Сонет 6. Шекспир.

Уильям Шекспир.
Сонет 6.

Пока зима в тебе не извратит
Твой летний образ – сладостный елей
Пусть чей – нибудь сосуд обогатит,
Его наполнив радостью твоей…

Вложение легально… От затрат
Плательщик ссуды счастлив, посему
Ты – вправе и счастливей десять крат,
Когда “проценты” – десять к одному…

Будь счастливо твоим десятком чад
Твой облик преумножен столь же раз –
С твоим бессмертьем смерть смирится, сад
Твоих потомков зря в твой смертный час.

Умерь свой нрав… Низвесть красу не смей
До жертвы, до наследия червей.

Then let not winter's ragged hand deface
In thee thy summer ere thou be distilled:
Make sweet some vial; treasure thou some place
With beauty's treasure ere it be self-killed:
That use is not forbidden usury
Which happies those that pay the willing loan;
That's for thyself to breed another thee,
Or ten times happier be it ten for one;
Ten times thyself were happier than thou art,
If ten of thine ten times refigured thee:
Then what could death do if thou shouldst depart,
Leaving thee living in posterity?
Be not self-willed, for thou art much too fair
To be death's conquest and make worms thine heir.

Знаете, Владислав, Ваш текст, напомнил мне известную пародию Тургенева на переводы Фета.

Брыкни, коль мог, большого пожелав,
Стать им; коль нет – и в меньшем без препон.

Особенно это касается 3-й строфы. Но и прочих тоже.

Пока не извела твой летний сок
зима своей безжалостной рукой,
сосуд любви спеши наполнить впрок
бессмертною своею красотой.
Поскольку под процент из ссудных касс
кредиты брать не запретил закон,
и ты счастливей будешь в десять раз,
своим потомством удесятерён.
Оно и после воспроизведёт
тебя десятикратно и стократ.
Что может смерть, когда начнёт отсчёт
твоей посмертной жизни твой закат?
      Своё наследство, как ты ни упрям,
      ты не посмеешь подарить червям.