Камин

*****Моему русскому другу, Альберту Гуревичу*****



Быть может, вирш - не для изысканного уха,
Глубоких мыслей в нём, тем паче, не сыскать.
Прочтёт иной знаток, и скажет: "Бытовуха!",
Другой и вовсе прекратит меня читать.

Но знаю, верю: ты, читатель постоянный,
Будь молодым, или дожившим до седин,
Не остановишься, читая стих престранный
О том, как с другом растопили мы камин.

Впервые в жизни! Хоть, не шатко и не валко,
Две трети века мчит житейская река.
Какой камин, когда лет тридцать - в коммуналке,
Да и дальнейшее - "хрущёвка" - ЖСК!?

Но не забыт аксессуар английской прозы,
Которым с детства был влеком я и маним.
Нечасто классики их пели про берёзу,
Но вдохновенно говорили про камин.

Туристским навыкам вовек не позабыться,
Вопросов нет - с единой спички запалю.
И вот уж отблески бегут по нашим лицам,
Столь стосковавшимся по доброму огню.

А за окном висит луна, творит картину,
Играют звёзды, да огней - не сосчитать,
И лёгкий запах дыма нашего камина
Одушевляет, завершает благодать.

Тепло струится, и дрова трещат негромко,
Вползает в сердце непредвиденная грусть.
Мы - у камина, два стареющих ребёнка...
Мещанство? Пошлость? "Бытовуха?" Ну и пусть.

Кто из нас не тоскует по "Доброму огню"?! Какое тёплое, доброе, романтическое стихотворение! Строка "Мы у камина - два стареющих ребёнка" - пронзает насквозь. Мне все Ваше последние стихи очень нравятся. Теплом, честностью, той - в хорошем смысле - простотой, т.е. без вычурностей и наворотов с целью поразить читателя.
С наступающим, Миша!

Слава Богу, что есть друзья и камин!
Come in, my friends!

Искренне,

Алексей

И я у камина согреться! Зима нынче холодная. Спасибо, Миша, согрелся.
С Рождеством Христовым! С Наступающим Новым Годом!
Валерий.

Миша, ты ж помнишь, я забрал у тебя Альберта на полдня, катал его по окрестностям города, щёлкал, и так радовался, что прикоснулся к самому давнему из твоих друзей - с 1946 года, со второго класса!
И этот инженер на пенсии, светлая душа, читатель нашего сайта, в одночасье стал мне близким и родным... При мне у тебя горели ханукальные свечи, а камин вы разжигали - ближе к небу!
Чудные стихи! Я всегда поражаюсь тому, как ты преобразуешь "бытовуху" в поэзию!
До скорого!
Твой Им

Камин затеплим. Водочки в стакан.
И разговор потянется в эфире.
На нас надел буржуйский мир аркан,
Зато мы до "буржуйки" не дожили!

:))

Метну с своё поленце в общий камин.

Удачи, Миша!

Тепло струится, и дрова трещат негромко,
Вползает в сердце непредвиденная грусть.
Мы - у камина, два стареющих ребёнка...

тепло, тихо, вечно ...

С праздником Рождества Вас!

Лена-Эдельвейс

Самые добрые стихи на сайте – у Вас, Миша! Всю жизнь я искал человека, способного на бескорыстное добро - добро ради добра. И вот, кажется, нашёл. В Вашем лице! Тепло Ваших стихов, слава Богу, не знает расстояний. СпасиБо!
С большущим уважением, Сергей

Здравствуй, Миша. С праздниками тебя. Всего тебе самого наилучшего в новом году.
Стихотворение мне очень понравилось. В нём есть и доброта, и грусть, и мягкая ирония. Это стихотворение не мастера-поэта, а поэта - человека, делящегося с нами, читателями-друзьями теплом своей по-детски чистой и не замутнённой души (такой близкой и понятной мне).
Очень хорошо, что стихотворение посвящено другу. Ведь если друг рядом, то "романтичный" камин вполне заменят и жарко натопленная печь в русской избе, и урчащий примус в обледеневшей на ветру палатке. Верю, всё же, что тебе милее всяких каминов костёр "у янтарной сосны" под раскинувшимся шатром звёздного неба...
Впервые сидел у камина на хуторе в Куркиёках. Сами с другом сложили. Не забыть тот вечер... Спасибо тебе, Миша, за воспоминания... Будь счастлив и здоров.
"Читатель постоянный" из твоего града, твой Павел.

