Зелье: Le poison – Charles Baudelaire

       

Любой притон, вино, благопристойней злата,

В момент преобразит,

Лишь с портика узришь такой волшебный вид,

Вкушая жар заката,

Подобно солнцу, что в туманной дымке спит.


Умеет опиум расширить бесконечность,
Продолжив беспредел,
Растягивая миг изнеможенья тел,
Душа приемлет вечность,
Куда восторг, во тьме, за нею, улетел.

Но что весь этот яд, что вытек понапрасну
Из глаз, зеленых глаз,
В которые душа ныряла уж не раз...
Где сонмы снов прекрасны,
Чью жажду утолит, лишь, с горечью, экстаз.

Но стоит ли того такое потрясенье,
Безжалостен укус,
Что душу обожжет, низвергнув чувства груз,
А это опьяненье,
Оставит на губах смертельной силы вкус!

       

       

      

Le poison

 

Le vin sait revêtir le plus sordide bouge
D'un luxe miraculeux,
Et fait surgir plus d'un portique fabuleux
Dans l'or de sa vapeur rouge,
Comme un soleil couchant dans un ciel nébuleux.

L'opium agrandit ce qui n'a pas de bornes,
Allonge l'illimité,
Approfondit le temps, creuse la volupté,
Et de plaisirs noirs et mornes
Remplit l'âme au delà de sa capacité.

Tout cela ne vaut pas le poison qui découle
De tes yeux, de tes yeux verts,
Lacs où mon âme tremble et se voit à l'envers...
Mes songes viennent en foule
Pour se désaltérer à ces gouffres amers.

Tout cela ne vaut pas le terrible prodige
De ta salive qui mord,
Qui plonge dans l'oubli mon âme sans remords,
Et charriant le vertige,
La roule défaillante aux rives de la mort!

Интересный текст, Валерий. 

Я всё-таки за нарастание до кульминации.

Когда последующая строфа уничтожает все предыдущие...

За гибельный восторг.

Но можно и иначе.


Спасибо, Владислав!

 

Отраву отравить отравой – невозможно,

Известно, что она не стелется травой,

Что все ее нутро – бесповоротно ложно,

Но прежде – трудно нам подумать головой…

 

Похоже, Ваш стишок я перевел когда-то,

Оставив про запас, до, может, лучших дней,

И если что не так – "Отрава" виновата,

Которую Бодлер, все ж, передал сильней.

 

На этом и прощусь. Депеша, остывая

От долгого пути, когда-нибудь, дойдет,

Противоядьем стать, отнюдь, не обещая,

Но дружеский привет пополнит счастья счет!

Валерию Игнатовичу

Отличный перевод. Читается с удовольствием - как оригинальные русские стихи. Хороший вклад в русскую "бодлериану".

ВК

Спасибо, Владимир! Но я, переводом, в целом, не доволен, хотя, в качестве инструмента для настройки, вещь сносная. И в летний сад гулять водил... - может, цитата и не точная, но время и времена - вещи непостижимые.  

Валерию Игнатовичу

Валерий !  Своё положительное мнение о вашем добротном переводе я не меняю. Хорошо знаю, что возможности улучшить сделанную работу всегда находятся. Комментарий Александра

Лукьянова правильно указывает, в каком направлении нужно

двигаться, чтобы создать второй более совершенный вариант.

Рад, что не только я, но и Вы с этим согласны. Бодлер заслуживает

самого кропотливого труда. (Париж стоит мессы).

ВК

Отсутствие совершенства в нашей жизни не делает его дефицитом. Of couse, for the most of citizenry. Если Париж стоит мессы это о кропотливом труде, то это oxymoron. Правильное направление, как правило, неправильно освещается. Но это дело обычное, отдохнули и идем дальше. С Вами согласен, взаимопомощь - дело великое!

Понравилось.

Мудрец направляет дрожащую, трепещущую стрелу мысли

точно в цель...

... но промахи, во всем, ему всегда важнее.

Хорошие русские стихи, но, к сожалению, потеряно бодлеровская образность. В оригинале насыщенность красочными тропами, бурная мощь  сочных метафор.


luxe miraculeux,  - чудесная роскошь
 portique fabuleux  - сказочный портик (именно портик)
Dans l'or de sa vapeur rouge, - золото красного жара


у вас всё сглажено, свои метафоры, не бодлеровские, несколько скучноватые и сам стиль спокойный, как будто писал не любитель опиума и всяких излишеств, а простой буржуа


у Бодлера никакого таяния с грустью нет.


