Вопрос, Стефан Цвейг

Дата: 04-11-2018 | 14:20:10

Чтит вечер ночь кровавою зарёю,

Вопросом вечным душу истязая,

Поскольку, с днём покойным ускользая,

Летишь в миры, окутанные тьмою,

 

Ты - в холоде пространств, среди просветов

Молчащих звёзд, - взволнованным мерцаньем -

И чувствуешь, прислушавшись к мечтаньям,

Прилив неназываемых предметов.

 

Ты осязаешь: вот одна вещица,

Реальная в твоей руке пустой,-

В ней тьма дрожит и с нею единится

 

И каждая – сокровищница знаний

И ближе к берегу с волной очередной, -

Но путь есть всё, у истины нет граней.

=============

2 Вариант последнего терцета,


И каждая есть пародокс познаний,

И ближе к берегу последнему волной, -

Но путь есть всё, у истины нет граней.



***

Die Frage
Der Abend, der sich in die Nacht verblutet,

Rührt deine Seele stets mit gleicher Frage,

Denn täglich wehst du mit dem toten Tage

Ins Dunkel weiter, das die Welt umflutet,

 

Bist eingefangen in dem stummen Ringe,

Ein flackernd Licht im kalten Sternenraume,

Und spürst nur, horchend aus verwirrtem Traume

Die nahe Flut der unnennbaren Dinge.

 

Nimmst du ein einzeln Ding aus deinem Leben

Und wiegst es prüfend in der hohlen Hand,

Du fühlst darin das große Dunkel beben,

 

Und jedes ist zu neuen Wundern Welle,

Und fast schon nahe jenem letzten Strand,

Doch Weg ist alles: keines ist die Schwelle.


Что ж, вечер перестал лить кровавою зарей - уже хорошо.
Но поток неназываемых предметов остался.
Поскольку с днём покойным ускользая - не уверен, что у Цвейга именно так, но деепричастный оборот обособляется.
Покойный день может быть и спокойным (в ту эпоху так выражались), но ладно.
Просто ускользать может человек в диалоге или общении, какая-нибудь абстракция - истина, образ, видение. Но в других случаях обычно уточняют, особенно когда речь идет о человеке, от кого, куда и откуда он ускользает (на всякий случай уточняю: не обязательно все эти детали одновременно).
Про эллипсис Ты - взволнованным мерцаньем, который не оправдан ничем, кроме рифмы, я, по-моему, уже говорил.
Конечно, можно было бы возразить, что это следует читать таким образом: ты летишь взволнованным мерцаньем в миры, окутанные тьмою.
Но так не читается, п.ч.
Летишь в миры, окутанные тьмою,
Ты - в холоде пространств, среди просветов
Молчащих звёзд, - взволнованным мерцаньем.
Пространства среди просветов звезд - это уже те самые миры, он не летит туда, а прилетел и летит уже среди них. То есть всё-таки эллипсис.
В каком смысле слово просвет относится к звездам, не совсем понятно. Просветы все-таки между звездами, а не черными дырами.
Но, видимо, просветы темные, п.ч. ЛГ между ними взволнованно мерцает.
В общем, темное место. И не единственное:
Ты осязаешь: вот одна вещица,
Из жизни взятая, в руке пустой,-
В ней тьма дрожит и с нею единится.
С кем - с нею: с "вещицей", рукой или жизнью? Вы, может быть, не в курсе: у нас тут дискуссия была об амфиболиях. Очень не хочется повторяться.
А рука пустая, потому что в ней "вещица" - всего одна? Я не удивлюсь, если у Цвейга сказано нечто подобное, но надо думать и о русском тексте.
Далее, надо полагать, ЛГ эту вещицу взял из жизни, ускользая из грешного мира. Отчего она стала осязаемой только в окутанных тьмой мирах? А, наверное, чувство осязания обострилось... Бывает.
Далее, под вещицей подразумевается обычно миниатюрное изделие или небольшое произведение искусства. Интересно, какую вещицу захватил ускользающий ЛГ: шкатулку, стихотворение или музыкальную багатель?
Я уже говорил, что на слух единится воспринимается как единица. Нужно все-таки рассчитывать, что если создаются стихи, то они читаются вслух. Как раз во времена Цвейга большим влиянием пользовалась слуховая филология, ориентированная на звучащую речь - прежде всего поэтическую.
Но это мелочь в сравнении с другими вещицами.
А таковых, видимо, много, потому что
И каждая – сокровищница знаний.
Только что значит "каждая", если вещица доселе была всего одна? Вероятно, "каждая" - это предмет, причем неназываемый (поток неназываемых предметов). Настолько неназываемых, что неизвестно, какого они рода. "Каждая предмет".
И ближе к берегу с волной очередной.
Новые загадки: кто (или что) ближе, с какой волной (волной в потоке неназываемых предметов?)
И к какому берегу, если "путь есть всё" (Э. Бернштейн: "Движение есть всё, конечная цель - ничто") и "у истины нет граней"? Тогда какой берег?
У истины нет граней - в каком смысле? Она не огранена или бесконечна? Боюсь, ни в каком, п.ч. слово грань в смысле "граница" означает границы между вещами (в философском смысле: грань между реальностью и вымыслом; на всякий случай: в философском смысле есть только вещи - "вещиц" не бывает).

