Карл Краус (1874 – 1936). Мастера своего дела

Дата: 11-09-2021 | 09:40:50

Мастера своего дела


Чтоб не узрел ты бед причины,

их распыляют в сотый раз:

слепой о цвете молвит чинно,

глухой  в дебатах сущий ас,

хромые танцам обучают,

а шлюхи – впавших в грех спасать.

Короче, критики всё знают

и точно скажут как писать.

 

 

Karl Kraus (1874 – 1936)

 

Die Sachverständigen

 

Daß du nicht merkst, woran man darbe,

verpraßt man es in einemfort:

Die Blinden reden von der Farbe,

die Tauben reden von dem Wort;

die Lahmen lehren, wie man tanze,

die Huren, wie man Andacht treibt.

Kurz, Rezensenten gehn aufs Ganze

und können sagen, wie man schreibt.

 

Маi, 1930

Вячеслав, Ваш перевод, кмк, самый близкий к оригиналу,
но у того, кто незнаком с оригиналом, могут возникнуть вопросы: чьи невзгоды: "твои" или перечисленных ниже. другой вопрос: что "это" -- невзгоды? причины?
как Вы смотрите на вариант: их бед причины?

согласны ли Вы, что самые важные здесь первые две строки и они а) афористичны, б) парадоксальны?
что-то вроде: щедро делятся тем, чем не владеют?

и что Вы думаете насчет einemfort? слитное написание подчеркивает непрерывность?
спасибо,

Алёна, могу Вас уверить, что эти вопросы возникают и у носителей языка при прочтении оригинального текста. Вчера я заверял бумаги у присяжной сертифицированной судебной переводчицы (австрийка) с немецкого на русский и наоборот с более чем 50-летним стажем работы по специальности. И не удержался от того, чтобы попросить eё прокомментировать первые две строчки этого стихотворения  в оригинале, в частности, пояснить, к чему относится «es» во второй строке. Сначала без особого раздумья она ответила: «К первой строчке, наверное». Затем, перечитав текст ещё раз, сказала: «Нет, к тому, что стоит в этом предложении после двоеточия. Строчки с третьей по шестую - расшифровка второго es».

 

Полагаю, что анализируемое стихотворения  Крауса  в переводе, представленном выше, надо читать с заголовка, являющегося, по существу, частью первого предложения. Попробуйте поставить мысленно запятую после заголовка и перечитать текст ещё раз.

 

Для понимания этих восьми строк надо обратить, на мой взгляд,  внимание на основной объект критики в произведениях Крауса. Это пресса. В прессе и  в тех, кто её обслуживает и финансирует, Краус видел ответственных за первую мировую войну, за рост национал-социализма и прочие беды в Австрии и в мире. Никто другой из современников К. Крауса не поднимал данную тему в литературе в таком масштабе и в такой полноте.

 

Центральными понятиями в критике Краусом медийных изданий являются «фраза» (Phrase) и «фантазия» (Phantasie). «Фраза» означает клише, которое навязывается читателю в каждом выпуске газет и журналов и которое не имеет ничего общего с реальностью. «Фантазия», по мнению Крауса,  связана с  языковой (письменной, устной, мысленной) точностью и позволяет видеть и понимать действительность как она есть. Поток пустой информации, направляемый прессой в адрес читателей, разрушает «фантазию», делает людей глухими и слепыми, бездеятельными в отношении того, что происходит на самом деле*.


 О первых двух строчках этого стихотворения.  Не могу сказать, что они афористичны и (или) парадоксальны. Скорее, они, в известной степени,  сложны для понимания. 

 

О «щедро делятся тем, чем не владеют».  Такой вариант, думаю, сложно прочитать в оригинальном тексте, если брать строки 1-6 как одно предложение. На мой взгляд, куда ближе к оригиналу

 

«Тем легче судят о предмете,

Чем гуще в голове туман...»

 

в переводе Ирины Бараль.   Этот текст, по формальным признакам, казалось бы, далек от оригинала, но на деле отражает основную мысль  первых строк стихотворения Крауса:  если людям запудрить мозги правдоподобно изложенными сообщениями типа строк 3-6, то будет легче держать  читателей на газетном поводке.

