Stéphane Mallarmé, Hommage à Wagner

Дата: 28-04-2017 | 01:55:17

Молчанье склепа, и муаровый налет

На новой мебели в морщинистую складку.

Но кровля рухнет, коль опора даст осадку,

И этот зал в пыли забвенья погребет.

А слов триумф, а рифм чарующий обман,

Толпу волнующий иерогли́фов лепет,

И крыл такой привычный, старый трепет?

С меня довольно, спрячьте  томики в чулан.


В проклятом первом гуле, в ми-бемоль-мажор

Песнь взмыла в небо, оттолкнувшись от опор,

И злато труб сошло на паперть храма с неба,

И звук пропетый на пергаменте застыл.

Бог Рихард Вагнер принимает нашу требу,

Но скрыта благодать в слезах чернил.


или


Муара траур, бархатный налет

На креслах и рояле зачехленном.

В беспамятстве обрушится колонна -

И зал в обломках кровли погребет.


А что же рифм магический дурман,

Чарующий иерогли́фов лепет,

Толпе даривший столь знакомый трепет?

Снесите ваши томики в чулан!


Смеется хаос, первозданный ор.

Звук золотой меж мысленных опор

До симулякров, мыслям тем под стать,

Дохлынул - и на буквицах застыл.

Бог Вагнер излучает благодать,

Сокрытую в рыданиях сивилл.


Филологический (т.е. построчный) перевод этого ребуса


Молчание, уже траурное, муара

Кладет более, чем одну складку на мебель,

Которую сдвиг главного столпа

Должен обрушить, за недостатком памяти.

Наша, такая старая, триумфальная борьба китайской грамоты/тарабарщины/колдовских книг,

Иероглифы, которые восхищали толпу,

Распространяя знакомый трепет крыла!

Задвиньте-ка их лучше в шкаф.

Из улыбающегося грохота, первобытного, ненавидимого,

Между них, главных ясностей, внезапно хлынул

До самой паперти, рожденной для их (ясностей) подобий,

(Звук / бог) громких золотых труб, упал в бессилии на пергамент,

Бог Рихард Вагнер, излучающий благодать (триумф / посвящение в сан),

С трудом скрываемую даже чернилами в рыданиях сивилл.




Le silence déjà funèbre d’une moire

Dispose plus qu'un pli seul sur le mobilier

Que doit un tassement du principal pilier

Précipiter avec le manque de mémoire.

Notre si vieil ébat triomphal du grimoire,

Hiéroglyphes dont s'exalte le millier

A propager de l'aile un frisson familier !

Enfouissez-le-moi plutôt dans une armoire.

Du souriant fracas originel haï

Entre elles de clartés maîtresses a jailli

Jusque vers un parvis né pour leur simulacre,

Trompettes tout haut d'or pâmé sur les vélins,

Le dieu Richard Wagner irradiant un sacre

Mal tu par l'encre même en sanglots sibyllins.



Санна, красиво. Само стихотворение очень загадочное, зашифрованное, действительно -- ребус, и долго непонятно, как оно относится к Вагнеру, пока его имя прямо не называется. Но Вы добавили Ми-бемоль мажор -- это намёк на прелюдию к "Золоту Рейна"?  Вероятно, стихи были написаны  как отзыв на смерть Вагнера, где-нибудь в 1883 году. Хотя оно, вроде бы, не датировано и напечатано было позднее... (В 1887 ???)


Я не понял, зачем второй текст переведён пятистопным ямбом -- в оригинале ведь шестистопный -- и даже александрийский стих, как я понял, так же как и в Вашем первом переводе (хотя Вы не всегда выдерживаете цезуру после третьей стопы, она вообще пропадает в строках 7-8  и далее до самого конца текста -- в оригинале она выдержана).


Мне кажется, что третий текст (филологический подстрочник) очень полезен для тех, кто хочет разобраться в смысле этого ребуса. Но по-моему необходим ещё комментарий

Спасибо, Дима.

"Но Вы добавили Ми-бемоль мажор -- это намёк на прелюдию к "Золоту Рейна"?

Да. В оригинале конкретно этот первый зачин к прелюдии не назван. Но в одной из статей я прочитала, что французская мелодика фразы trompettes tout haut d'or у Малларме в точности воспроизводит один лейтмотив из "Золота Рейна", кстати, мой любимый лейтмотив. Я французскую речь теперь мало слышу, поэтому в точности сказать не могу, но, похоже, это так и есть. 