по-моему, все сошлось в этих стихах, все прекрасно получилось, like, Галина.

А ведь сон - это тоже вещица,
Soft embalmer, Синяя птица...

Простите, что сошлось???
Кто-нибудь смог бы мне объяснить, что означает хотя бы этот пассаж:
Ты осязаешь: вот одна вещица,
Из жизни взятая, в руке пустой,-
В ней тьма дрожит и с нею единится
И каждая – сокровищница знаний
И ближе к берегу с волной очередной?
Если в руке пусть даже одна вещица, к тому же осязаемая, почему рука пустая?
Что означает "взятая из жизни"? ЛГ взял ее из своего мира, услользая в полет по мирам потусторонним, и так и летел всё время с ней в пустой руке?
В ней тьма дрожит и с нею единится - где знак препинания в конце фразы, хоть какой-нибудь?
В чем содержится и с чем "единится" тьма - с рукой или вещицей?
И каждая - сокровищница знаний
И ближе к берегу с волной очередной -
нужен между этими строчками знак препинания или нет?
Что такое "каждая"? Я могу догадаться, что автор, возможно, подразумевает: и так каждая "вещица" (нашего мира?), которую мы ни вспомнили бы, окажется сокровищницей знаний. Но ведь это надо сформулировать соответствующим образом, иначе получается, что каждая - это каждая предмет из вышеупомянутого "потока неназываемых предметов".
Откуда взялись волны и берег, тем более с учетом того, что мировые пространства беспредельны, а у истины нет граней? Кто ближе к берегу - "сокровищница" или ЛГ?
Кто-нибудь переведет мне это с языка Высокой Философской Поэзии на примитивный язык банальной прозы?
Что слова "вещица" и "грани" в даном случае неуместны, это уже детали.

Алёна, спасибо большое!
Вдвойне здорово, когда на одной волне!

А то вот всё те "же мыши книги точат, так же влево пламя клонит стеариновая свечка":)

Звучит вроде неплохо, но есть серьёзные ошибки. Давайте чётко обсудим их без всяких эллипсисов, параболоидов  и т.д. Кое в чём предыдущий критик прав. О запятых не буду говорить, наш корректор сказал уже об этом. Скажу более понятным языком.

 

Ты - в холоде пространств, среди просветов

Молчащих звёзд, - взволнованным мерцаньем –

 

В этой строке есть определение для слова Ты – взволнованным, и всё. А что взволнованным?  Нечётко сказано.

 

взволнованным мерцаньем надо заменить на «взволнован их мерцаньем», тогда будет правильней.

 

Просвет – свободное пространство между какими-либо близко расположенными предметами, то есть между звёздами. Лучше использовать «звёздные просветы» - это традиционная фраза, говорящая о тёмном небе между звёздами. 

 

Ты осязаешь: вот одна вещица,

Из жизни взятая, в руке пустой,-

 

 Здесь, как отметил предыдущий критик, нелогичная связь. В пустой руке ничего не может быть. hohlen Hand – здесь не пустая рука, а полая, вогнутая, чашевидная рука, в которой взвешивается wiegst то, что берётся из жизни. Представьте яблоко в руке. И Вы взвешиваете его. Это образ подобен немного пророчеству Даниила: ты взвешен на весах и найден очень легким.