Миша, дорогой, замечательно-светлые и добрые стихи!
С тоской по ДОБРОМУ ОГНЮ, когда "Мы - у камина, ДВА СТАРЕЮЩИХ РЕБЁНКА..." Какие строки!
СПАСИБО!!!

И С ПРАЗДНИКАМИ ВАС СО ВСЕМИ!!!

Преданный Вам
Андрей.

Прелестные стихи, Миша!
Где бы мы не были, а "память сердца вернёт"
нас в родные места...
Примите рождественский подарок -
мой вальс "Это было в Анапе" (файл mp3)
http://poezia.ru/article.php?sid=12232
Вы найдёте его в Вашей почте на mail.ru.

Желаю приятных воспоминаний у Вашего "Камина"
при свете "Рождественских звёзд"!

С Рождеством!

Лариса Дмитриева.

Моё почтение, Sir!

Самому мне не доводилось разводить каминов, или же писать о них, но раз уж пошло такое предновогоднее тепло, хочется чем-то отплатить таким же тёплым - у меня есть отрывок из прозы моего друга Бошетунмая - про печку, сложенную своими руками в походе на Алтай после восхождения на одну из самых высоких его вершин - Беркут-Аул. Устраивайтесь поудобней и слушайте: :)

==
Мы не сразу нашли базовый лагерь, потому что обычно в том ущелье снега больше в эту пору, и пришлось вернуться назад приблизительно на километр. Что такое километр для тех мест?
Базовый лагерь - это большая... хижина?... лачуга?... нет, скорее - избушка в лиственнично-кедровом лесу, на той его грани, где лес немного выше переходит в тундру и скалы. И ещё одна небольшая пристройка. И баня.
Раньше баня была по-белому, но кто-то развалил в ней печку, и она стала вообще никакая - просто груда камней и пара железных прутьев. Железные прутья - это редкость там. Чтобы тащить туда железо, нужно очень этого захотеть. Слова не вяжутся - я неделю молчал почти всё время, или пел песни.

На следующий день после восхождения мы пошли в баню и стали делать печку по-новой. Я, Дима и Коля Андрюшечкины. :-) Последнее время стал замечать за собой дурацкую особенность - я люблю быть в компании братьев. Хоть Димы с Колей, хоть Санбки с Женькой. Третьим. Тупизм, конечно, я и сам понимаю, но... :-)). Но в этот раз Коля был третьим, и мы сначала разобрали весь фундамент, набрали в речке, которая течёт возле бани и питается ледниками, илу с песком, плоских камней и сложили из них стены, потом положили эти драгоценные железные пруты (а, и ещё железную решётку) в качестве основания для каменки, потом на это всё - лист тонкого алюминия, сорванного ветром с крыши (там баня и избушка были крыты такими листами, но их срывает вот уже несколько лет, потому что эта "база" теперь посещается очень редко, не то что в времена развитого социализма, когда альпинизм был позволительной роскошью, и люди проводили в горах отпуск, ещё за свой счет сколько-то, и ещё брали какую-нибудь справку, например, что задействованы на спасработах.

Как сказал Олег - "альпинизм - это лучший способ перезимовать лето").

Так вот, положили лист алюминия, чтобы дым хоть как-то направлялся в трубу, и из огромных булыжников сложили каменку, подгоняя камни друг к другу, выкладывая их как бог на душу положит. Именно не "как бог нА душу положит", а "как Бог на дУшу положит". В это время подтянулись ещё пара человек, запрудили речку - получился бассейн глубиной по колено. А мы собрали сухие кедровые ветки с пола бани, засунули их в печку и затопили. Оказывается, кроме меня никто понятия не имел, как топить баню по-чёрному. А если учесть, что поддувало мы сделать не могли (железяк-то всего три было) то мне пришлось весь день угорать - в прямом смысле - перегребать постоянно угли, чтобы они горели, а не дымили угарным газом. Занятие из моих любимых, даже с учётом дыма и дурной башки, и разъеденных глаз. Все, кто заходил туда, выскакивали тут же :-)).
Топили часов пять - это мало, но свечей было две всего, а париться в темноте - скучно. Печка гудела, я мешал угли, закидывал дрова, дул на огонь - топка получилась шириной во всю печь, и зрелище было просто умопомрачительно красивым.