надо всё же сохранять при переводе, прежде всего, образы оригинала. В них суть поэзии, в образности, в слоге, в интонации. 

Спасибо, Александр, за Ваш вдумчивый, серьезный комментарий, безусловно, окончательным перевод назвать нельзя, к нему так и надо относиться, как к привалу на пути к недостижимой вершине. Кстати, интересная деталь, я согласен, что там - именно портик, but why it is so, I can't explain. Портик - слово греческое, терраса - латынь, так что, традиции, вроде бы, не нарушены. Передавая общее, невозможно сохранить все конкретное. But we shall try.

С ув.

В


19.10.17 versions se consume de chagrin


Хлебни вина, и вмиг вертеп преобразится,

Вполне роскошным став,

Как портик, в золотом сиянье бурых трав,

И в дымку погрузится,

Подобно солнцу, что спит в облаках, устав.

Вино тотчас вернет любому захолустью

Великолепный вид,
То, в сумерках, его в террасу превратит,
Что будет таять, с грустью,
Лишь солнце нанесет туманам свой визит.

Извините, что поздно отвечаю. Вроде изменения немного улучшили, сделали более бодлеровским перевод.

Насчёт портика и террасы. Дело не в происхождении слова. Дело в восприятии. Терраса стала для нас простой пристройкой. Обыденным делом. Портик - редко употребляется. Он всегда отдаёт некой древностью, чем-то особенным, отличным от обычного.Потому, думается, Бодлер и употребил слово  portique!



Спасибо, стояла задача минимизировать несовершенство перевода, так, хорошие декорации украшают пьесу, но не заменяют ее. Профессиональная критика ныне страшный дифицит, так что не прислушиваться к Вашим советам весьма недальновидно!

Здесь не декорации изменились, а немного текст самой пьесы в лучшую сторону. Джон Драйден в конце 1660-х годов писал комедии, но они не были особо смешными. В 1673 году он посвятил графу Рочестеру свою известную комедию "Модный брак" и дал ему для прочтения. Рочестер, известный свои остроумием, внёс в комедию правки, и она заблистала остроумием, которого в ней первоначально почти и не было. 

Так что дело не в декорациях:)

Спасибо, очень интересный факт! Приятно, так же, что, исправляя декорации, удалось исправить пьесу, просто я еще не успел свыкнуться с этой мыслью!

Здравствуйте, Валерий! Качество Ваших переводов оценить не могу,- языками, к стыду моему, не владею. Но вот насчёт Бодлера- есть мысль. Может, Вы бы взяли и написали своё стихотворение о нём и его стихах, о Вашем вИденьи его видЕний буйных. Это был бы, конечно, не перевод, но своего рода портрет поэта в обрамлении из его смыслов и ощущений. Могло бы получиться интересно (особенно для лингвистически неполноценных граждан вроде меня).
      Почему давно не пишете? Может, у Вас период НАКОПЛЕНИЯ?

Спасибо за отзыв на перевод. Стихи это своеобразная оранжерея, в некоторой степени данная нам взамен потерянного нами рая, а поэты - своеобразные селекционеры того, что растет в ней. Эта мысль не новость, ее по разному выражали почти все, от Тютчева и Пастернака, до неизвестных, но от этого не менее прекрасных поэтов. А всего не знает никто. Вот все, что могу сказать в ответ на Ваш вопрос. Добавлю только пожелание того, чтобы поменьше было бы причин не писать добрых и хороших стихов. А Ваши стихи замечательные и всегда производят глубокое впечатление, люблю их перечитывать время от времени.  

Благодарю, Валерий, за доброе отношение,- не очень часто встречаю его. Видя в Вас самостоятельно мыслящего автора, хочу посоветоваться насчёт утерянного рая. А вдруг он никогда не терялся людьми? Может, наш мир, дикий, первобытный, страшный, противоречивый, населённый ангелами и бесами,- и есть единственно возможный рай, где в борьбе только и может быть счастлив человек? Ведь счастье- в победе над собой. Как Вы думаете?

Глеб, Вы совершенно правы. Добавлю только, что, насколько мне известно, еще античные философы нашли ответ на этот вопрос, им вторят в этом смысле буддисты и индусы, но в целом, догнать греков им не удалось, которые сами были ограничены наседавшими отовсюду варварами, пусть даже это слово, по-гречески, не соотносимо с его современным восприятием. Словами всего не скажешь, мысль, изреченная, есть ложь, поэтому рассуждать на эту тему можно, но без надежды на успех.