 

 С точки зрения поэтики

 

Из жизни взя // тая, в руке пустой,-

 

Цезура, пауза внутри ямба находится внутри слова. Так несколько нарушен ритм ямба. Цезура после 4 или 5 слога ставится после слова, а не внутри слова.

 

 В ней тьма дрожит и с нею единится

 

 Не совсем точно. В оригинале Dunkel beben – не тьма, а тёмное, мрачное, неясное (определение) Вы чувствуете в ней мрачное, неясное дрожание. Да и сама строка довольно сложна для восприятия.

 

  И каждая – сокровищница знаний

И ближе к берегу с волной очередной, -

Но путь есть всё, у истины нет граней.

 

Правильно будет так

 

И каждая – сокровищница знаний

Всё ближе к берегу волной очередной, -

 

Но два слова с окончанием НОЙ рядом не очень хорошо звучат.

 

 И надо разобраться со смыслом.

 

Wundern Welle - чудесная волна. Волна, несущая нечто необыкновенное нам. Здесь не только знания.

 

Но путь есть всё, у истины нет граней.

 

Schwelle – это предел в данном контексте. Понятия граней вообще нет здесь.

 смысл последней строки:

Надо идти вперёд всё время, стремиться к познанию вещей, ибо истина беспредельна.

 

Надо смысл правильно перевести в последней строке.

Мне понятна иностранная флористика:) „Улитка, улитка, высуни рога“:)

И тем не менее...

 

„Ты - в холоде пространств, среди просветов

Молчащих звёзд, - взволнованным мерцаньем“ – (Ты) летишь в миры, окутанные тьмою, ты (летишь)в холоде пространств, среди просветов молчащих звёзд... (летишь) взволнованным/трепещущим мерцаньем (в качестве). Ты не взволнован мерцанием, ты сам –это мерцание, взволнованное мерцание. Взволнованное, потому что ждешь что-то, переживаешь что-то, надеешься на что-то…а, может быть, даже и боишься чего-то:)

Т.е. ты и сам (как звёздочка) мерцаешь. И не забывайте, пож, что ЛГ грезит, фантазирует, воображает, мечтает и размышляет/«философствует». Поэтому и в руке у него абсолютно ничего нет и быть не может– рука на самом деле пустая, хотя в отношении дословности перевода Вы правы: «в пригоршне» или просто «в ладони»)… ЛГ представляет и как будто ощущает «вещь» в руке... И «взвешивает» (точнее: размышляет) герой чисто символически, что-то вспоминая, воображая. «Одна единственная вещь» (дословно из подстрочника), взятая из жизни как пример «отдельной, обособленной части среди подобных» (Отступление для Александра Владимировича Флори к значению фонетически слышимой «единицы», так и задумано в последней строке перевода катрена: «В ней тьма дрожит и с нею единится». Плюс к этому само число единица – это ещё и архетип абсолюта, который отсылает к происхождению мира, единственного и единого, как Бог.), так вот эта «вещица» может быть всем, чем угодно: это что-то предполагаемое из реальной жизни, но нереальное на самом деле. Можно, конечно, несколько обыграть смысл и сказать:

«Ты осязашь: вот одна вещица, -

В реальности казалась бы пустой,-» - т.е. в жизни реальной она не имела бы никакого веса, была бы неприметной, бессодержательной… а ЛГ считает её важной, т.к. всё взаимосвязано и эта вещица, пусть маленькая, но она - часть Вселенной.

 

ЛГ представляет себе, как в маленькой вещи дрожит большая/великая тьма, именно тьма и именно в вещице, а не в руке что-то «дрожащее неясное или темное»… И сама тьма, и вещь – это составные единого целого и запредельного, обе таят новые возможности познания, являются сокровищницей знаний, но ни одна из них не может стать пределом или гранью (синоним). Вопрос об абсолютной истине вечен и ничто (ни тьма - «альфа и омега», ни вещь - вещица, предмет, понятие, представление)  не являются пределом/гранью, не смотря на то, что иногда нам кажется: вот оно единственно правильное, истинное. Именно поэтому поэт-символист вводит и слово «берег»: достижение намеченной цели?, спокойная жизнь?, итог? Берег как символ – это граница между чувством и разумом, между реальным миром и потусторонним, потенциал духовной ясности…духовное самоопределение и приобщение… К познанию истины?

