А.Теннисон. LXXXIII (из поэмы 'In Memoriam A.H.H.')

Дата: 21-12-2017 | 16:14:08

Уйди на север, в хладный край,
    О долгий праздник встречи года;
    Ты мыслишь: не права природа,
И задержался. Поспешай.


Но что́ убережёт тебя

    От дней ненастных без просвета?
    А вот среди весны и лета
Негоже петь, тоску любя?

 
Да расцветают поскорей
    Тюльпаны росные большие

    И наперстянки золотые,
Ракитник, словно из огней.

О долгий праздник Новый год,
    Ты студишь боль, но жду смущённо:
    Оттают мёрзлые бутоны,
И песнь Апреля оживёт.


...


Dip down upon the northern shore,
    O sweet new-year delaying long;
    Thou doest expectant nature wrong;
Delaying long, delay no more.


What stays thee from the clouded noons,
    Thy sweetness from its proper place?
    Can trouble live with April days,
Or sadness in the summer moons?


Bring orchis, bring the foxglove spire,
    The little speedwell's darling blue,
    Deep tulips dash'd with fiery dew,
Laburnums, dropping-wells of fire.


O thou, new-year, delaying long,
    Delayest the sorrow in my blood,
    That longs to burst a frozen bud
And flood a fresher throat with song.

Эмма, здравствуйте!

Можно поинтересоваться, что есть

"столь манки"?

С уважением, Бр

Это перевод Теннисона на русский разговорный.

Негоже петь, тоску любя...

в "ботаническом" четверостишии звучит как столь (стель, стлань)

гипотетического растения под названием "манка" 

      Видите ли, Бр., есть такое прилагательное: "манкий". Никогда не слышали? А у меня здесь - его сокращённая форма во множественном числе. "Столь манки" - другими словами - "такие манкие". Но если я найду вариант лучше, то внесу в этот перевод соответствующие изменения.

       Вот ещё вариант перевода "ботанического" четверостишия (правда, довольно простой):


       Так принесите поскорей

       Тюльпаны росные большие

       И наперстянки золотые,

       Ракитник, словно из огней.


       Надо будет ещё подумать касательно перевода этого места. 

         Видите ли, Александр Владимирович, "негоже" - это вовсе не русский разговорный. Это слово можно использовать в переводах англоязычных текстов 19 века. Извините. а Вам не надоело буквоедствовать? В своих собственных переводах Вы, однако, допускаете подобные недочёты и спорите с критиками.             

Эмма Александровна, я главным образом имею в виду очаровательное слово "манкий". О том, как воспринимается на слух оборот "столь манки", я и не говорю.

       Что, Александр Владимирович: пишете о слове "негоже", а подразумеваете слово "манкий"? :)


       А слово "манкий" существует. Нравится оно Вам или нет - это уже другой вопрос.

Эмма Александровна, я не пишу о "негоже" - я привожу дополнительный пример. Оставимте его в покое.

Во-первых, словечко "манкий", конечно, существует, но не подскажете ли, в каком словаре? Я не нашел.

Во-вторых, нравится оно мне или нет, не важно. (Я предпочитаю слово "красивый".) Мне точно не нравится, когда слова употребляются не по назначению. Что "манкими" называют женщин - это я знаю, но цветы?

Впрочем, я вижу, Вы уже внесли изменения. Тогда о чем речь?

Хотел Вам сказать, что "столь манки" не обособляется, но Вы его убрали.

           Хочу поговорить о недавно вышедшей в серии "Литпамятники" (изд-во "Ладомир") книге 'In Memoriam А.-Г. Х.'. Мне, конечно, польстило, что в одной из статей этой книги указали, что я - первая, кто полностью перевёл вышеуказанную поэму А.Теннисона (а также его поэму "Принцесса"), и даже процитировали кое-что из моей статьи и переводов. Но сам перевод поэмы, выполненный в данной книге Т.Стамовой, меня, сказать по правде, удивил и разочаровал (хоть я и раньше не очень-то очаровывалась её переводами). 

          Отмечу ряд серьёзных недочётов в переводе Т.Стамовой. Прежде всего - недочёты в форме. В схеме рифмовки - вернее, в чередовании мужских и женских рифм - в её переводе наблюдается разнобой: в одних катренах - сплошная мужская рифма, в других - сплошная женская, в третьих - альтернанс (у А.Теннисона - гораздо строже). Рифмы тоже далеко не все безупречны: довольно часто встречаются простые глагольные рифмы, а также неточные рифмы, однокоренные рифмы, рифмоиды и даже вообще не рифмы, например: "спешил - души", "мне - сильней", "тяжелее - алеет", "верну - к нему", "хвалебным - подземном", "светлы - тьмы", "сына - "скосила", "обёртки - папильотки", "бессмертье - смертью", "входа - ухода", "превозмог - мог", "водовороты - развороты", "что - ничто", "озарена - сама", "мне - мгле", "колыбели - боле", "великолепье - Леты", "песней - апрельской". Как это бы понравилось "гурманам от рифмы" с "Поэзии.ру", которые воротят нос даже от таких рифм, как, например, "любовь - вновь"?

          Дальше - о недочётах в звукосочетании. Например, в стихе XXVIII у Т.Стамовой получилась строка "Трёх церКОВОК КОЛОКОла" - напоминает скороговорку или финский язык (не в обиду финнам будь сказано). Не говоря уже о пиррихии (много безударных слогов подряд).

        А вот ещё "перл": "ГОспОдь, вОстОк в ОгОнь Одень..." (XXX): семь гласных "о" подряд!

