Хорхе Луис Борхес. Поэма о воздаяниях

Дата: 05-11-2018 | 00:04:21

                                               Марии Эстер Васкес


Роптать ли, сожалеть… смежил я веки,

инстанций выше нет, с кривой усмешкой

меня Создатель сделал чёрной пешкой -

смотрителем ночным Библиотеки.

 

Подарок царский - книжный мегаполис,

мечта! - собранье грёз - глазам незрячим,

что сны в бреду листают; пялься, полоз,

исполнены желанья… одурачен! -

 

зови зарю, хватая в эйфории

бесценные таблички, манускрипты -

из лабиринтов Крита, крипт Египта -

спасённые в огне Александрии.

 

Фригийский царь (сарказм слепого грека)

наказан вечным голодом и жаждой -

в садах, среди фонтанов; скал стеллажных

отвесы тяжелели век от века.

 

Восток и Запад, - атласы, ученья,

свод космогоний, летописей, схолий,

толковники билингв и амфибóлий -

я трогаю, не пробуя… мученье.

 

Во тьме плутаю с палочкой - калека,

что ж - пожинай плоды фантасмагорий:

к услугам - каталоги и скрипторий,

не ты ли мнил свой Рай - Библиотекой?

 

Кто Парадиз планировал заклятый?

был явно имярек не слеп, - не Случай;

Кто ищет Слово - лапкою паучьей

без устали слюнявя фолианты?

 

Кружу по бесконечным галереям,

объят священным трепетом, и рядом

хромает призрак; скованы обрядом,

шагами время меряя, дряхлеем.

 

Кто пишет эту странную поэму -

я, тень моя? Знакомы мы, приятель!  

ты вспоминаешь слово, я проклятье,

нам на двоих анафема Эдема.

 

Вы - дон Груссак, я - Борхес - тень от тени -  

в сокровищнице мира… в толще мути -

уже не различить оттенки ртути  

в потоках снов, стекающих в забвенье.


*Пол-Франсуа Груссак  (1848 - 1929) - историк, писатель, критик, предшественник Борхеса на посту главы Национальной библиотеки; ослеп, как и Борхес


Jorge Luis Borges

POEMA DE LOS DONES


                                      María Esther Vázquez


Nadie rebaje a lágrima o reproche
esta declaración de la maestría
de Dios, que con magnífica ironía
me dio a la vez los libros y la noche.

 

De esta ciudad de libros hizo dueños
a unos ojos sin luz, que sólo pueden
leer en las bibliotecas de los sueños
los insensatos párrafos que ceden

 

las albas a su afán. En vano el día
les prodiga sus libros infinitos,
arduos como los arduos manuscritos
que perecieron en Alejandría.

 

De hambre y de sed (narra una historia griega)
muere un rey entre fuentes y jardines;
yo fatigo sin rumbo los confines
de esta alta y honda biblioteca ciega.

 

Enciclopedias, atlas, el Oriente
y el Occidente, siglos, dinastías,
símbolos, cosmos y cosmogonías
brindan los muros, pero inútilmente.

 

Lento en mi sombra, la penumbra hueca
exploro con el báculo indeciso,
yo, que me figuraba el Paraíso
bajo la especie de una biblioteca.

 

Algo, que ciertamente no se nombra
con la palabra azar, rige estas cosas;
otro ya recibió en otras borrosas
tardes los muchos libros y la sombra.

 

Al errar por las lentas galerías
suelo sentir con vago horror sagrado
que soy el otro, el muerto, que habrá dado
los mismos pasos en los mismos días.

 

¿Cuál de los dos escribe este poema
de un yo plural y de una sola sombra?
¿Qué importa la palabra que me nombra
si es indiviso y uno el anatema?

 

Groussac o Borges, miro este querido
mundo que se deforma y que se apaga
en una pálida ceniza vaga
que se parece al sueño y al olvido.

Бр, привет!

твой перевод пробирает до мурашек, в нём переданы все нюансы – от трагедии до глубочайшей самоиронии гения.

Особенно удачно использован в переводе приём конкретизации: я говорю о символах, которые в переводе преобразились в толковники билингв и амфибóлий ;)

Люблю Борхеса...

Нина, пасиб!

Да, слог интересный, насыщенный. Нина права. Дело даже не в том, что вместо одних библиотечных книг - другие появились. Дело в том, что билингва и амфиболия при их красивом звучании  не нуждаются в толковании. Билингва - это всего лишь параллельные тексты на двух языках. Не надо их толковать. Амфиболия - обычная двусмысленность в тексте. Толковать эту мелочь тоже никто не толкует. А вот символы толкуют, на то они и символы:))

Билингвы разные бывают, например, золотые таблички из Пирги...
..."в совместных чтениях Платона всегда вызывало обсуждение слов ....,
не основное их значение, ибо всем ясно, что семена, попавшие на
бычьи рога, дают жёсткий плод..." (классический пример толковника -
"Застольные беседы" Плутарха

Толкуют тексты в билингвах, а не билингвы. Билингва - это форма. Два параллельных текста. Что толковать форму:) 

Желаете углубиться в семиотические основы открытости Ч.Пирса: знаки как тексты и тексты как знаки?

Причём здесь семиотика? Причём здесь тексты и знаки? Билингвы издаются и ныне. Например стихи, которые издавало ранее изд-во Прогресс. Два текста, на иностранном и русском. Сейчас тоже издают билингвы. К примеру тот же Спенсер, в изд-ве Русская панорама. Не надо путать, ещё раз повторю, сам текст и форму размещения текста. Семиотика к текстам относится, которые выражены знаками.  Вот словарь, например - это билингва по форме.

При чём здесь изд-во Прогресс,

когда речь об Александрийской Библиотеке? Билингва на двух мёртвых (недешифрованных) языках - не подвержена толкованиям?

Меня в словосочетании "толковники билингв и амфибОлий" не устраивает только ударение в слове "амфиболИя". В древнем смысле билигва - зачастую и есть толковник: объяснение через перевод. В принципе, и это объяснение можно толковать: такое-то слово переведено не совсем точно, правильнее было бы перевести вот так.
Но я не понял, что такое "крипт Египта". Критп - это эзотерическая, тайная семантика слова. Вы это имели в виду?

крипта - подземное помещение, в частности, в катакомбах, под часовнями и т.д.

Я выделил "условно ненормативное" ударение в "амфиболии", вообще, в греческом amphibolos (двусмысленный), так что, думаю, не страшно