Поль Верлен. Забытые ариетты - 3

Дата: 13-02-2021 | 19:13:56

Поль Верлен. Забытые ариетты - 3
           Дождь над городом нежен
            А. Рембо


В сердце слез пелена,
Как над городом дождь,
Но откуда она –
Этой грусти волна?

Сладкий трепет дождя
Вдоль отзывчивых крыш.
В скуку сердца войдя,
Царствуй, эхо дождя!

Сердцу повода нет
Ныть, себя не любить, –
Где предательства след?
Горю повода нет.

Сердце, пей эту боль.
Не вольны над тобой
Ни вражда, ни любовь, -  
Так откуда же боль?

 

 

 

 

 

Paul Verlaine

                  Il pleut doucement sur la ville.
                  Arthur Rimbaud

Il pleure dans mon coeur
Comme il pleut sur la ville;
Quelle est cette langueur
Qui pénètre mon coeur?

Ô bruit doux de la pluie
Par terre et sur les toits!
Pour un coeur qui s'ennuie,
Ô le chant de la pluie!

Il pleure sans raison
Dans ce coeur qui s'écoeure.
Quoi! nulle trahison?...
Ce deuil est sans raison.

C'est bien la pire peine
De ne savoir pourquoi
Sans amour et sans haine
Mon coeur a tant de peine!

Приветствую, Андрей. Рада, что в рубрике появился перевод этого стихотворения, сопоставимый с переводом Гелескула.

Спасибо, Ирина, это по Вашей просьбе. По поводу Гелескула мне теперь придется проявить всю мою природную скромность. Случайно получилось, что Вячеслав Маринин в Литсалоне как раз обсуждал переводы данного оригинала Гелескулом и Пастернаком и упомянул меня. Здесь я вторично призываю себя к скромности и смирению.

В аналитической статье, которую привел В.Маринин в Литсалоне, говорится, что Гелескул выдержал форму, хотя он сделал это лишь частично (но постарался передать звукопись на "л" и внутренние рифмы). У вас же форма полностью сохранена и даже не только "л", но: слёз/плёр. С большим пониманием и уважением перевели. Единственно, я замечаю, что вы пренебрегаете альтернансом во французских переводах, между тем как это устоявшаяся традиция. Не уверена, надо ли ее ломать.

Ирина, спасибо.  Если это перевод, а не фантазия, я стараюсь по возможности следовать форме оригинала. Здесь нет женских рифм. Или я неправильно трактую термин?

Там, где окончание на немое "e" - это женские клаузулы: соответственно, 2-я строка первой и третьей строф и 3 строки (кроме 2-й) второй и четвертой строф. 

Спасибо, но не очень понятно, что с этим делать на практике - переводить "немое" "говорящим"? Если есть полезные ссылки, дайте, пожалуйста, я, помнится, ничего толкового найти не смог.

Андрей, я приведу выдержку на эту тему из комментария Никиты Винокурова, сделанного к одному из моих переводов

Н.Винокуров:

Позаимствую это разъяснение у Ярослава Старцева (он призер нашего французского конкурса и во французской просодии - как рыба в воде :) -

«Все-таки несколько слов еще скажу о французской рифме - возможно, не знающим французского коллегам будет интересно.
Я совершенно согласен с Гиви в том, что определение женской и мужской рифмы в разных языках вполне может отличаться - что не отменяет их существования. Применительно к французскому стихосложению, можно было бы добавить вот что: с 16 века и по сю пору, в рамках классической традиции, альтернанс является одним из самых важных структурообразующих элементов французского стиха (наряду с количеством слогов, строфикой и цезурой). Альтернанс, как легко догадаться, задается именно чередованием мужской и женской клаузул. Игнорирование этой особенности равноценно игнорированию других составляющих, перечисленных выше, - но тогда можно александрины и верлибром переводить, только зачем?..
Однако добавить это именно "можно было бы": на самом деле - нужды нет, разве что в качестве дополнительного комментария.
Дело в том, что в современном произношении немое "е" никуда не девается. В рамках классической (т.е. не-авангардистской, а у французов, фактически, - не-верлибровой) традиции, стихи пишутся исходя из презумпции декламационного чтения. Как, собственно, и в русском - вряд ли кому всерьез придет в голову, встретив в стихе слово "сейчас" пытаться подгонять размер под произношение "щас", аргументируя это тем, что так теперь говорят.
Так вот, немое и беглое "е" при декламационном чтении вполне себе произносится, в том числе и в конце слова, - разумеется, как краткая гласная (в парижском произношении; на юге ее долгота ничуть не отличается от других). Собственно, в разделе словарей есть ссылки на аудиоресурсы, можно послушать. Ничуть не менее очевидно это в случае песен. Исключения - уже упоминавшиеся авангардистские эксперименты и те авторы середины- второй половины ХХ века, которые намеренно стилизуют тексты под разговорную речь. В этом случае можно и "fille - outil" срифмовать - примерно то же, что в русском рифмовать "красотка - спросонья". Но это уже совсем другие стихи.»


Ирина, вот мой давний ответ профессору Флоре по поводу Ронсара. Как видите, это давно меня волнует, но в Интернете я ничего путного не нашел для прояснения "традиции". Только по аналогии переводов, но здесь огромный разнобой.

