Райнер Мария Рильке. Ночная езда.(Санкт-Петербург).

В это время чистой гладкой рыси
вороных орловских жеребцов,
в это время звёзд фонарной выси
по фронтонам дремлющих дворцов,
в этот час, безмолвный и хмельной, -
не ездой - пробегом и пролётом,
вкруг громад дворцовых поворотом
по-над вспученной Невой,

нас влекло по полночи не спящей,
по земной небесной пелене,
в час, когда толпящийся бурлящий
беспризорно воспарил вовне
Летний Сад... Ряды ваяний в грёзах,
позади фигур в "Метаморфозах",
расплывались в обморочных позах...

Вот тогда пропал вполне
город. Ясно стало оттого -
никогда и не было его;
что в бреду он умоляет лишь
о покое тех, кому открыт:
чуть морфею - помысла иного
нет в тисках недуга векового;
нет в его вибрациях: Гранит...
Мозг колеблет пустоту и тишь
обморочных чувств незримых плит.


N;chtliche Fahrt (Sankt Petersburg)

Damals als wir mit den glatten Trabern
(schwarzen, aus dem Orloff'schen Gestut) -,
wahrend hinter hohen Kandelabern
Stadtnachtfronten lagen, angefruht,
stumm und keiner Stunde mehr gemass -,
fuhren, nein: vergingen oder flogen
und um lastende Palaste bogen
in das Wehn der Newa-Quais,

hingerissen durch das wache Nachten,
das nicht Himmel und nicht Erde hat, -
als das Drangende von unbewachten
Garten garend aus dem Ljetnij-Ssad
aufstieg, wahrend seine Steinfiguren
schwindend mit ohnmachtigen Konturen
hinter uns vergingen, wie wir fuhren -:

damals horte diese Stadt
auf zu sein. Auf einmal gab sie zu,
dass sie niemals war, um nichts als Ruh
flehend; wie ein Irrer, dem das Wirrn
plotzlich sich entwirrt, das ihn verriet,
und der einen jahrelangen kranken
gar nicht zu verwandelnden Gedanken,
den er nie mehr denken muss: Granit -
aus dem leeren schwankenden Gehirn
fallen fuhlt, bis man ihn nicht mehr sieht.




Владислав Кузнецов, поэтический перевод, 2022

Сертификат Поэзия.ру: серия 1265 № 165626 от 25.01.2022

3 | 10 | 344 | 16.08.2022. 02:06:43

Владиславу Кузнецову
Блестящий перевод !
ВК

Спасибо, Владимир Михайлович.
Я с Рильке лет пять тому назад повозился на предмет показа. Показа с ним никакого не вышло...
Я бы и не стал ворошить. Про Питер я стараюсь не писать. Это ведь мои прострелы, линии, сады...
За угол - направо... 
Этот Рильке в переводе Сергея Крынского только что прошёл у нас по ленте переводов. Вот так же - призрачно... Это было странно и грустно.
Рильке с Браунингом равнодушно проехаться по России не смогли. А уж Питер...
Неизменно-неизменно, В.К.



Владислав, прекрасный, с моей точки зрения, перевод. Жизнь и сон ночного города, и явного, узнаваемого по отдельным,  значимым приметам-образам, но и неожиданного, витающего где-то в иных сферах. Проникновение в саму суть города-призрака.

По словам современников, своей родиной Рильке считал Богемию и Россию, поэтому, наверное, так точно передан дух города. Завораживает это ночное кружение  «по земной небесной пелене», «не ездой-пробегом и пролётом». Удачные глаголы: Летний сад «воспарил», «ряды ваяний в грёзах  расплывались в обморочных позах…».

Третья часть  - философская, даже ритмически оформлена особо. Здесь, видимо, чувствуется философская концепция поэта: жизнью обладает только формирующееся, незавершённое. Всё завершённое «погружается в вечность», отсюда, наверное,  и ощущение тяжести «в тисках недуга векового».

Владислав, меня здесь заинтересовали строчки: «… что в бреду он умоляет  лишь О покое тех, кому открыт…» Эти строки от Рильке или от Вас? Мне кажется, что в них проявляется Ваша самость.

