Брюгге, Стефан Цвейг (1881-1942)

Дата: 06-09-2018 | 00:11:00

Брюгге

I.

Днём всё обычно здесь. Слышны

На улицах крестьянские колодки,

А на базаре тешатся молодки.

 

Лишь повечерье призрачной луны

Печальные озвучивает нотки.

И колокол… Во тьме перегородки

 

Минувших дней вдруг оживают сны.

II.

Здесь словно дворцы все дома. Вечерами

Окутаны в тёмный, безрадостный шёлк.

Безлюдные улицы. Над площадями,

Как после гуляния вслед за гостями,

В ночи затерявшийся день умолк.

 

Давно заржавели ворота в хоромы,

Не ждущие больше приёма гостей,

На крышах церквей обветшалых проломы,

И шпили их тонут в тумане истомы,

Как в море тревожной печали своей.


А в нишах осколком темнеющих зданий,

К стене прижимаясь, колоссы встают,

Они истуканами тайных посланий

Тихонечко что-то из древних сказаний

Для грустно-задумчивых улиц поют.


III

Белеют облака в далёком

Краю нетронутой мечты,

Лишь в отраженьи синеоком

Близки, cкользнувши ненароком

По глади городской воды.

 

Как девушки, идя к вечерней,

И набожно и робко так.

За ними бы тропою верной

Через печаль и боли терний

Держать времён далёких шаг.


IV

Над тихим городом кружит вечерний мир

И солнце кровью золотой течёт в каналы,

Грусть, колоколенки седые взяв в визир,

Ведёт без слов и без дорог в свои анналы.

 

Чуть приглушённый, дивный звон колоколов

Тех дней, когда по всей стране торжествовали,

Живые улицы и город был готов

К турнирам праздничным – флажки в огне сверкали,

 

Те дни роскошные, сгоревшие дотла,

Как будто первая мечта в коротких шортах.

И Ave не поют… молчат колокола

И лишь дрожат они в трясущихся аккордах.

 

Развеет тёплый ветр последние тона,

Проулки повторят ошибочные звуки,

Запуганы дома, где лишь печаль одна,

Как малыши-слепцы, что без вождя безруки.

 

По глади тихих вод два лебедя плывут

И шепчет им прилив волною боязливой

О схимнице одной, скорбящей ныне тут,

И как была она царицею красивой.


***

Brügge

I.

Bei Tag ist alles hier Gewöhnlichkeit.

Die Straße klingt vom Holzschuhtritt der Bauern,

Vom Lärm der Weiber, die am Markte kauern.

 

Allein im milden Glanz der Abendzeit

Erwacht der alten Häuser leises Trauern.

Die Glocke mahnt ... Und in den dunkeln Mauern

 

Erstehn die Träume der Vergangenheit

Lind weht der Abendfriede in die stille Stadt,

Der Sonne goldnes Blut verströmt in den Kanälen,

Und eine Sehnsucht, die nicht Weg und Worte hat,

Beginnt nun von den grauen Türmen zu erzählen.


II.

Hier sind die Häuser wie alte Paläste,

Der Abend hüllt sie in traurigen Flor,

Die Straßen sind leer wie nach einem Feste,

Wenn sich der Schwarm frohlärmender Gäste

Schon fern in die schweigende Nacht verlor.

 

Die prunkenden Tore mit rostigen Klinken

Sind längst nicht mehr zum Empfang bereit,

Verstaubt und verwittert die Kirchturmzinken,

Die in den Nebel träumend versinken

Wie in das Meer ihrer Traurigkeit.

 

Und in den Nischen an dunkelnden Wänden,

Da lehnen Gestalten aus bröckelndem Stein,

Und reglos, in heimlichen Wortespenden

Sprechen sie leise die alten Legenden

In die tiefe Schwermut der Straßen hinein ...


III.

Die weißen Wolken fremder Lande,

Die nie ein Turm erklommen hat,

Sie scheinen nah im Spiegelrande

Und eingestickt dem schwarzen Bande

Der stillen Wasser dieser Stadt.

Wie Mädchen, die zur Messe schreiten,

So fromm und fürchtig ist ihr Gehn.

Man sehnt sich sehr, sie zu begleiten

Und über Trauer alter Zeiten

Mit ihnen sinnend hinzuwehn ...