Я здесь специально не буду описывать зрительных образов - ни гор, ни долин - ничего. Всё равно их не передать, а книжку на тысячу листов я писать не собираюсь, поэтому всё, что видел, оставлю себе, а здесь напишу лишь себя :-).

Когда уже стало жарко, пришлось раздеться, и мне перепало бани втройне - я её пока топил, с меня десять потов сошло, и руки и лицо загорели ещё сильнее, чем накануне - во время восхождения на Беркут-Аул (оказалось, это третья по высоте вершина Алтая). Потом мы наломали кедровых мелких веточек, чтобы выстелить ими пол, потом я подмёл пол в бане, а Дима - в предбаннике, он же помыл его, помыл полок (стены в бане все чёрные), и весь день шёл дождь - перед восхождением тоже, потом он к ночи перешёл в снег, и мы отправились к вершине по зиме - утром был мороз и солнце, и вершины - золотые, а в ущелье - скрипело под ногами снегом, и хрустело, и было так радостно и живо, что говорить об этом - значит всё испортить, но в день, когда топили баню, шёл дождь, и я в перерывах между забросками дров и размешиванием углей играл на дудочке, сидя на пороге предбанника (мы законопатили стены в предбанннике мхом, возле одной стены сложили поленницу, широченное окно специально не стали ничем заделывать, чтобы смотреть на снежные скалистые вершины, тайгу, ледники, речку, а двери в нём не было вовсе).
Конечно же, дурачились всё время, шутили, а как "бассейн" они строили - так это вообще со смеху покатиться можно было, и я и покатывался :-).

Баню слегка не дотопили - я говорил уже - потому что время до темноты поджимало, и сначала девки пошли мыться, ещё ждали в предбаннике, пока угли догорят, а я в бане их размешивал, потом с Колей мы выгребли остатки углей в железный какой-то бак, вытащили на их на улицу (хе-хе, девкам нравилось смотреть на нас по пояс голых и потных, и ещё обросших и чёрных от загара и красных от банного жара :-)), потом я плеснул в печку воды, чтобы задуть остатки углей, подождали минут десять, пока вытянет последний дым, я надел на трубу кастрюлю, усыпали пол кедровыми ветками, и девки пошли париться, а мы - после них потом. Было не очень жарко, но нам хватило погреться раз на пять, в перерывах окунаясь в воду в речке и горланя от обжигающего холода (вода в ней холоднее, чем в Иртыше зимой), а после того, как окунёшься - смотреть вокруг...
Ну хорошо, скажу - вокруг над ущельем нависали заснеженные острые скалистые вершины, порой окунавшиееся в тучи, сеял дождь, который на фоне гор виден очень высоко - не то, что на равнине, когда его видишь, лишь когда он уже вот он - здесь. А ближе росли кедры, и нераспустившиеся лиственницы, и река журчала по камням, окатанным ледниками, и краски были не весенними, а осенними - потому что весна туда ещё не пришла, если не считать растаявшего совсем недавно снега. И было немного холодно, и пар изо рта шёл... Да ладно.

Мы сидели на полке и любовались печкой. Она была самым красивым во всей этой кутерьме, во всём этом спокойствии. Сложенная из больших камней, похожая на низкую арку с толстым сводом (свет из окошка, которое Дима протёр травой, падал как раз на неё). Я смотрел на неё именно так, как смотришь порой на картины, произведения искусства - не находя в себе достаточно сил. чтобы оторвать взгляд. Мыслей не было никаких - опять же, как с упомянутыми произведениями - просто ощущение того, что в в этой печке живёт душа, котрая может говорить с твоей душой без слов, жизнь, чувствующая твою жизнь, волшебство. Потом уж только случилась одна мысль - что эта печка - одно из лучших моих "стихотворений", "рисунков".
Мы допарились, окунулись напоследок в реке и пошли в избушку.
Утром я ещё раз зашёл в баню - искал шнурок от своего ботинка - там ещё стояло тепло, я посидел на полке, посмотрел на печку, сфотографировал её (не знаю, получится или нет - сегодня отдам плёнку в проявку, тогда посмотрим, хотя это и не важно - печка-то живёт теперь во мне как часть души, как друзья), притворил дверь в бане, и пошёл, перепрыгивая через русла ручья, к дому - мы в то утро уезжали, а до этого ещё раз хотели вскарабкаться на склон, с которого был виден Беркут-Аул.
==