровью

Нам русло перекрыть, когда права

Английские идут победоносно

Серебряным потоком в океан?

Так отстранитесь, чтоб поток не вышел

Из берегов и вас самих не снёс!

КОРОЛЬ ФИЛИПП

Ты что-то плёл о крови, Англичанин?

А я-то полагаю: вы щедрей

Своею кровью землю оросили.

И я вам королевскою рукой,

Что в тёплых этих климатах владычит

Над землями, торжественно клянусь:

Не бросим правосудного оружья —

Ну, разве что на голову твою:

Из-за тебя его мы поднимали.

Иль в этой битве сами мы падём,

Своею августейшею особой

Облагородив наш мартиролог.

БАСТАРД

Как высоко возводит башни гонор,

Когда вскипает голубая кровь!

Так клацай, смерть, коронками кинжалов!

Вгрызайся в человечину! Урви

Свои куски в раздоре августейшем!

Но что же вы застыли, короли,

В очарованье самоупоенья,

Когда не завершили кровных дел?

Вопите: "Бей!" и оплодотворяйте

Порушенную вами целину

[Примечание: В оригинале: back to the stained field: вернитесь к окровавленному полю, но stained буквально означает: запятнанному. Я думаю, что образ лишения девственности, насилия над (целинной) землёй — в духе Бастарда. — А. Ф.]

Свежайшей кровью. Вы ведь в равной силе

И страсти одинаково полны.

Так пусть один другого оконфузит

Викторией своей — и будет мир,

Пока же — кровь, побоище, убийства.

КОРОЛЬ ДЖОН

Ну, горожане, с кем же вы теперь?

КОРОЛЬ ФИЛИПП

Да, граждане, с кем вы теперь, ответьте.

ЮБЕРТ

Всё то ж: король английский — наш король.

КОРОЛЬ ФИЛИПП

Так он — мой протеже. Его признайте.

КОРОЛЬ ДЖОН

Нет, только нас — ничьих не протеже,

Но самодержца Англии. Сюда мы

Явились, чтобы вами обладать.

ЮБЕРТ

Но это поведение противно

Тому закону, что превыше нас.

Покуда есть сомнения толика

И нету несомненного царя,

Нам королевой будет Осторожность,

А вам внутри Анжера не бывать.

БАСТАРД

Ну, эти горожане! Ну, уроды!

Ей-богу, вы ослепли, короли:

Они же измываются над вами!

Устроились уютно у бойниц.

Им поле брани будто бы арена!

Раззявили хлебала, и, когда

В своих ролях вы гибнете взаправду,

Они в вас тычут пальцами и ржут!

Быть может, мой совет придётся кстати?

На время подружитесь против них,

Как иерусалимские смутьяны,

И сообща ударьте на Анжер!

Орудья зарядите до отказа

И наглых обывателей зараз

И с запада гвоздите, и с востока

Покамест дикий вопль не растрясёт

Спесивых башен каменные рёбра.

Да я бы в этих цуциков (these jades) палил,

Пока в песок не размолол бы камни,

Оставив голый воздух голякам

Единственной природною оградой.

Сольёте флаги вы в один поток.

Успеете потом размежеваться,

Чтоб только вновь сомкнуться под конец —

Лоб в лоб, мечом к мечу. И пусть Фортуна

Целует своего героя дня.

Как вам совет? Не слишком ли бредовый?

Быть может, я в политики сгожусь?

КОРОЛЬ ДЖОН

О небеса! Прекрасная идея.

Француз, ты согласишься ли Анжер

Снести с лица земли в союзе с нами,

Чтоб после в битве мы решить могли,

Кто городу годится в короли?

БАСТАРД (Филиппу)

Ответь: ты голубых кровей взаправду?

С тобою беспардонный городок

Ведет себя не менее поносно,

Чем с нами. Так что рты своих стволов

(Я подразумеваю пушек жерла)

Орудьям нашим должен ты придать,

Чтоб, раздолбав бессовестные стены,

Мы завершили и свои дела.

Пусть куча образуется мала (pell-mell),

Чтоб нынче же из этого хаоса

Кто провалился в ад, кто в рай вознёсся.

КОРОЛЬ ФИЛИПП

А что? Быть по сему! Оговорим

Разгрома план. Откуда ты по ним

Ударишь?

КОРОЛЬ ДЖОН

Войско с запада я двину,

Чтоб городу внедриться в сердцевину.

ЭРЦГЕРЦОГ АВСТРИЙСКИЙ

Я с севера.

КОРОЛЬ ФИЛИПП

А с юга мы пойдём

На городишко ядерным дождём.