"Вероятно, стихи были написаны  как отзыв на смерть Вагнера"  Не то чтобы прямой отзыв, но, конечно, речь идет о смерти Вагнера и, в частности, о состоянии поствагнеровского театра. Это один из "некрологов" Малларме, которые могли быть написаны когда угодно после смерти персонажа. Для друзей-литераторов он употреблял другое слово, не "hommage", a "tombeau".


"Я не понял, зачем второй текст переведён пятистопным ямбом"  

Другой размер можно предложить как вариант. Раньше уже так делала, и второй вариант, с изменением размера, нравился больше.


"Вы не всегда выдерживаете цезуру после третьей стопы"

Да, не всегда, можно будет еще повертеть. 


" разобраться в смысле этого ребуса."

Действительно сонет очень трудный, загадочный (может быть даже черезмерно) и, соглашусь с критиками Малларме, не самый его лучший. 

Сонет был написан "для своих, для тех, кто понимает", а таких в кругу Малларме было немало, тем более, что в Европе была эпидемия вагнеризма. 

В сонете Малларме воспроизводит и мысли, и вокабуляр своего эссе "Richard Wagner, rêverie d'un poete francais'. Я это эссе прочитала, оно, кажется, было впервые опубликовано под одной обложкой с куда более известной статьей Бодлера о Вагнере (Richard Wagner et Tannhauser a Paris). 

У Малларме речь идет о взаимоотношении поэзии  и вагнеровской музыкальной драмы, о судьбе  искусства. В общем и целом,  это дань вагнеровской концепции "Тотального Произведения Искусства" (Gesamtkunstwerk), с которой и Малларме, и Бодлер, и многие другие тогда были хорошо знакомы. Для тесного круга французских поэтов-символистов, которые были к тому же вагнерианцами, сонет был понятен.

Для нас и наших современников, даже тех, кто о Вагнере знает немало -  не очень понятен. Поэтому совр. критики этом сонете написали не одну статью в помощь читателю. 

Перевод Дубровкина, на мой взгляд, нехорош, потому что Дубровкин не разобрался в этой головоломке (о других, любительских попытках можно не говорить). Дубровкин не понял, что французский поэт вздыхает о том, что "нетотальное" искусство, поэзия, якобы изжила себя, но все же оставляет за ним некую надежду. Вот текст Дубровкина:


Тяжелым бархатом спадает тишина,

Густыми складками лежит на пыльном кресле,

Боюсь, что главная колонна рухнет, если

Не будет памятью иной подкреплена.
Магических страниц седые письмена,

Они в безумии оваций не воскресли,

Знакомых крыльев дрожь, пленявшая (не здесь ли!),

В чулан весь этот хлам -- нам старина скучна.

Из подлинных глубин ликующего гула

Лавина поднялась и паперть захлестнула,

Где, ненавидимый, в огне фанфар возник

Не Рихард Вагнер, нет! титан земных преданий,

Священнодействуя над кипой древних книг,

Как над чернилами пророческих рыданий.


Дубровкин, кмк, поддался искушению перевести это просто как ностальгию по легенде и мифу. По крайней мере, так это у Дубровкина прочитывется. Но у Малларме речь о другом, и это и он сам, и его маститые критики, знатоки французской вагнерианы, подробно расшифровали. 


Вообще же я считаю, что если текст загадочный, нужно как можно более точно следовать оригиналу. Иначе в перевод влезет то, о чем автор ни сном, ни духом. Пусть лучше останется ребус, чем его неправильная расшифровка. 


Спасибо, Санна, это приоткрывает дверцу над ребусом. А как Вы отностиесь к этому переводу:     Марк Талов:

ДАНЬ УВАЖЕНИЯ

Молчание уже печальное муара
По утвари чертит свой не единый сгиб.
Осевший главный столб частями серых глыб
С нехваткой памяти низвергнет злая кара.

Победно-древние забавы гримуара,
Иероглифы, чьи тьмы тем, светясь, могли б
Навеять дрожь крылом! Пока он не погиб,
Нет, лучше — в шкап его, храня, как символ дара.

Но ненавистный вмиг первоначальный треск,
Меж главных отсветов какой-то брызнул блеск
До самой паперти, рожденный для кумира,

Труб золото горе и на веленах, — всплыл
Бог Рихард Вагнер, тот, кто излучает миро,
Лиясь чернилами в рыданиях сибилл.


???