IV.

 Die alten Glocken singen dumpf und wunderbar

Von Tagen, da ihr Jubelruf das Land umspannte,

Des Lebens Glanz tief unten in den Straßen war

Und fackelfroh das Wimpelspiel des Hafens brannte,

 

Von reichen Tagen wundersam und längst verglüht

Und die wie erster Kindertraum so fern geworden.

Das Ave schweigt ... Und langsam stirbt der Glocken Lied

Und zittert aus in leise bebenden Akkorden.

 

Die letzten Töne nimmt ein lauer Abendwind,

Und einsam irrt der Nachhall in die toten Gassen,

Die alle schweigsam und ganz schmerzverschüchtert sind,

Ein blindes Kind, das jäh die Führerhand verlassen. –

 

Durchs stille Wasser streift ein wildes Schwanenpaar,

Und leise raunt die Flut, die schwingensacht erschauert,

Von einer schönen Frau, die Königin einst war

Und nun im dunklen Nonnenkleide einsam trauert ...

Очень хорошие стихи. За точностью следить не буду, я не германист?)

до тла,    - пишется вместе:  дотла. Это наречие.

Очень рада Вашему отклику, Александр,
ошибку уже исправила:), большое спасибо за внимательное прочтение! 

Точность перевода в первую очередь заключается в передаче смысла и эмоциональной окраски оригинала и если Вам понравились мои стихи, значит перевод уже удался:)

Галина,

каждый переводчик поэзии по своему понимает точность. Передать смысл стихотворения можно по-разному, многими путями. Один и тот же смысл - 10,20,100 вариантов. Эмоциональная окраска - это нечто субъективное и воздушное.

Но переводчик поэзии должен переводить поэзию, а не просто смысл. А поэзия имеет тоже определённые характеристики. Размер, ритм, образы, которыми автор передаёт своё впечатление, свои мысли , метафоры, сравнения. все тропы автора (смысл можно передать разными образами, использовать разные тропы); стиль автора, его интонацию (ваша эмоциональная окраска), лексика, особенности поэтические, как внутренние рифмы, аллитерации, повторы, даже анжамбеманы.

вот один поэт пишет стих :

Унылая пора! Очей очарованье"
Приятна мне твоя прощальная краса...

Великая поэзия. Если разобрать, то мы увидим аллитерации, Оч, Пр

Унылая пора, Очей Очарованье!
Приятна мне твоя Прощальная краса.

Можно при переводе передать эти особенности, а можно только смысл своими словами:

Сезон тоскливости, зато для глаз приятен,
Последнюю его люблю я красоту...

никакой поэзии, но передаёт смысл.  Довольно точно.

а вот если мы попытаемся перевести и особенности поэтические на английском

The cheerless season! and the charm of joyous eyes!

 I am very pleased with your grace parting prettiness


мы имеем аллитерации ch, s , p


переводчик поэзии должен стремиться к передачи, прежде всего, образности и поэтических особенностей. Передача смысла - это для туристических гидов. 

Добрый вечер, Александр,

Дело в том, что нельзя вообще-то понимать точность по-своему. Иначе ты не переводчик.

Под точным переводом всё же нужно понимать перевод, воспроизводящий предметно-логическое содержание оригинала с минимальными потерями и отклонениями от его жанровой формы, стилистических и речевых норм.

Говоря о литературном/художественном переводе, как таковом,

термин  адекватный был бы в применении к поэтическому переводу более подходящим, т.к. здесь уже говорится о правильности, точности и полной передаче особенностей и содержания подлинника с учётом его языковой формы, стиля, лексики и грамматики в сочетании с безукоризненными рифмами, размером и т.д.

(Здесь, наверное, можно делать и математические расчеты: сколько слов оригинала использовано в переводе. Так делают некоторые переводоведы:))

 

Но мы с Вами говорим отнюдь не о переводе стихотворения или поэтическом переводе,  речь идет о стихотворном переводе.

 

„Стихотворный перевод — это вершина художественного перевода текста, так как требует от переводчика не только литературного таланта и умения писать стихи, но, кроме того, способности вместить в стихотворную форму иного языка исходный смысл, идею и даже литературные приёмы“. (автора этой цитаты, к сожалению, не знаю)

 

И аллитерация всё-таки, на мой взгляд, не должна повторяться в переводе точно так же, как в оригинале.  Если это необходимо, то данный приём для усиления выразительности должен быть адекватным языку, на который переводится оригинал.