БАСТАРД (в сторону)

Вот это диспозиция — на счастье!

Союзнички, друг другу рвите пасти,

Со всех сторон в них ядрами плюя.

Однако разве не политик я? —

Тогда вперёд!

ЮБЕРТ

Великие владыки!

Зачем же так! Я подсказать вам рад,

Как город взять, не понеся утрат,

И учредить союз прекрасноликий (fair-fac’d league).

Я вам даю надежду на успех —

Бескровный мир, возможность без печали

Окончиться в постелях жизням тех,

Которых вы почти уже заклали.

КОРОЛЬ ДЖОН

Тебя мы склонны слушать. Говори.

ЮБЕРТ

Вы все! На эту скромницу взгляните —

Миледи Блянка ведь не только дочь

Испании, она в родстве с тобою,

Британский Джон. Прикиньте, сколько лет

Сей распрекрасной деве и дофину.

Возьмёмте сладострастную любовь —

Кто в мире обольстительнее Блянки?

Возьмёмте непорочную любовь —

Кто девственнее Блянки, уж не знаю.

Возьмём амбициозную любовь

(К разнообразным почестям) — и снова:

Кто леди Блянки может быть знатней?

В ней кровь, краса и честь соединились.

А кто ей равен? Разве что дофин?

Увы, поскольку он не леди Блянка:

Нет девственных очарований в нём.

Но и она отнюдь не совершенство,

По той причине, что она — не он.

Так пусть несовершенных два созданья

Друг в друге завершенье обретут

И вместе совершенство образуют.

С её красами прелести его

В гармонии сольются. О, какие

Серебряные чудные ручьи

Рекою потекут в едином русле

И тем свои восславят берега!

А кто же эти берега? Монархи!

Да кто же, как не вы, когда детей

Вы закуёте в цепи — Гименея,

Которые анжерские врата

Вам отворят вернее, чем тараны.

И даже порох вам не распахнёт

Уст города без этого союза

(Я о вратах анжерских говорю).

Но мы тогда оглохнем к вашим просьбам.

Молите разъярённый океан.

Свирепых львов и крепкие утёсы —

Вы большего добьётесь, чем от нас.

Да что там! Непреклонность лютой смерти —

Всего лишь тень решительности той,

С которой станем мы за этот город.

БАСТАРД

Тьфу, словоблуд — ещё и смерть приплёл!

Скелет в лохмотьях вытряхнул из гроба.

Вот глотка безразмерная! И смерть,

И горы, и моря она вмещает.

Так и плюётся ими! Львы ему —

Что комнатный щенок отроковице.

Он, видимо, отродье пушкаря,

С такой воспламеняющейся кровью.

Он порох, а всего вернее — чад.

Молотит языком, что кулаками.

Таких убойных слов я не знавал

С тех пор, как словом папенька впервые

Назвал папашу — но не моего.

КОРОЛЕВА АЛИЕНОРА

Сын, дай добро на этот брак — не мешкай.

И Бланке дай поболее добра,

Не поскупись — не будешь ты в ущербе.

А то корона у тебя скользит —

И к голове твоей её привяжут

Лишь свадебные узы двух детей.

Артуру просто недостанет солнца,

Чтоб расцвести и получить плоды.

Глянь на французов. Шепчутся! И ясно,

Что им идея эта по нутру.

Сейчас они расплавились от спеси

И потекли. А ты лови момент,

Пока решимость их не испарилась

Или, напротив, под влияньем чувств

И слабостей опять не затвердела.

ЮБЕРТ

Как вам, монархи, дружеский совет

От якобы враждебного Анжера?

КОРОЛЬ ФИЛИПП

Король английский лезть привык вперёд,

Пускай тогда он первым и ответит.

КОРОЛЬ ДЖОН

Когда сумеет отпрыск твой прочесть:

Люблю тебя в прекрасной этой книге —

Я о девице Бланке говорю, —

То мы воистину по-королевски

Снабдим её приданым: Пуатье,

Анжу, Турень и Мен — что нам подвластным

На континенте принято считать,

Всё, кроме осаждённого Анжера,

Озолотит ей брачную постель

И приумножит блеск самой невесты,

С красой и воспитанием её.

Вот партия завидней всех на свете.

КОРОЛЬ ФИЛИПП

Что скажешь, сын? На леди посмотри!

ДОФИН ЛЮДОВИК

Смотрю, милорд, и созерцаю чудо

Или таинственное волшебство,

Открывшееся мне в очах принцессы.

Я бледной тенью отразился в них,

Но отраженье в солнце обратилось,

Меня, живого, превращая в тень.