Читая заключительную часть, вспомнила  Лао Цзы:

Захочешь подступиться к нему-

оступишься.

Захочешь отвергнуть –

отвернётся.

Захочешь присвоить –

ускользнёт.

Захочешь возвысить –

взовьётся.

Потому говорю:

очевиден и непостижим.

Читала много стихотворений разных авторов о Санкт - Петербурге и только по Вашему переводу почувствовала этот город изнутри, своим.

Спасибо Вам!

Добрый вечер, Вера.
Что тут скажешь... Сказать о Рильке - совсем русский..
Ерунда, конечно. По-русски он писал примерно -так

И помнишь ты как розы молодые
Когда их видишь утром раньше всех.
Все наше близко. Дали голубые
И никому не нужно грех.
Вот первый день и мы вставали
Из руки Божья где мы спали -
Как долго, не могу сказать.
Все прошлое былина стало
И это было очень мало
И мы теперь должны начать.
Что будет? ты не беспокойся
И от погибели не бойся.
Ведь даже смерть только предлог.
Что еще хочешь за ответа?
Да будут ночи полны лета
И дни сияющего света
И будем мы и будет Бог.

Общался с Пастернаком, а переписывался с Цветаевой. Марина очень хотела, чтобы Рильке в России полюбили.
Стих интересный. Перевести не так и сложно.
Сложно читать после.
Конечно, я немножко дёрнул на себя. Посмотрел тогда на переводы авторов разных лет...
... тех кому открыт... - не самая большая вольность.
.. тех кем понят... или разгадан... Близко.
Есть слово от которого избавиться нельзя.
Гранит.
Любому переводчику пару строк придётся рифмовать на гранит. Это хорошо.
Гранит не просто камень. Это грани, огранка...
Вот так алмаз. А так бриллиант. Огранка.
Скажем, у Пушкина - очень просто
...в гранит оделася Нева...
Самодостаточный образ. Оделась и всё...
 Живой город. На равных с Автором.
Нет бедолаг, ломавших камень. Бедолаг, таскавших землю по берегам в подолах. Огранка..
Больше у меня вольности в переводе Летнего Сада.
Скульптурного ансамбля из грёз и метаморфоз у Рильке нет, конечно.
Можно сказать, что парные скульптуры и есть овидиевские метаморфозы... Можно и грёзы объяснить... Всё одно - это вольность.
Нужен был органичный переход к третьей части.
Я придумал так... Я представлял невские туманы, которых теперь нет. А в годы моего детства ещё случались. Эта пелена, эти воспарил-расплывались..
Это Сад в невском тумане. Как у нашего любимого Дольского -
Когда я приеду в Москву
из невских любимых туманов...
Туманов..
А как Ахмадуллина -
...но возвращался, как домой,
в простор меж небом и Невой..
... я этим городом храним,
и провиниться перед ним -...
Гениальный текст. Ещё и спетый потрясающе.
Я к чему, Вера.. О Питере, достойно его, написать сложно. По пальцам перечесть. Те редкие удачи, когда Автор достоин выбранной темы.
Я и не возьмусь никогда всерьёз. Я здесь живу.
Я часть этого миража.
Я только хотел, чтобы перевод был - возможно строен, возможно понятен, возможно лёгок... Что смог.
Спасибо, Вера.
п.с.

НА РАССТАННОЙ

До свиданья, до свиданья!
На Расстанной есть преданье -
на прощание - гаданье,
на дорогу - разговор.
С николаевских перронов
сходит жизнь моя в уронах,
с тех лун, с тех трав,
с тех гроз, с тех пор.
Это грустная глава,
зачеркнуть ее нельзя,
в ней повинные слова
и вокзальные глаза.

От миража Эрмитажа,
Мариинских бель-этажей,
и от Невского пейзажа
усвистать до синих гор
можно только поневоле,
от бессилия и боли
с тех вех, с тех тайн,
с тех слез, с тех пор.
Вспоминай, не вспоминай,
посчастливится - верни
дорогие имена
и утраченные дни.

Привези мне, привези мне
этот воздух перед Зимним,
чтоб в речах твоих сквозили
и Фонтанка, и Собор,
и окно на Староневском -
ни цветка, ни занавески -
с тех слов, с тех книг,
с тех нот, с тех пор.