        Или вот такие "заикания": "БЫ БЫл" (XXXIV), "забуДУ ДУмать" (CXXII).  А как на это отреагировали бы местные буквоеды? :)

         Много придираться не буду, но отмечу удивившие меня недочёты и в стилистике. Например, в стихе CXV: 

В лазури жаворонок тает -

Дрожит невидимый куплет.

      С каких это пор жаворонки поют куплеты, тем более невидимые? :)

      Или словосочетание "ничейный ручей" (CI). Вообще-то, 'In Memoriam...' - это не детская книжка, чтобы допускать подобные вещи.  

      Или вот такая грубая речь:

"Вон троны падают - от них

Не стало толку. Что же племя

Поэтов? - Им бы только ныть..." (XXXI)

      И в то же время - лексика, напоминающая "Псалтырь":

      "Мир в человецех на земле!" (XXVIII)

Какая-то стилевая мешанина...   

       Как видите, наличествуют и не очень удачные переносы (анжамбеманы), которые уже упоминали (при разборе перевода Т.Стамовой "Прелюдии" Вордсворта), а также двусмысленности (амфиболии), например, в стихе LXXIX: "Он всем дарил меня" (здесь должен быть смысл "Он всем одаривал меня", а здесь возможно прочтение "Он всем раздаривал меня"...).  

         А теперь касательно приведённого мною стиха LXXXIII про Новый год. Не буду подробно рассматривать перевод Т.Стамовой: скажу только, что Новый год как таковой (в оригинале 'New Year') у неё не упоминается вообще...Нет, я не ратую за буквальный перевод, однако здесь (и не только здесь) это явный перебор. Но, к счастью, оригинал в этой книге не приведён (это издание - не билингва) :).


          Да и в разделе "Дополнения" - в частности, к 'In Memoriam A.H.H.' -

 не все переводчики заморачиваются соблюдением заданной строгой схемы рифмовки, грамотных рифм и прочих требований к профессиональному переводу. Чего только стоят такие "рифмы", как "пыли - справедлив", "власть - слилась", "воде - идей", "страх - мрак", "ушёл - душой", "имена - снах", "фантом - форм", "волнообразно - разум" (А.Гастев). Можно и дальше продолжать...

 

        Вышеупомянутые недочёты могут быть простительны авторским любительским изданиям, а "Литпамятникам" - вряд ли, даже если поэма такая длинная.


         Вот так. Нынешние редакторы "Литпамятников" спокойно принимают подобные переводы, в то время как критики на "Поэзии.ру", бывает, уже не знают, к чему придраться по отношению к насельникам сайта, и демонстрируют просто вкусовщину и недоброжелательность.

      

          Пользуясь случаем, скажу, что я сейчас заканчиваю редактирование своего перевода поэмы А.Теннисона 'In Memoriam A.H.H.' (в моём первоначальном переводе этой поэмы (в авторском издании 2009 года) немало помарок, поскольку я тогда была не в курсе многих требований к технике перевода). Планирую в будущем году где-нибудь разместить свой новый перевод этой поэмы.          

Буквоеды сказали бы, что надо поставить запятую после "не права природа".

Уважаемая Эмма!


Хорошо, что Вы избавились от редкоупотребляемых слов, типа "манкий". Теннисон - классик, и его слог чисто литературный, без всяких редких словечек. Лучше стало. 


Насчёт перевода Стамовой. Да, там есть рифмоиды (у Вас, в Вашем издании 2009 тоже есть неточные рифмы, я заметил:). Хорошо, что Вы сами это поняли, и работаете над новой редакцией. Всегда надо улучшать и совершенствоваться в технике перевода. Перевод Стамовой не очень удачен. Просто Стамова и редакторы договорились о совместной работе. И её Прелюдия тоже не образец русской поэзии и стиля. Насчёт анжамбеманов у Вордсворта - они есть в его поэмах, написанных белым ямбом. Он специально так писал. Я, к примеру, переводил Разрушенную хижину для ЛП. И там много таких переносов. Но у Теннисона в балладах нет анжамбеманов. 'In Memoriam не читал в оригинале, не могу ничего сказать. 

Так что работайте. С наступающим Новым Годом!

Вас тоже с наступающим Новым годом!

      Заодно спрошу (коль речь зашла о рифмах): как Вы считаете, Александр Викторович, допустимы ли в переводах классической поэзии (в частности, 'In Memoriam...' Теннисона) такие рифмы, как, например, "весНА - меНЯ", "зловрЕДНЫЙ - привЕТНЫЙ", кипарИС - торопИСЬ"?

Эмма Александровна, последняя рифма вполне возможна, если учитывать твердое произношение постфикса.

кипарИС - торопИСЬ  - да, это рифма, так как мягкий знак - не звук. На более понятном языке скажу. А остальные так называемые "рифмы" - нарушают одинаковое звучание. 

весНА - меНЯ   - это просто кошмар. Так рифмуют только люди, написавшие за всю жизнь только пару новогодних стихов для сотрудников.:)) 

зловрЕДНЫЙ - привЕТНЫЙ  . Если Д и Т стоят на конце, то есть мужское окончание, то это рифмы. зловрЕД - привЕТ . В глухом окончании эти буквы звучат одинаково. Но если дальше идут гласные, то звучание Д и Т уде различное. И это плохая римфа, не мастерская.

         Недавно я открыла свою страничку в Интернет-журнале "Самиздат" и начала там выставлять частями свой новый (исправленный) перевод большой поэмы А.Теннисона 'In Memoriam A.H.H. ' (с оригиналом и иллюстрациями). Желающие могут найти это здесь: http://samlib.ru/s/solowkowa_e_a/