 

Об «in еinemfort». Вы хорошо, Алёна, сказали о непрерывности. Такое написание часто встречается в текстах  XIX века.  Возможно (особенно в сочетании с «verpraßen» этой же строки), оно  является отсылкой к тому, что «затуманивание мозгов» зародилась давно. В частности, у  Х. М. Виланда в статье «С глазу на глаз» (1799) можно прочитать: «Неадекватные, порой варварские законы, вопиющая несправедливость, облекаемая в формы справедливости (выделено мною,- В.М.); подавление истины, пренебрежение заслугами, презрение к добродетели, поощрение пороков и подталкивание к ним (выделено мною,- В.М.); доходы и сокровища государства растрачиваются, распыляются (verpraszt, - В.М.) и передаются недостойным и ненасытным придворным.»

------------------

* Более подробно об этом см. книгу  "Немецкие поэты 20-го века"  (нем.), стр. 121-134.

Вячеслав, а эти "рецензенты" не могут быть редакторами? То есть, это не те критики, которые обсуждают газетные или журнальные статьи после их появления, а те, кто подсказывает их авторам поправки (а то и сами правят тексты) до того, как номер выйдет в печать?

Могут, Сергей. Почему бы нет. Оно так и есть.

Примерно такой вопрос меня и смущал с появления самого первого перевода. :о)

Чтобы показать, насколько некритичны редакторы газет к «горячим» сообщениям,  Краус сам,  стилистически подстраиваясь под письма читателей, писал такого рода сообшения  (несущие полнейшую чепуху) в газеты и их браво публиковали. Например, «Новая свободная пресса» от 18 ноября 1911 г. разместила сообщение под заголовком:  «Последствия землетрясения на угольном месторождении Остравы».

 

От доктора инж. Рихарда Винклера, ассистента центрального научно-исследовательского института угольных шахт Острау-Карвинер, мы получили следующее письмо:

 

«Поскольку вчера вечером мне пришлось ехать ночным поездом в Вену, я использовал поздний час для срочной работы в нашем исследовательском центре. Я сидел один в компрессорной, когда - было ровно 10:27 - большой компрессор мощностью 400 лошадиных сил, питающий электродвигатель для пароперегревателей, начал показывать заметное разнообразие напряжений. Поскольку это явление часто связано с сейсмическими возмущениями, я немедленно отключил центробежный регулятор и, в дополнение к двум четко заметным продольным ударам, смог определить резкое отклонение (0,4 процента) на правом шпоночном пазу. Примерно через 55 секунд произошел гораздо более сильный удар, в результате которого цилиндр высокого давления на динамо-машине сместился так сильно, что напряжение в трансформаторе упало до 4,7 атмосфер, в результате чего две лопасти турбины  Парсона были сильно деформированы и их сразу пришлось заменить на регулировочные кольца...»

Кстати, Марк Твен за 40 лет до этого написал: "Я принял временное редактирование одной сельско-хозяйственной газеты не без предчувствий; с подобными предчувствиями мог бы, вероятно, принять на себя командование судном человек, никогда не видавший моря."
:о)

Вячеслав, спасибо за столь исчерпывающие пояснения.
то есть, получается, строчки 3-6 -- лишь примеры газетных "фраз", призванных затуманить мозги читателя и заставить его забыть о своих невзгодах, а рецензенты -- это те, кто всем этим заправляет?
но разве здесь говорится о невзгодах читателя (к кому обращается автор): woran man darbe, а не о бедствиях тех, кто это "спускает: "verpraßt man es in einemfort? 
обе фразы неопределенно-личные, нет?
и почему все примеры сводятся к одному: как разные люди компенсируют свои недостатки?

Совершенно верно, Алёна. Скорее даже, не столько газетные фразы, сколько тематика и подача материала. У тех, кто выпускает материал в тираж, полагаю, особых бедствий, страданий, терзаний совести нет. 

Не думаю, что  в 3-6 строках речь идёт о компенсации «своих» недостатков разными людьми. Речь об иносказательности.  Эти люди не могут действовать полноценно в рамках заявленных тем по определению. Но, тем не менее, весь этот поток пустой информации о том, об этом и о десятом вываливается на головы, точнее внедряется в сознание людей.  Почти сорок лет спустя о том же, что и Краус, писал Станислав Лем*  в романе «Глас Господа» (1968): "что прикажете делать, если значимый факт тонет в половодье фальсификатов, а голос истины — в оглушительном гаме и, хотя звучит он свободно, услышать его нельзя? Развитие информационной техники привело лишь к тому, что лучше всех слышен самый трескучий голос, пусть даже и самый лживый."(пер. А. Громовой).