А. Дольский


Спасибо, Владислав, за такое доверительное, искреннее послание! Читала Ваш ответ как тёплую, душевно близкую песню о прошлом и настоящем.

Очень понравилось стихотворение Рильке на русском  языке,  несмотря на его милые погрешности, даже, по- моему, добавляющие тексту оригинальности. Может, потому, что мысли близки: и «розы молодые», и « дали голубые», « Всё наше близко».

 

«Вот первый день, и мы вставали

Из руки Божья, где мы спали…»

 

«Что будет? ты не беспокойся

И от погибели не бойся.

Ведь даже смерть только предлог».

 

«Да будут ночи полны лета

И дни сияющего света,

И будем мы, и будет Бог».

 

Читаешь и представляешь себе  простого живого человека.

Насчёт «руки Божьей, где мы спали». У меня есть похожие строчки, только со снегами:

 

Вернёшься на стезю былую…

Полна снегами Божья жмень.

Скрипит мороз. Зима лютует.

А день звенит и полон всклень.

 

Гранит я, конечно, заметила: ни один переводчик не обошёлся без этого слова. Это и суть , и символ .Ключевое слово. Где-то читала , как тащили, перевозили огромную каменную глыбу для постамента памятника Петру Первому (Медный всадник).

Вручную это и представить страшно.

Ваша «вольность»  по части «грёз» и метаморфоз в духе Овидия всё-таки хороша. И эти невские туманы – иллюзия и реальность.

Прекрасно у Б. Ахмадуллиной:

… но возвращался, как домой,

в простор меж небом и землёй. 

Но у  Вас не хуже.

Прочитала у М. Цветаевой посвящённое Рильке «Новогоднее» и очерк «Твоя смерть». Особенно не впечатлило. Вероятно, торопилась.

Сейчас в наших зимних  хмурых днях есть что-то похожее на невские туманы: почти постоянно парит мелкий снег, этакая пелена, окутывающая все предметы, деревья, кусты, придавая им порой самые причудливые очертания, а потом оплывает, теряет форму. Это состояние я старалась передать в «Страстях зимы».

Огромное Вам спасибо, Владислав, и за Ваши труды, и за такую истинную, родственную любовь к своему городу.

Здоровья Вам и благополучия во всём!

Доброго времени, Вера. Спасибо.
За труды - это я без улыбки не читаю...
Заметил Ваш сонет. 
Завтра - внимательно. 
Переписка Цветаевой - Рильке - Пастернака издавалась в Питере в начале 90-х.
"Небесная арка." Наверное, есть в сети.
Светлеет заметно. Немного терпения.

Влад, доброго).
Намедни сетовала Якову на свою косорукость в познании немецкого, поэтому коммент мой будет лишь на русскоязычный текст (без сравнения с оригиналом).

Понравилось перекрученное пространство (вот уж где находится межмирье)) - все правдиво, хоть таковым может и не показаться: и звезды фонарной выси, и беспризорно воспаряющий вовне бурлящий Летний сад, и тд.
Создаются вполне годное место для противоречивого и неконструктивного времяпровождения, в результате которого неизменно возникает пустота и тишь в мозгу).
Поджидаю с нетерпением повторного возвращения в наш город, чтобы погрузиться в него теперь уже, видимо, в последний раз..

Доброго, Манечка.
А может, и не в последний.
Понятно - всё однажды случается в последний.
Не всё мы решаем сами.
Напишешь. Нарисуешь... Навестить можно всяко.
Миссия твоя внешняя.. Крыло твоё белое..
А это так - переводка.. Пристойно.
Сам я знаешь - как питерские писал -
Над Введенским солнце встало
и шатаясь похмело
к створкам Крюкова канала
по Фонтанке побрело... и т.д. И ничего - жив ещё.
Тишь и пустота...
Спасибо-спасибо..




Пришло в голову: была у меня как-то попытка растворить страх в "котле бурлящего леса". Правда, бурлил он ноябрьской ночью от ветра, совсем не так, как Ваш Летний сад. 
Кто знает, всякое бывает.. но вряд ли. Время, выделенное судьбой на Питер, прожито.)
Спасибо, Влад.