 

Приведенный Вами пример перевода пушкинской строки на английский не совсем удачный.
Что демонстрирует пушкинская аллитерация и что усиливает аллитерация в английском языке?

Тем более причем здесь „очарование радостных/весёлых глаз“? Мне кажется, что это уже искажает смысл оригнала. Я не пушкинист, но мне кажется, что  „очей очарованье“ – выражение введённое в русский язык исключительно Пушкиным и выражающее действительно наивысшую степень восхищения осенней унылой/печальной/меланхолической и в то же время наикрасивейшей поры. И уж если буквально, то „ для глаз очарованье“

 

Данной английской аллитерацией Вы привели великолепный пример не“точного“перевода, когда переводчик буквально переводит текст. Очень примерная аналогия приходит мне на ум: как в немецком, например, идиоматическое выражение „Hast du alle Tassen im Schrank?“  переводят буквально как „ у тебя все чашки в шкафу?“ вместо русского адекватного „ У тебя не все дома?“ в значении „ спятил что ли?“.

 

Но вернемся к моему переводу Стефана Цвайга.
Говоря об образности,  - да, некоторые оригинальные образы пришлось заменить, как мне кажется (субъективно, конечно), на вполне адекватные „в угоду“ сжатой форме, поскольку у меня всё же стихотворный перевод, а не поэтический, где допустимы, напр., отклонения от размера и схем рифмовок, где вообще можно без рифм.


Но мне удалось не только передать смысл , но и сохранить эмоциональную окраску и стиль оригинала, сохранить оригинальный размер и схему рифмовки, а о поэтичности Вы уже и сами написали, что это „очень хорошие стихи“.

С Вашего позволения я не буду тратить время на подстрочник, т.к. не преследую цели что-то кому-то доказать.

Еще раз большое спасибо за Ваши комментарии!

С уважением

- промозглая пора приятная для глаза
а кроме шуток я тащусь от красоты… 
:о))

Я всегда поражаюсь Вашей остроумности:)))
Умеете же рассмешить!
Спасибо:)

- ставлю это себе в заслугу, Галин, ибо рассмешить преложителей (здешних?..) проблемно... :о) - впрочем, и вам отказать во взаимодействии (взаимопонимании?..) не могу...

Мне тоже очень понравилось, Галина. Но возникло два маленьких замечания:
1. "идя к вечере" – единственное правильное ударение в слове вЕчеря на первую букву Е. Почему у Вас "вечЕре"? 
2. "взяВ В Визир" - по-моему, это невозможно прочесть вслух – только глазами.
с БУ,
сш

Добрый вечер, Сергей!
Спасибо большое за Ваш отклик и замечания, совершенно правильные замечания.
Скажу честно, что во-первых, думала о вечерней церковной службе (в оригинале Messe= церковная служба, также вечерняя служба), а ассоциировалось, по необъяснимым причинам и к сожалению, с " Тайной вечерей". И так же честно скажу, что почему-то всегда была уверена в правильности ударения. В общем: "Век живи - век учись":)

Заменить вЕчерю на вечЕрню несложно. Труднее с рифмами.

Как Вы считаете, подойдёт такой вариант:

Как девушки, идя к вечерне/й,

Так набожно и робко так.

За ними бы как спутник верный,

Через печаль и боли терний

Держать времён далёких шаг.

(?)

Взяв в визир - опять же треклятая рифма... Я, правда, могу прочесть:), но ведь и Вы и другие должны читать без запинок! Надо тогда полностью менять всю строфу.

Или лучше будет так:

И грусть, направив к старым башенкам визир?


С благодарностью и уважением

"вечерю" однозначно менять нужно, поскольку это всё-таки

"трапеза"

абсолютно правильно глаголите:)

Мне кажется, что в новом варианте многовато каков и таков.
Удачи, Галина!
С БУ,
СШ

))) Исправила без таков и каков

с ответными пожеланиями, Сергей!

Гораздо лучше! Думаю, и вечерне можно поставить: й в конце почти не влияет на точность рифмы. Во всяком случае, поборники точной рифмы не чураются так рифмовать.
С БУ,
сш