Склоны Мара. Джон Стюарт Блэкки, Шотландия (1809-1895)

Дата: 20-02-2017 | 11:57:32

Благословен твой мир, Бремар –

Твоих ущелий чистый пар

И в синем небе Лохнагар –

Прощай, прощай, навек!

Здесь колыбель моя была

И юность тихая прошла,

Здесь от меня укроет мгла

Хрусталь шотландских рек.

 

На склонах Мара вереск ал,

Гремя, ручьи летят со скал,

Вскипая, падают в провал

И замедляют бег;

На отмелях привольной Ди,

Прильнув к холмам ее груди,

Ваш дух, шотландские вожди,

Впитали мы навек.

 

Прощайте, скалы Муих-Дуи

Прощай, сосновый бор Глен Луи,

И ты, чащоба Баллох-Буи,

Прощай, прощай навек!

Здесь принц теснил оленя в лог,

И пэр трубил в победный рог,

Здесь я от слез поднять не смог

Своих опухших век.

 

Простим отцов – они горды

Мечом наследственной вражды;

Как скалы, их сердца тверды

И холодны, как снег.

Прощай, прощай, родной Бремар,

И Бен-Авон, и Лохнагар!

Изгнаннику от ваших чар

Не убежать вовек.

 

 

John Stuart Blackie
1809-1895

 

The Braes of Mar


Farewell ye braes of broad Braemar,
From you my feet must travel far,
Thou high--peaked steep--cliffed Loch--na--Gar,
Farewell, farewell for ever!
Thou lone green glen where I was born,
Where free I strayed in life's bright morn,
From thee my heart is rudely torn,
And I shall see thee never!

The braes of Mar with heather glow,
The healthful breezes o'er them blow,
The gushing torrents from them flow,
That swell the rolling river.
Strong hills that nursed the brave and free,
On banks of clear swift--rushing Dee,
My widowed eyne no more shall see
Your birchen bowers for ever!

Farewell thou broad and bare Muicdhui,
Ye stout old pines of lone Glen Lui,
Thou forest wide of Ballochbuie,
Farewell, farewell for ever!
In you the rich may stalk the deer,
Thou'lt know the tread of prince and peer,
But O! the poor man's heart is drear,
To part from you, for ever!

May God forgive our haughty lords,
For whom our fathers drew their swords!

No tear for us their pride affords,
No bond of love they sever.
Farewell ye braes of broad Braemar,
From bleak Ben A'on to Loch--na--Gar,
The friendless poor is banished far,
From your green glens for ever! 


Очень хорошо, Никита! В который раз убеждаешься, что Бернс возник не на пустом месте. Но вот "верескал", на мой взгляд, не фонтан.

Не скажете Вы, Юрий, верескал, - попробуйте:  

 На склОнах МАра вЕреск Ал 

Ямб не позволит!

В основе статьи М.Л.Гаспарова лежат исследования литератора-дилетанта А.А.Шемшурина (1872—1939), который специализировался на критике «про­тивоестественности» модернистского стиля в лице Брюсова и перечислил в своей книжке 1913 года под номерами почти 400 «футуристических» аномалий брюсовского языка (на основе последнего брюсовского сборника «Зеркало теней» (1912))

Мне кажется важным для оценки правомерности его запретов следующий вывод М.Л.Гаспарова: 

 

Случайно ли внимание критика привлекли такие синтаксиче­ские конструкции именно у Брюсова, характерны ли они именно для этого поэта? Мы не знаем: синтаксис 4-словных строк брю­совского ямба еще не исследован так, как синтаксис Пушкина и Ломоносова. На первый взгляд, у Брюсова изобилуют, наоборот, строки традиционного строения, с ослабленной связью в сере­дине, распадающиеся на полустишия: «Люблю простор, люблю камыш», «Брожу в лесах, где нет путей», «Я шел и пел, тянулась нить». Если окажется, что параллельно этому у него учащаются строки противоположного синтаксического строения, «Среди вспененных боем струй» и «С его всходящим тихо дымом», это будет очень интересно для истории русского стихотворного син­таксиса. Окажется, что в русском символистском 4-стопном ямбе происходит такая же синтаксическая революция, как когда-то во французском романтическом александрийском стихе: наряду со строками, разламывающимися на цезуре, появляются строки, синтаксически срастающиеся на цезуре. Цезура в 4-стопном ямбе понятие очень условное, но аналогии это не мешает.


Как раз это меня мало занимает. Я стараюсь в своих стишках не допускать сдвигов, на которые указывает статья Гаспарова. Не всегда, впрочем, удается, но тем не менее.

Спасибо, Сергей. Два слуха  хорошо, три ещё лучше :)

Юрий, спасибо на добром слове.

Согласен – возможно, на слух не очень.  Помозгую ещё :)


Да замечательно всё. Вот бы такой слог, лёгкий, грамотный, чистый был у всех наших "наследников". А то здесь полно сироток и бастардов Лозинского. Учитесь поэтическому слогу у Никиты.

Александр, спасибо. Все  друг у дружки учимся понемногу :)


Сиротки Михаил Леонидовича - это ещё туда-сюда, Александр Викторович! А вот, что у него  полно бастардов! Интересное и интригующее открытие. 

Впрочем, чему мы удивляемся? Мэтру была свойственна изрядная творческая плодовитость переводчика итальяно-испано-франко-англо-язычных стихов и прозы. Судя по прозвучавшему от Вас откровению, его плодовитость не ограничивалась исключительно этой сугубо литературной сферой.

 Неужели не понятно, что здесь речь о наших переводчиках рубрики "Наследники Лозинского". Кто законный наследник (почти), кто сирота без наследства, а кто бастард:) Sapienti sat... говорили древние. Но понимание даётся не всем.

    Если сопоставлять бастардов и признанных Наследников, то послушайте, что об этом думает  Шекспир, в переводе М.Кузмина (мнение переводчика М.Лозинского на этот счёт нам узнать не удалось)


Король Лир.  Акт 1. Сцена 2

                          Э д м у н д

    Природа - мне богиня, и законам 

    Ее я повинуюсь. Потому ль я
    Терпеть мученья должен и позволю
    Лишить себя наследства лицемерью,
    Что на двенадцать лун поздней явился
    На свет, чем брат? Побочный! В чем позор?
    Не так же ли сложенье соразмерно,
    Ум благороден, подлинны черты,
    Как у приплода честного? Зачем же
    Клеймят позором? - Грязь! Позор! Побочный!
    Но пылкие грабители природы
    Дают плоды по качеству добротней,
    Чем на постылой заспанной постели,
    Молодчики, с ленивого просонья


Да, вот уж поистине - Sapienti sat...

Никите Винокурову

И стихи, и перевод впечатляют - возвышают дух.

Хороший урок многим другим переводчикам.

ВК


Спасибо, Владимир. Учитель из меня никакой, проверял :)

Замечательный перевод, Никита. Но по поводу "вереска алого", тут я согласна с Юрием, тем более, вереск - растение бледное, розово-лиловое. На фоне серого камня он светится, конечно, но не алеет, на мой взгляд.

 

Спасибо, Мария. Я и не спорил с Юрием – он может быть прав в плане благозвучия. Как и Вы в плане  цвета. Мне казалось, в каком-то лондонском парке я видел вереск довольно пионерского оттенка. Но, возможно, ошибаюсь :)


Мне казалось, в каком-то лондонском парке я видел вереск довольно пионерского оттенка.


Его лондонские мичуринцы вывели)). Тем не менее, выбор цвета (и всего прочего) всегда за переводчиком, разумеется.)