Карта. Вислава Шимборска

Дата: 13-02-2018 | 16:44:36

Плоская как стол,
на который ее положили.
Устойчиво все под ней
и неизменно.
Над ней мое человечье дыхание
не зарождает вихрей,
ничем не замутимы чистые краски.
Даже моря всегда приветливо синие
меж изорванными берегами.
Здесь все небольшое, доступное, близкое.
Можно кончиком ногтя прижать вулканы,
без рукавиц полюса погладить.
Можно взглядом одним
охватить все пустыни
с текущими реками прямо под боком.
Здесь леса обозначены горстью деревьев,
среди которых нельзя заблудиться.
На востоке и западе,
выше и ниже экватора
будто бы маком засеяно,
и в каждом зернышке черном
люди живут-поживают.
Братские могилы, свежие руины
на карте не обозначены.
Государственные границы едва проступают,
как бы в сомнении, быть ли, не быть им.
Карты люблю за лукавство.
За то, что теснят упрямую правду.
Великодушно и добросердечно
мир на столе у меня расстилают
не от сего мира.


***

Mapa
Wisława Szymborska

Płaska jak stół,
na którym położona.
Nic się pod nią nie rusza
i miejsca nie zmienia.
Nad nią – mój ludzki oddech
nie tworzy wirów powietrza
i nic nie mąci jej czystych kolorów.
Nawet morza są zawsze przyjaźnie błękitne
przy rozdzieranych brzegach.
Wszystko tu małe, dostępne i bliskie.
Mogę końcem paznokcia przyciskać wulkany,
bieguny głaskać bez grubych rękawic,
mogę jednym spojrzeniem
ogarnąć każdą pustynię
razem z obecną tuż tuż obok rzeką.
Puszcze są oznaczone kilkoma drzewkami,
między którymi trudno by zabłądzić.
Na wschodzie i zachodzie,
nad i pod równikiem –
crista jak makiem zasiał,
a w każdym czarnym ziarnku
żyją sobie ludzie.
Groby masowe i nagłe ruiny
to nie na tym obrazku.
Granice krajów są ledwie widoczne,
jakby wahały się – czy być czy nie być.
Lubię mapy, bo kłamią.
Bo nie dają dostępu napastliwej prawdzie.
Bo wielkodusznie, z poczciwym humorem
rozpościerają mi na stole świat
nie z tego świata.


Ирис, добрый день!

смешная опч получилась:

Можно кочиком

Досадная, я бы сказала :) Спасибо!

А вот ещё перевод, автор - Ал.Сит.


Плоская как стол,
на котором лежит.
Нет под ней движения
и места неизменны.
Над ней - мое дыхание
не создает вихрей в воздухе
и ничто не шевелит её чистые цвета.
Даже моря всегда приятно синие
у надорванных берегов.
Все здесь мало, доступно и близко.
Могу ногтем прижать вулканы,
полюса погладить без толстых рукавиц,
могу одним взглядом
охватить каждую пустыню
сразу с рекой, что течет рядом, близко близко.

Пущи обозначены немногими деревцами,
между которыми не заблудишься.
На востоке и западе,
над и под экватором -
хребты будто маком засеяны
и в каждом черном зернышке
живут себе люди.
Массовых захоронений и внезапных руин
нет на этой картине.

Границы стран едва заметны,
словно они колеблются – быть или не быть.

Люблю карты, ибо они лгут.
Потому что не допускают к тревожной правде.
Потому что великодушно с честным юмором
расстилают на столе мир
не этого мира.

Спасибо, Лев. Вспомнился анекдот:


Комментатор ведет спортивный репортаж:
- И вот из-за поворота появляется японский бегун Кимоното Хировато. Да, действительно, неважно бежит...