----------

*Сегодня исполнилось 100 лет со дня рождения Станислава Германа Лема.

Вячеслав, очень интересная информация!
помимо грамматических вопросов (относительно неопределенно-личных предложений и союза dass), у меня к Вам остался только один вопрос (я уже задавала его Якову), почему это стихотворение о журналистах входит в подборку немецких стихов о критике?
а, нет, есть еще один, с Вашего позволения:
'в одной статье по поэтике наш стишок приведен в качестве иллюстрации иллюстрации, если можно так сказать. то есть иллюстрирует прием визуализации. но каким образом, я не поняла, может Вы поймете, что значит: Form von Veranschaulichung liegt vor, wenn durch die Handlung allein die Verbindung zwischen sich selbst und der Ursache ausdrückt.

кстати, там же приводится замечательная фраза, которая оч. подходит к этому длящемуся уже неделю (больше?) обсуждению: "Die einzig richtige Art, ein Gedicht zu lesen, gibt es nicht. Sie ist nur ein pädagogisches Phantom. Soviele Köpfe, soviele Lesarten, eine richtiger als die andere. Damit soll nichts gegen die Arbeit der Philologen gesagt sein und gegen die zuverlässigen, die kritischen, die »gesicherten« Texte, die sie verspricht. Ganz im Gegenteil. Aber ihre Treue ist nur eine unter den vielen Möglichkeiten, die wir haben, einen Autor beim Wort zu nehmen." (Quelle: Das Wasserzeichen der Poesie oder die Kunst und das Vergnügen, Gedichte zu lesen )

Да, Алёна, два неопределённо-личных оборота в первых двух строчках.  О подборке немецких стихов о критиках. Трудно сказать.  Наверное, потому, что в стихотворении упоминаются рецензенты. Не берусь, также, судить, по каким признакам авторы упомянутой Вами подборки включили в неё данное стихотворение. Возможно потому, что составители подборки считают, что есть связь между действием (в данном случае – написанием рецензии или критической статьи) и причиной этого действия. Например, выполнением рецензентом задания опорочить автора  произведения или, попросту, некомпетентностью рецензента.  А вот цитата из Ханса Магнуса Энценсбергера о том, что «сколько голов, столько и прочтений, одно другого правильнее», это очень и очень к месту.

 Спасибо!

спасибо, Вячеслав!

Алена, я очень рад, что, прочитав перевод Вячеслава, Вы все-таки согласились со мной,  что dass в этом контексте переводится: 
"чтобы". А я теперь согласен с Вами, что стишок посвящен в первую очередь критикам.

отнюдь, Яков, я по-прежнему считаю, что dass в этом тексте переводится как "что", и вот какой аргумент я изыскала: здесь могло бы быть "чтобы", если бы в первой строке было придаточное цели, причины, которое отвечает на вопрос: зачем, почему? вопрос, как я понимаю, ставится от глагола главного предложения verprasst (растрачивают) зачем? -- чтобы ты не замечал. но насколько я поняла: использование в придаточных цели союза dass является неверным (разговорным вариантом), в них должен стоять союз damit. а Краус, говорят, был шибко грамотным, и вряд ли употребил бы разговорный вариант.

в подтверждение этому -- слова Вашего знакомого, который перефразируя первую строку, подсознательно выбрал естественный вариант для "вашего" понимания: damit niemand merkt -- чтобы никто не заметил.
исходя из этого я делаю вывод, что здесь два дополняющих придаточных: растрачивают что? -- то, что ты не замечаешь; то, в чем нуждаются (другие).
не так ли?

Алёна, на мой взгляд, сложности в понимании этого текста не только нашими коллегами, но и носителями языка возникают от того, что за сто лет прошедших со времени написания стишка язык потихоньку изменился. Я полагаю, что Dass в значении "что" было нормой в те времена, так же как и einemfort вместо einem fort нынешнего.  Кроме того, вполне возможно что это были нормы австрийского варианта немецкого языка.

да, Валентин, вполне возможно.