Не ндравится. И ритм нечеткий, и проч. " Иероглифы, чьи тьмы тем, светясь, могли б" , "но ненавистный вмиг" - ну что это такое? И как можно излучать миро? Миро источают. Очень небрежно.

И всё же Марк Талов и его переводы заслуживают внимания и уважения. Свои лучшие зрелые годы с 22 до 30 лет он провёл во Франции, и французский стал его вторым родным языком. Он подготовил весьма солидный том переводов Малларме, вышедший после его смерти в 1990 году. Переводы мастерские -- к его рифмам и точности александрийского стиха не подкопаешься, все цезуры на месте. Интересно о нём сказал Витковский:  Переводы Талова порой странноваты и требуют от читателя напряжения...  к эпиграмматической легкости школы Маршака-Левика он не стремился.

Ну конечно, заслуживает, кто спорит? Но ведь у всех бывают неудачи. Этот текст уж очень "странноватый", Талов,  может быть, пытался передать странность оригинала, но получилось в некоторых местах просто коряво. О том, насколько коряв текст  самого Малларме, мне судить нелегко, моего знания французского здесь недостаточно. Не сомневаюсь, что Талов и фр., и творчество Малларме  знал лучше меня, благо, это не трудно.

Но вообще-то я думаю, что переводчику лучше сглаживать шероховатости и так трудного для понимания текста, потому что тогда будет уж очень много барьеров. Не думаю, что процитированные мной "странности"  данного перевода, при всей точности рифм и совершенстве александрина, можно как-то убедительно оправдать. 


(А кстати, можете заглянуть, если интересно, еще раз на эшафот к Ницше, у него было два варианта этого ст-ния,  я и второй сейчас повесила). 

Дима, возвращаясь к переводу Талова: "тот, кто излучает миро" . Конечно, миро излучать нельзя, и франц. существительное "sacre" не всегда следует переводить как "миро". Но вот подумалось: а вдруг Талов хорошо прочувствовал, что такое Gesamtkunstwerk? У Малларме ведь тоже речь идет о симулякре, т.е. материализации неких неосязаемых clartés maîtresses, т.е. главных ясностей или принципов. Их симулякр - это, разумеется, "храм" в Байройте, т.е. вагнеровский Festspielhaus. Я бы добавила: и певцы на сцене. А ежели так, то и миро можно излучать, а не источать, как это ни странно. Но все равно неуклюже получилось, по-моему. Да и вряд ли Талов читал все эти вагнеровские теории. Иногда несуразность можно перетолковать  некоей притянутой за уши поэтической интуицией,  я это только что и сделала. 

Уважаемая Санна,


действительно, Ваши оба перевода и малопоэтичны, и нарушают правила стихосложения и правила эквиразмерности. Вы больше ударились в разгадку довольно сложного по образности сонету (но не так уж сложного по содержащейся в нём мысли), и забыли, что Малларме - это поэзия, прежде всего. И переводить поэзию надо поэзией. 

Вы критикуете Дубровкина - поэта от Бога, большущего мастера. Вам до него, как до Туманности Андромеда. Вы критикуете и Талова, и всё остальное, что есть (не читал других). Своё понимание считаете верным, хотят говорите о загадке сонета. Значит и Вы не полностью поняли его. 

Тогда зачем плохо переводить сонет на русский. Лучше обойдёмся Вашим подстрочником. Он читается лучше Вашего стихотворного варианта, ибо проза есть проза, к ней претензий нет, а к стихам претензии большие, Вам уже сказано об этом.


Успеха,


Ответ на нижний постинг.


А Вы Санна сразу испугались и поставили меня в ЧС. Если я неправ, то в ЧС не ставят. Ставят, когда боятся правды. То, что Дубровкин - мастер поэтического перевода отрицает только не понимающий, что есть большая поэзия. Дубровкин не дилетант, он живёт в Швейцарии, знает и языки, и все литературу Европы, и темы на все 100%, у него есть целая книга с переводами Малларме, где и стихи и проза. Чудная книга. Сейчас он переводит Тассо "Освобождённый Иерусалим". Великую и огромную поэму.

Здешние потуги что-то перевести корявыми стихами действительно смотрятся смешно на фоне этих выдающихся переводов. 

И не только к Вам это относится. 

Уровень Наследников упал ниже некуда. Жаль. 


Я же не сравниваю свои переводы и Ваши. А переводы МАСТЕРОВ. А если они для Вас НЕ мастера, тогда, увы, о чём говорить.

Уважаемый,


Вы не страдаете особым стремлением к объективности, и это мне известно уже давно.