Ещё я не пылал такой любовью

К себе — настолько был преображён.

В её глазах, как в зеркале я вижу

Себя, но это зеркало мне льстит.

[Примечание. Если кто-то из читателей подумает, что это Пушкин, то это Шекспир: I beheld myself // Drawn in the flattering table of her eye (Я увидел себя отображенным в льстящей плоскости ее глаза).— А. Ф.]

Переговаривается с БЛАНКОЙ.

БАСТАРД (в сторону)

Сперва его распяли на зерцале,

Которое фальшивит, будто льстец.

Потом бровями, как тисками, сжали,

Чтоб в сердце у девицы наконец

Четвертовать за склонности к измене.

Будь трижды он казнён, но, тем не мене,

Как жаль, что этот жребий обрело,

Столь сладостный, подобное мурло!

БЛАНКА

Я дядюшкину волю из почтенья

Своею волей собственной почту.

И если дядя в вас находит нечто,

Достойное любви, то отчего ж

Мне это нечто в вас не обнаружить?

Для ясности могу расшифровать,

Что я, пожалуй, вас бы полюбила,

Хоть, сударь, откровенно говоря,

Я в вас не нахожу таких достоинств.

Но, будь я даже предубеждена,

То к вам бы не питала неприязни.

КОРОЛЬ ДЖОН

Короче: что решила молодёжь?

Племянница?

БЛАНКА

Что честь велит мне делать

Всё, что подскажет ваш великий ум.

КОРОЛЬ ДЖОН

А вы, дофин? Вы полюбить могли бы?

Нет, не себя — миледи.

ДОФИН ЛЮДОВИК

Разве ж нет?

Могу ли не любить её, спросите.

КОРОЛЬ ДЖОН

Тогда еще Вексен, Турень, Анжу,

Мен, Пуатье, а также тридцать тысяч

Британских марок вас вознаградят.

Ну, что, доволен ты, Филипп Французский?

Тогда вели им руки съединить.

КОРОЛЬ ФИЛИПП

Соедините руки. Я доволен.

ЭРЦГЕРЦОГ АВСТРИЙСКИЙ

Пускай еще уста соединят.

Эх, как я целовался на помолвке!

КОРОЛЬ ФИЛИПП

Анжер, открой ворота наконец!

Поскольку вы в друзей нас претворили,

То как друзья встречайте нас теперь.

Мы совершим венчание в капелле

Святой Марии нынче же. Но я

Констанции не вижу. И, конечно,

Её здесь нет: иначе так легко

Мы не достигли б этого согласья.

Так где же герцогиня и Артур?

Их видел кто-нибудь?

ДОФИН ЛЮДОВИК

Она в палатке.

Кусает локти в ярости.

КОРОЛЬ ФИЛИПП

Увы!

Союз наш ей не даст успокоенья.

Джон, брат мой, чем утешить нам вдову?

Ведь, что ни говори, а мы явились

Сюда, чтоб отстоять её права,

Но одному Всевышнему известно,

Как ради интереса своего

Иное направление избрали.

КОРОЛЬ ДЖОН

Констанцию мы умиротворим,

Признав Артура герцогом Бретонским

И графом Ричмондом… и… Что за мысль!

Давайте мы Анжер ему подарим!

Констанцию позвать на торжество.

Пусть это не совсем её утешит,

Но перестанет, может быть, она

Отчаянью так буйно предаваться.

Идёмте. Подготовиться пора

К нечаянному бракосочетанью.

Уходят все, кроме БАСТАРДА.

БАСТАРД

Свихнулся мир! Свихнулись короли!

И как же вывихнуты основанья

У этого альянса! Джон к нулю

Свёл полноту Артуровых претензий,

Отдав ему ничтожнейшую часть.

А этот балабол — король Французский,

Который сам себя провозгласил

Солдатом Справедливости и Чести,

Хоть не имеет совести совсем!

Изобразил себя он бесогоном,

Хотя послушен бесам пуще всех.

Им управляет вероломный маклер —

Подменщик целей, он и королей,

И бедняков, и стариков, и юных —

Всех вынуждает клятвам изменять,

Лишает их имущества и даже

Последнее крадёт у нищих дев —

Их девственное наименованье.

С приманчивой личиной джентльмен,

Который называется Мамоной,

Расшатывает ненадёжный мир,

Что гармоничным был при сотворенье

И двигаться бы мог прямым путем,

Когда бы алчный демон-извратитель

Намерений, стремлений, мыслей, чувств,

Не создавал коварного уклона,

Всех вынуждая к пропасти скользить.

