Он (Баллада о случайном путнике)

Дата: 19-09-2012 | 23:58:23

Навеяно к/ф Дмитрия Черкасова
"Долина роз"


Анатолию Белому,
исполнителю главной роли
в к/ф «Долина роз»


Он на мостках у краешка земли
В прибрежном позаброшенном посёлке.
И только – море рядом и вдали.
И только – чувств низвергнутых осколки.

Сорвавшись в воду, он твердил: «Держись».
В нём неудачник не убил героя.
Он выплыл. И обрёл другую жизнь.
И даже имя получил другое.

На берегу пустом – «Долина роз»,
Дощатая рыбацкая таверна.
Мужчины, просолённые насквозь,
К ней тянутся, как в центр вселенной.

Немногословность местных рыбаков
Артисты восполняют красноречьем.
Бродячий цирк на фоне облаков
Рисует контур драмы человечьей.

В таверне новый повар. Это он,
Случайный путник из морских просторов.
«Долина роз» – его большой сезон,
Противоядье против приговора,

Который вынес самому себе,
Не выдержав сердечного крушенья.
Но неизвестна будущность в судьбе.
И новое готово искушенье.

Она, нога на ногу, в гамаке –
Залётная диковинная птица –
Иль с другом безупречным на песке,
Что рядом в положении любимца.

Хотя при ней – покорный, верный паж,
Глаза её следят за той фигурой,
Что украшает камерный пейзаж
Как главная деталь скупой натуры.

Он неприступен. Сдержан. Молчалив.
Живое изваяние загадки.
Естествен, неподкупен и правдив.
Слова его значительны и кратки.

Она чутка, хрупка и хороша.
Капризна и по-женски своенравна.
К морским ветрам привязана душа,
К свободе долгожданной и обманной.

Своею увлечённостью полна,
Хранит на фото радость созерцанья.
Как воздух, как туман, как сон, она
Теперь уже объект его вниманья.

Он медленно становится собой.
И маска жёсткости – почти чужая.
Он жив. Танцует, слушает прибой,
Готовит блюда новые, играя.

Вновь возвращаясь, радость бытия
Собою наполняет дух и тело,
И тёмный фон картины забытья
Не в силах жизни изменить пределы.

Он малой пяди ей не уступил,
Отстаивая подлинность и честность.
Час притяжения для них пробил!
Но как всесильна грустная нелепость:

Тот прежний рыцарь знать не заслужил,
Что есть уже история иная.
Чтоб ускользнуть от правды и от лжи,
Она внезапно с другом уезжает.

Она бросает море и его –
Морского волка, своего героя,
Небоязно оставить одного
Из мрака волн воскресшего изгоя.

Познает он, оставшийся один,
Что пожалела не его, другого.
И будет жить боец и властелин,
Мужчина обожжённый и суровый

С прелестным женским образом в груди,
Ему лишь предназначеннным от Бога.
«Долина роз» и счастье позади.
А впереди дорога и дорога…

Балладный стиль стихотворения придаёт ему некоторую вневременность. Вечные чувства. Чем-то напоминает мне стихи Брет-Гарта:)