  Алёна, Мартин применил damit потому, что передавал смысл ДРУГИМИ словами. Кстати,   по моему опыту в этом значении практически всегда говорят damit  а не dass. Dass чаще применяют поэты, экономят слог. Вы попробуйте написать оригинал без инверсии: Man verprasst es, woran man darbe, dass du (е s) nicht merkst. Чтобы получился ваш смысл, надо es перенести из первой части в последнюю: Man verprasst woran man darbe, dass du es nicht merkst. Если я правильно понял, вы понимаете так: расточают то, чего у них нет так, что ты этого не замечаешь. Я вас правильно понял? Тогда переведите это на немецкий и сравните с оригиналом.
PS А вообще этa словесная эквилибристика нмв. позволяет дополнение к толкованию:
1. очевидное: страдающий от недостатка и пытающийся скрыть это, постоянно обвиняет в этом недостатке других - смысл первых двух строк, первого предложения оригинала. "У кого что болит..."
2. но, так как он некомпетентен, эти его изобличения не достигают цели, a лишь в очередной раз демонстрируют всем его несостоятельность - подсмысл, дальнейшее развитие "Verprasst man woran man darbe". Ноль без палочки не может разбрасываться палочками. Только нолями. А это видно всем.

нет, Яков, не так.
я предполагаю, что автор говорит о себе: то, в чем нуждаются другие, страдающие от недостатка или неумения, он не замечает, поскольку зряч, не глух, не распутен, и не хром, к тому же умеет сочинять стихи.
но это лишь мое мнение. не навязываю.

Вячеслав! Снимаю шляпу! Никому кроме Вас даже в голову не пришло, что стихотворение начинается прямо с названия...
С глубоким уважением,
Валентин

Спасибо, Валентин. Но я сказал это только в отношении моего перевода. В оригинале, чтобы так было, вторая строчка должна была бы быть: "verpraßen es in einemfort"...

"к чему относится «es» во второй строке. Сначала без особого раздумья она ответила: «К первой строчке, наверное». Затем, перечитав текст ещё раз, сказала: «Нет, к тому, что стоит в этом предложении после двоеточия. Строчки с третьей по шестую - расшифровка второго es»".

Вячеслав, кмк она была не совсем внимательна. После двоеточия начинается уже другое, самостоятельное предложение, гляньте в оригинал. А "es" в первом сложноподчинённом предложении (первые две строчки) относится к "woran man darbe": "es" = woran man darbe".
А уж потом, после двоеточия, отдельным предложением приводятся конкретные примеры того, от отсутствия/недостатка чего страдают.
А что за второе "es", о котором Вы говорите?
Вы не смогли бы написать свой построчный перевод первого предложения, первых двух строчек?
PS И ещё: я совсем не понял, как можно читать это стихотворение, начиная с названия? Ни ритмически, ни грамматически, да и смысла никакого уловить не могу, не получается ничего путного. А если в оригинал внести изменения,  как Вы посоветовали Валентину, надо еще es заменить на das

К сожалению, Яков, не могу согласиться c утверждением, что строки 3-6 являются самостоятельным предложением. Они являются частью предложения 1-6, которое соответствует всем правилам грамматики того времени, включая начало третьей строчки оригинального текста с прописной буквы и отсутствие кавычек.

 

О втором “es“. Неудачное выражение. Имеется ввиду «es» во второй строчке.

 

Увы. Подстрочников не составляю. Просьба исходить из того, что представлено в переводе.

 

Что касается чтения этого стихотворения с названия, я имел ввиду мой перевод. См. ответы Алёне и Валентину.  Нет, «еs» на “das” в оригинале в моём прочтении менять не надо. "Es" =  3-6 строки стихотворения. Поэтому и двоеточие в конце второй строки.

 

 

 Спасибо!