Загадка, даже поэтическая,  есть загадка, ее можно разгадать как правильно, так и неправильно, оставляя простор для толкований В РАМКАХ ПРАВИЛЬНОГО ПОНИМАНИЯ ЯЗЫКА И ЗНАНИЯ ТЕМЫ, о чем, хотя и  надоело говорить, но говорить все же нужно. 

Подстрочник НЕ читается лучше поэт. перевода, и Вы это знаете. "Других" любителей, переводивших этот сонет, Вы тоже знаете. Чего Вы не знаете, так это темы и языков.

Поэтому не повторяйте глупостей вроде "вам до него как до...", у всех есть удачи и неудачи.

Успеха!

Иногда можно временно заблокировать человека, чтобы дать ему остыть. "Хронически обиженных" хамов следует заблокировать насовсем. Вы, кажется, не остыли, но к последней категории не относитесь, поэтому можно и продолжить.


Видите ли, Ваше мышление насквозь авторитарно, и критику мастера Вы считаете святотатством.


Еще раз: у всех, в том числе и у мастеров, есть удачи и неудачи, ляпы и т.д.


Об этом можно говорить всем, придерживаясь нейтральности тона.


Теперь о сетованиях по поводу уровня рубрики: я ведь знаю, что это не ко мне вообще-то относится, я и появляюсь тут нечасто, но Вы меня с пылу с жару сюда прицепили.


Вообще-то и от Вас, уважаемый, я слышала "похвалительные отзывы", но:


Ваша критика моих вещей, как "похвалительная", так и "ругательная" мне, если честно, никогда не была особенно интересна, потому что я знаю, и всегда знала, что Вы не объективны.


Сделаем оговорку: полная объективность в оценке поэт. произведения невозможна, но стремление к ней весьма похвально.


Но искреннее стремление к объективности - это opus contra naturam,  и человек с авторитарным мышлением здесь мало чего добьется, даже если ему кажется, что он объективен.


Полноте, батенька, я ведь все прекрасно  понимаю. Одни выпестывают других и их защищают, иногда сами не осознавая того. Если б совсем не осознавали, так с Вас бы и спроса не было, но Вы лукавите.


Языки Вы знаете плохо, но я Вам все же советовала бы не спешить нахваливать чушь, не прочитав оригинала. Тем более побуждать ее издавать, в обход закона.


А говорить действительно не о чем. Ирония: и Вы, и я, накатав длинный пост, уверяете, что "говорить не о чем".  Так что пардон: есть о чем говорить, но бесполезно, поэтому всем лучше действительно существовать в отдельных пространствах и получать критику от тех, к кому им хочется прислушиваться.

С.

P.S. Если Вы не совсем поняли поняли первую фразу: никто Вас и Вашей монотонной "правды"  не боится, можете писать, если хотите.


Уважаемая Санна,


мне не надо остывать, ибо я почти всегда холоден. Тем более, когда дело касается не лично меня, а ПОЭЗИИ.:))  Вы в своих постингах бьёте на точном понимании смысла сонета. Да, я французский не знаю, ну и что? Вы же привели подстрочник. 

В нём выражено Ваше понимание, хотя подстрочник тоже не даёт полной расшифровки текста. Я читал много подстрочников английских стихотворений, и они не были точны в передаче нюансов смысла или образов, или даже действий. А уж стихотворные переводы и подавно. Если такой сложный смысл у Малларме, то может Дубровкин в чём-то его упростил. Но,читая его перевод, видишь, чувствуешь, что это писал великий французский поэт Малларме. Потому что поэзия его - прекрасна, правильна ос всех точек зрения, и правильное стихосложение, и стиль, и красота стиха. 

А Ваши переводы при некоторой большей точности не производят впечатления, что это написал великий французский поэт. Ибо великий поэт не может писать слабые стихи, да ещё с нарушением простых правил стихосложения. Так только слабые поэты могут писать. Значит это не Малларме в поэтическом смысле.


Не надо меня обвинять в необъективности. Зачем мне она?:) Я рассматриваю поделки наших "Наследников" как раз таки объективно. Кто пишет хорошие стихи и делает правильные переводы, я хвалю, а кто еле пером ворочает (есть такие у нас, позорящие великих английских поэтов ), то так и говорю, и указываю на ошибки. 