Мамона — лживый и корыстный маклер,

К измене наклоняющий весь свет,

Отвёл глаза двуличному Французу,

И вот уж изначально правый бой

Сменяется архипохабным миром.

Но я-то отчего так возмущён

Коварным бесом Алчности? А только

Лишь потому, что он до сей поры

Не искушал меня. Но, попытайся

Он ангельские шиллинги в ладонь

Вложить мне, я его не оттолкнул бы.

Ещё я презираю богачей,

Ещё горжусь я чистыми руками.

Пока я беден, буду презирать

Служителей Мамоны, возглашая:

Богатство — грех, а бедность не порок.

Но, став богатым, что бы я изрёк?

Монархи вероломны — оттого-то

Тебя я избираю, бог Расчёта.

Уходит.




Александр Владимирович Флоря, поэтический перевод, 2022

Сертификат Поэзия.ру: серия 1488 № 169323 от 15.08.2022

Рекомендованное | 6 | 4 | 225 | 02.10.2022. 15:07:11

Дорогой Александр Владимирович!
Я рада была обнаружить Ваш перевод на странице. Это безусловно достойная работа.
Есть несколько моментов, на которых я остановлюсь:

1) "Мы наблюдали равновесье сил

И масс — вот и для нас вы в равном весе."

Возможно ли говорить о весовых категориях для масс?

2)"оплодотворяйте

Порушенную вами целину"

Без Вашей ссылки я не поняла, что речь идёт о запятнанном поле;

3) я уже Вам писала, что строки Пушкина, Гоголя, любого другого русского писателя в переводах из Шекспира выглядят чужеродно. Это на мой вкус.

4) "И вдов, которых павшие мужья" - мб обойтись как-нибудь без "которых"? не совсем удачная инверсия, кмк

Желаю Вам дальнейших творческих удач! И здоровья!

Здравствуйте, дорогая Наталия Игоревна.
Спасибо Вам за отклик.
Насчет пп. 1 и 3 - это, конечно, анахронизмы. Когда появляется возможность для языковых игр, я это делаю. Я неоднократно подчеркивал, что у меня не совсем переводы, хотя довольно точные - читатели могут судить по глоссам (отсылкам к оригиналу), которые я неоднократно привожу в тексте.
Что касается слова stained, то я обыгрываю его полисемию (многозначность). Бастард говорит: идите пятнать (кровью) землю. Подразумевается: над которой уже надругались - войной, насилием.
Я подумал, что смысловой оттенок сексуального насилия (он, кстати, есть и в реплике про павших мужей, которые бесплодно совокупились с землей - см. Ваш вопрос 4) был бы естествен для циничного Бастарда, которому не даёт покоя тема скабрёзности его собственного происхождения.
Теперь п. 4
Жен, которых павшие мужья // С землей совокупилися бесплодно.
Это типичная архаическая инверсия. У меня то и дело встречаются едва заметные архаизмы - для стилизации (напр., та же словоформа совокупилися). Надеюсь, я ими не злоупотребляю.
Это несогласованное определение, синтаксически вполне законное. В синтаксисе нормальность проверяется методом подстановки:
Жен, ЧЬИ павшие мужья... Тоже определение, только согласованное. Порядок слов здесь никого не смущает.
Желаю Вам также здоровья и удач.

Александр Владимирович, добрый вечер. Прочитала с большим удовольствием. Живой, точный и острый язык захватывает, но когда еще при этом стараешься быть настороже, чтобы не пропустить какого-либо недочета, а вместо этого постоянно отмечаешь, насколько изысканна и отточена речь - в пример можно приводить любой отрывок, но я приведу ответ Бланки на предложение сочетаться браком, - то понимаешь, что перевод мастерский. Я тоже, как Наташа выше, считаю, что к аллюзиям на другие имена в переводах надо относиться с большой осторожностью, но в этом тексте все для меня выглядит роскошно.

Здравствуйте, Ирина Ивановна.
Спасибо Вам за проявленное внимание и добрые слова.
Об аллюзиях скажу одно: я их стараюсь вводить так, чтобы они были незаметны, если не знать точно, что это чужая речь. То есть чтобы они были в стилистике контекста. В конце сцены я ввернул ленинское выражение архипохабный мир, которое очень близко к оригиналу (a most base and vile-concluded peace).
Хочу обратить внимание на один нюанс, который незаметен без сопоставления с Шекспиром. Бастард упоминает главное зло в мире - беса Commodity, т. е. пользы, потребительства, приобретательства (этим бесом был одержим Чичиков, Гоголь его называет: приобретатель). Другие - по-моему, практически все - переводят: Корысть. Я перевел: Мамона.
Еще раз спасибо.