Вячеслав! Не могу согласится с Вашим утверждением о связи этого стишка с журналистами. На мой скромный взгляд, стишок хорош и сам по себе. И не стоит искать в нем второе дно. Яков всем, наверно, с неделю доказывал, что стишок обличает графоманов, Вы уверены, что целью Краусовского сарказма были представители прессы. Но я с самого начала не сомневался в том, что главные критикуемые в этом стишке - сами критиканы. Которые хоть и знают КАК надо писать, но сами этого писательского дарования лишены. Точно также, как лишены остальные персонажи именно того, о чем постоянно говорят. И начало , скорее всего должно быть именно об этом:
Чего лишён ты, постоянно
Распространяешься о том:
Слепой о красках спорит рьяно,
Глухой словесностью влеком.
Как-то так.
Ведь, Вы не будете спорить, что Краус писал не только о журналистах. И искать в его стишке какой-либо намёк на журналистскую братию, полагаю, не стоит.
С уважением, Валентин

Нет, Валентин, спорить не буду. Ваша точка зрения имеет право на существование.

Спасибо!

Вячеслав! Это не только моя точка зрения, но и носителей языка:
das verstehe ich genauso wie du, denke ich. rephrasiert: damit niemand merkt, was personen fehlt oder was sie nicht können, reden diese übermäßig viel darüber. der satz ist m.e. so kompliziert formuliert, weil sich das gedicht vom allgemeinen über die beispiele zum konkreten extrem ("rezensenten gehn aufs ganze") steigert, um die rezensenten noch mehr zu diskreditieren

Охотно уточню, Валентин. Точка зрения  автора процитированного Вами текста имеет право на существование. Спасибо!

Вячеслав, пришлось даже  проконсультироваться, чтобы убедиться в своём предположении. В этом стихотворении 3 предложения: 
Первое: строчки 1-2, затем 3-6, затем 7-8.

По поводу местоимения es:  es =woran man darbe".

Яков,

der Doppelpunkt … steht innerhalb eines Satzgefüges; dabei kann jedoch sowohl vor wie nach dem Doppelpunkt ein Hauptsatz stehen.


Примеры:


(Vor Aufzählungen und Erklärungen):

Am Schluss stellte sich heraus: Der Bericht war vollständig erfunden.

 

(Zwischen einem umfangreichen, mehrfach gegliederten Vordersatz und einem Nachsatz):

 Autos hupen, Straßenbahnen kreischen, Motorräder rattern und knattern, Lastwagen dröhnen: Das ist die Melodie der Großstadt.

 

(vor Folgerungen, Aussagen):

Rinder und Pferde, Schafe und Ziegen, Schweine und Geflügel: Alles ist auf diesem Bauernhof zu finden.

 

https://de.wikipedia.org/wiki/Doppelpunkt

 

Поэтому в этом стихотворении всего два предложения. При этом, первое (1-6) включает (после двоеточия) пояснение с перечислением.

Хорошо, что соотв. не только грамматике того времени, но и сегодняшней. :)Но все-таки es= woran man darbe. Если бы не было никакой связи между этими словами, то перечисление предварялось бы местоимением das, a не es. Разве нет?

Яков, я всегда готов обсудить эту тему ( “es” – woran man darbe” – выделено мною, - В.М.) при условии, что под местоимением «du» в первой строке понимается не «эксперт», не «специалист», не «знаток» и не «профи» (из заголовков различных переводов этого стихотворения, -  В.М.).  

 

В любой случае, дискуссия последних дней, на мой взгляд, была для всех участников небесполезной. Мне, в частности, она помогла найти  адекватный, по моему,  вариант перевода глагола “verprassen” «распылять».

Совершенно согласен, Вячеслав. На мой взгляд это " ты" - обычное обращение к читателю и (или) к себе самому.
Вчера, в пути, наконец-то понял, почему нейтральное, безобидное "Rezensenten können sagen wie man schreibt", все-таки обидно-оскорбляюще для них. Речь финале идёт нe только о литературных критиках, как посчитали многие переводчики-поэты сайта, в том числе я согласился, ( на воре и шапка горит). Речь идёт о всех перечисленных выше рецензентах, музыкальных критиках, критиках живописи и тд, в том числе и литераторы были уже yпомянуты (die Tauben reden von dem Wort;). Они-то, эти все "спецы" не разбираются в своём деле, а могут лишь сказать, как пишут (например рецензии):

Короче, рецензент поможет
танцору критику писать.


Представляете себе реакцию спеца, допускающего машину к эксплуатации (Sachverständiger), которому говорят- ты только протоколы заполнять умеешь.
PS. замену "спускать в ....аз" на "распылять" приветствую. Уж больно зримые ассоциации вызывал прежний вариант. :)