 

"Александр Владимирович, тут нужно перед доработкой, пожалуй, погрузиться в теорию. Мне не ясно, что нужно делать с альтернансами при трансформации силлабики в силлабо-тонику, я как раз этот строй пытался сохранить до слога. И как можно играть пяти - и шестистопным ямбом - это частое явление в русских переводах, но обычно, конечно, из пентаметра в 6 стоп. "Дворовая прислуга" - это не страшно, все-таки не орудийная.

Грезы могут быть угодны (или не очень) тому, кто грезит. В общем, большое спасибо, что нашли это где-то в архиве."

А о традиции в переводе вот очень интересная на мой взгляд статья:

https://magazines.gorky.media/nov_yun/2011/1/rol-tradiczii-v-perevode-vmeste-i-porozn.html

Большое спасибо, Ирина. Будем изучать. "Учись, пролетарий, ты будешь умен".

Побойтесь Бога, господа. Как можно сравнивать божий дар с яичницей. Перевод гениального Гелескула и этот очередной  перевод Гастева. Это стихотворение Верлена переводили многие. У каждого перевода есть какие-то достоинства, какие-то недостатки. Но Гелескул - это гениальный поэт переводчик. Его испанцы - вершина мастерства. Неужели нет совсем чувства скромности и разума, чтобы сравнивать несравнимое. Можно поощрять своих любимых переводчиков, но надо знать меру. Всё таки никто не сравнивает оригинальную поэзию на сайте с поэзией Цветаевой, Бродского, Есенина, Мартынова, Вознесенского и т.д. Есть большие поэты - есть просто пишущие стихи. Есть мастера поэтического перевода - есть просто переводящие от случая к случаю, обычные пишущие. Каждый кулик хвалит своё болото. Понятно. Но должна быть мера такой похвальбы:)

Александр Викторович, гениальность Гелескула никто не оспаривает. Это стихотворение Верлена переводили многие, в том числе и Вы. У перевода Андрея есть несомненные достоинства, но у Вашего перевода таковых нет - он откровенно плох. Вы не можете быть экспертом в этом вопросе.

Ирина, я также могу сказать, что Ваш перевод этого стихотворения также откровенно плох. Одно мнение на другое. Потому и Вы не можете быть экспертом в этом вопросе. У Гастева тоже - обычный средний перевод, один из многих. Ошибок нет. Но речь всегда идёт именно о русских стихах, ибо ни один перевод не передаёт гениальной верленовской звукописи. Ни одни. Так что не надо строить из себя большого эксперта. Спор здесь неуместен. Я просто сказал, что не надо сравнивать обычные стихи с переводами гениальных поэтов. Это никогда не делает чести хвалящему.

Видите ли, Александр Викторович, сказать-то Вы можете. Но плох - и даже ужасающе плох - именно Ваш перевод. Это объективная реальность, увы.

Вы Ирина, не очень разумны в том смысле, что выдаёте своё мнение (а любое мнение субъекта - мнение субъективное) за объективное мнение. И думаете, что если Вы так сказали, то это истина всеобщая:))) Детский сад. Я был о Вас лучшего мнения, по крайней мере, в области логики. Сказали бы, что я считаю так, или ещё пара Ваших друзей. В этом есть логика. Но считать своё личное мнение - объективным - так только политики делают. Но это задача политики - перевести субъективное мнение в разряд объективной реальности.:)))

Приветствую Вас, Андрей!  В дополнение к названным здесь  положительным моментам вашего перевода отмечу, также, что Вам удалось сохранить оригинальное присутствие слова «сердце» во всех четырёх строфах.

 

Над чем бы надо подумать, так это, на мой взгляд,  над словоприменением во второй и третьей строфах:

 

2.

Сладкий трепет дождя
Вдоль отзывчивых крыш.
В скуку сердца войдя,
Царствуй, эхо дождя!

3.
Сердцу повода нет
Ныть, себя не любить, –
Где предательства след?

Горю повода нет.

 

Почему «трепет», а не «шорох» дождя? «Отзывчивость» крыш вкупе с «эхом»  невыгодно контрастирует, нмв,  с общим «безотзывным» настроением стихотворения. Выделенные две строки третьей строфы выглядят, по моему мнению, чужеродными для этого стихотворения. Но это всё, как Вы понимаете, оценочные суждения.  Если Вы считаете, что упомянутые мною слова в вашем переводе находятся на месте и являются лучшими из возможных, так тому и быть...

      Спасибо, Вячеслав. «Трепет» потому, что в оригинале есть особая тактильность, которую хотелось передать.  И сердце – ключевой образ – «трепещет». «Ныть» может иметь грубоватую коннотацию, но сердце – «ноет». Здесь двойной смысл.  Поэтому «словоприменение»  мне кажется уместным. Я не воспринимаю стихотворение, как «безотзывчивое», наоборот.  Перевод не идеален, но если все лучшее забрать себе, что другим останется? По этому принципу я благодарен всем, кто переводил до меня – мне тоже что-то перепало…

Странное все-таки было совпадение. Карл Юнг, кажется, называл нечто подобное "синхронистичностью". А мой дед заметил бы, что это "неспроста" ...