Подстрочник:

„И каждая – это волна (очередной импульс) к новым чудесам/тайнам (событиям, переживаниям, познаниям, открытиям)

И уже почти близка/приближается к тому последнему берегу,

Но путь есть всё: ни одна (ни тьма, ни вещь) не является пределом/гранью.“

 

Вечный, беспрерывный круговорот.

Так что все в переводе достаточно точно и без серьёзных ошибок.

 

P.S. „Но два слова с окончанием НОЙ рядом не очень хорошо звучат“ (АЛ) – благодаря Вам обратила внимание на то, что это даже очень здорово, что видится НОЙ: в библии толкуется как „успокаивающий, умиротворяющий“, т.е. это опять же к „берегу“:)

И ещё: поэтам-символистам, коим был и С.Цвейг, свойственен особый „первозданно-широкоохватный стиль“ с непривычными словообразованиями, построениями предложений, словосочетаниями: то тяжеловесно-неуклюжими, то пленительно-лёгкими и пластичными; свойственны многозначительные повторы, таинственные умолчания, неожиданная недоговорённость, дерзновение и дерзость и образность. Всё это вместе взятое заставляет читателя думать и размышлять. И это намного интереснее, чем просто „травка зеленеет, солнышко блестит“.

Я в восторге.

ГБ — АФ: к значению фонетически слышимой «единицы», так и задумано в последней строке перевода катрена: «В ней тьма дрожит и с нею единится». Плюс к этому само число единица – это ещё и архетип абсолюта, который отсылает к происхождению мира, единственного и единого, как Бог

ГБ — АЛ: благодаря Вам обратила внимание на то, что это даже очень здорово, что видится НОЙ: в библии толкуется как „успокаивающий, умиротворяющий“, т.е. это опять же к „берегу“:)

Ситуация — архибанальная: автор этого зарифмованного текста неоднократно выказывал неумение выражать содержание (особенно философское) в поэтической форме. Это неумение он (автор) гиперкомпенсирует в прозаической форме — в виде комментариев, притягивая пифагореистику, мистику, эзотерику — что еще?

После сделанных замечаний оказывается, что всё так было задумано или, по крайней мере, «очень здорово». Оказывается, это не элементарная речевая неаккуратность, а гениальное выражение эзотерической сверхмудрости. И procul este, profani!

Изумительно. Только, жаль, не получается.

Во-первых, где у Цвейга эта символическая «архетипическая» единица? Ein einzeln Ding имеет такой смысл? И, главное, где Ной? А. Лукьянов обычно возражает против фантазирования переводчиков. Впрочем, я не удивлюсь, что сейчас в пику мне возражать не станет, а восхитится: ах, какая глубина!

Во-вторых, эти таинственные шифры не прочитываются или даже выглядят, мягко говоря, курьезно: В ней тьма дрожит и с нею единица. Эта дрожащая единица — чудо! Но, боюсь, Цвейг не рассчитывал на эмористический эффект. Единица Вам за этот мистико-поэтический образ.

А с учетом амфиболии (в ЧЕМ дрожит эта тьма вместе с единицей — в пустой руке или в «вещице»?) — единица с минусом.

И с какой стати читатель должен прочесть И ближе к берегу с волНОЙ очередНОЙ не как плохую формулировку, а как гениально зашифрованное имя Ноя? Вы бы хоть потоп добавили для подсказки.

В общем, в прозе Вы изъясняетесь складно. В стихах гораздо хуже.

О стиле, который интереснее, чем "травка зеленеет, солнышко блестит", я выскажусь отдельно.

Господин Флоря,
Вы не просто смешны, Вы еще и глупы:))
Очень прошу Вас остыть и прекратить флудить на моей странице:)
Я не нуждаюсь в Ваших комментариях, поскольку уже давно убедилась в Вашем всезнании:)

Успеха Вам!