С хорошими переводчиками я сделал несколько книг, и ещё сделаю. Потому у меня подход всегда объективный, мне нужны хорошие переводы, грамотные, поэтичные. Если есть неточности, я поправлю, или заменю другим переводом. Я подхожу к любому переводу как редактор книги. Чтобы не стыдно было перед читателями:))


"Ибо великий поэт не может писать слабые стихи"


Может. Точно так же как и хороший переводчик может сесть в лужу.

Дубровкин в нее не сел, но он просто маловато знал о Вагнере и французском вагнерианстве, чтобы глубже понять сонет, который был написан "для своих". В итоге получился  поэтичный панегирик.

Собственно, после фразы "великий поэт не может писать слабые стихи" можно было дальше не читать, но я прочла.

:)

P.S. Мне здесь, как вагнерианке со стажем, важна была как раз тема. Не хотелось говорить, но скажу: мои переводы вагнеровских вещей (текстов, разумеется ) передавали в т.ч. по радио Орфей из Байройта, с вагнеровского фестиваля, и на русской Дойче Велле. Я писала на эту тему статейки и рецензии и проч., поэтому,  когда Ваши "хорошие поэты", авторы сайта, пишут наивную белиберду на тему Вагнера, ее, тему, хочется спасти. Что касается моей расправы с Малларме, так прямо и не знаешь, кому верить, первому критику, который просто указал на ошибки в форме, или Вам, с вашей однообразной проповедью авторитетов. Впрочем, неправда. Я знаю, кому верить.

Здравствуйте, Санна и Александр!


Прошу меня извинить, что вмешиваюсь в Вашу "перепалку".

Я не встаю ни на чью сторону, просто хотелось бы заметить, что и Вагнер и Меларме были новаторами, "прародителями" символизма. Соответственно и переводы должны быть прежде в этом стиле независимо от вкусов и представлений о поэтичности (даже, если что-то и покажется на первый взгляд странным, непонятным, нужно погрузиться в символы/знаки слов и образов). Символизм ведь тоже шокировал некоторых в своё время.


Санна, Александр, мне очень интересно ваше мнение о моём переводе ( Санна, заранее извиняюсь, что размещаю его у Вас):


Посвящение


В могильной тишине шелками смерть
Напомнит больше, чем предмет простой.

Когда столпом не устоять одной,

Под натиском ослабнув, рухнет жердь.

Найти бы нам в волшебных знаках твердь
Желаний праздных к радости благой.
Спущусь я вниз - вам ящик запереть -
И пусть летит блаженство над тоской.

И смех, и шум, и ненависть пока
Не освящён родившийся кумир

Святою кровью. К звукам дивных лир
Призыв фанфар - пергаменты без сил:

Бог Рихард Вагнер, льющийся в века

Чернилами рыдающих Сибилл.


Заранее благодарна Вам обоим.


И с праздником тружеников)



 



Здравствуйте, Галина.


Мое отношение к переводам Вы знаете. Как вариация на тему Ваш стих, может быть, и хороший. Но я комментирую только переводы.


Не думаю, что Лукьянов этот Ваш пост получил, т.к. пост оставлен под моей вещью. Полагаю, что после нашей беседы он не заглядывает сюда просто так, чтобы насладиться своими и моими текстами. Если Вы хотите, чтобы он Вам ответил, напишите ему отдельно.


И Вас с 1-м мая.

Спасибо, Санна)


вообще-то у Вас ведь тоже вариация)

Мой перевод-вариация  (французский немного понимаю) - это скорее трактовка того, что я поняла между строк или по символике. Право на ошибку сохраняется).


Может, Вам будет интересно почитать немецкий перевод (тоже вариация):


http://gutenberg.spiegel.de/buch/gedichte-8032/34



Richard von Shaukal перевел очень хорошо, на мой взгляд. Благодарю.

"Особенно первый катрен: речь вроде об архитектуре идёт, а если подразумевающуюся рифму со словом подсказкой "интегрировать" - то о музыке."

 Я в 1-м катрене  у Шаукаля вижу явные "музыкальные" аллюзии : слова  Band и Gerät :).

А если серьезно, то не совсем понятно, Яков, поясните. Какая рифма подразумевается? И какое слово-подсказка?


А вот это действительно очень интересно, и, на мой взгляд, совсем не притянуто за уши. Спасибо, Яков. Тем более интересно потому, что ниже у Малларме речь идет об архитектурном simulacre музыки Вагнера, т.е. о театре-храме на Grüner Hügel in Bayreuth. Я только что Дмитрию об этом выше написала. Еще раз спасибо.