Полагаю, не я один убедился в литературных достоинствах Ваших опусов.
Вы раскрылись сполна.
А я уже всё сказал.

Дай Бог, чтобы "литературные достоинства" Ваших опусов не канули в лету:)
Успеха!

«И это намного интереснее, чем просто „травка зеленеет, солнышко блестит“»

Назову свои заметки: Травка зенелеет.

Теперь о стиле Цвейга, который «заставляет читателя думать и размышлять» (в чем разница?).

Возможно, Ваши зарифмованные опусы и заставляют «думать и размышлять», но по другой причине. Они состоят из сплошных загадок и ребусов. При всех своих «таинственных умолчаниях» и «неожиданных недоговорённостях», Цвейг гораздо яснее — во всех смыслах. У Вас же темна вода во облацех.

А знаете почему? Потому что Вы придерживаетесь наихудшего подхода к переводу — буквалистского. Вы заняты втискиванием в текст тех же слов, а не раскрытием смысла, поэтому необходимые слова выпадают. Поэтому у Вас не вогнутая ладонь, взвешивающая нечто, а пустая рука; не последний берег, а просто какой-то непонятный берег; не новая чудесная волна, а какая-то мутная по смыслу очередная волна.

При буквализме исчезает как раз самое ценное — индивидуальность Цвейга: тебя сметает (сдувает — wehst) вместе с мертвым днем; у Вас — банальное и одновременно загадочное: с днем покойным ускользая (откуда ускользая? от кого ускользая? Почему ускользая именно с покойником? «Не ходят покойники»)

У Цвейга:

Ты...

Вовлекаешься в немые сферы,

(В) Мерцающий свет в холодном звездном просторе

И только чувствуешь, прислушиваясь изнутри смятенной грёзы,

Приближающийся поток несказанных (невыразимых) вещей.

А что у Вас? Цитировать не хочется. Какие-то просветы звезд (???), какие-то непонятные, но взволнованные мечтанья... Чувствуешь прилив неназываемых предметов (Где прилив? В «тебе», что ли? Срав.: чувствую прилив сил, прилив бодрости)

Тем же буквализмом объясняется построение фраз. Если А. Лукьянова не устраивает слово эллипсис, я выражусь понятнее: изломанный и экстравагантный синтаксис: Ты — (большой перерыв) взволнованным мерцаньем. Необходимые слова пропускаются (у Цвейга они есть). Эффект усиливается невозможной пунктуацией:

В ней тьма дрожит и с нею единится

(Нет никаких знаков препинания. Я об этом сказал, реакция — нулевая).

И каждая – сокровищница знаний

И ближе к берегу с волной очередной

Вероятно, это означает, что каждая «вещица» содержит сокровенные знания, и ЛГ кажется, что она приближает его к цели — к последнему берегу. Но при отсутствии нужных слов и при такой пунктуации возможно всё что угодно.

И откуда взялись волны (у Цвейга понятно: Und jedes ist zu neuen Wundern Welle), когда по смыслу текста «поток неназываемых предметов» — это явления, которые ЛГ ощущает в космосе, а не берет из земной жизни. Вроде, и Вы это признаёте, п. ч. у Вас «вещица» берется из жизни. В оригинале еще определеннее: из твоей жизни (aus deinem Leben).

Игнорирование самого Цвейга дополняется собственным фантазированием: Чтит вечер ночь кровавою зарёю.

Я уже указал на неуместность словечек «грани» и «вещица». «Вещица» — это либо забавное миниатюрное изделие, либо произведение искусства, но не вещь в философском смысле. Предел, конечная цель не называется гранью.

В общем, настоящего Цвейга здесь не видно. Вместо пышно зеленеющего древа его стиля нам представлена переводчиком растительность, которая — зенелеет.

Одна моя знакомая любила говорить: "Идиот - это надолго!" 
Вы - не идиот, конечно же, но уж очень примитивны в своих суждениях.
Одна китайская мудрость гласит, что человек, утверждающий, что он всё знает и умеет лучше других, на самом деле не знает ничего и ничего не умеет:))

Будьте здоровы!

Еще раз спасибо Алёне и неизвестному знакомцу за пальчики вверх:)