Пять сонетов



СОНЕТ К ДОЖДЮ

Спешите пить весенний сок –
Надрезана кора березы.
И рифмами стекают слезы,
Вот ликования исток.

На языке презренной прозы
Все проще: снег давно размок,
Растаял в небе, как дымок,
И первые сгущает грозы.

Дождь наш насущный даждь нам днесь!
Чтоб осенью мы были сыты,
Его зерном уравновесь!

Вот в небе закрома открыты,
И я уже не жду защиты:
Иду в дожде весеннем весь!



ДЕТЕКТИВНЫЙ СОНЕТ

Он их агент. А мы считаем – наш!
Те своего хватают, как чужого!
Побег. Обмен. Преследует сурово
Злодея обаятельный типаж.

Когда излишним станет шпионаж,
А тоске по приключениям былого
Зеваки не потребуют ли снова
Угонов, драк, и грандиозных краж?

Здесь пригодятся старые картины,
Где выявлены вовремя кретины,
На наше посягнувшие добро!

Весь труд ума заменит сила зренья
И новизну – внезапность повторенья.
Не зря скрипит старинное перо!


ЛЮБОВНАЯ ДРАМА

Её он любит, только он – не тот,
Ведь он в любви не смыслит ни блина,
И потому в другого влюблена,
Она с ним половую жизнь ведёт.

И тот, кому она ещё жена,
Он был бы рад потребовать развод,
Но медлит, уяснив, что заберёт
Машину с дачей у него она.

Тем временем достойный антипод
Узнав, что ожидается приплод,
Твердит, что это не его вина.

А муж рогатый, грозный от вина,
Уже с ножом готовится в поход,
Но здесь реклама будет включена.


***

Прелестно в стиле страстного Петрарки
Воспеть любовь, что в женском сердце скрыта,
Полет мечты над суетою быта,
Над маревом от стирки или варки.

Судьба скупа на щедрые подарки.
Страдает у разбитого корыта
Подруга импозантного бандита,
Расстрелянного в модной иномарке.

О красота, достигшая зенита,
Тебе от света собственного жарко,
И как тебе страшна твоя орбита!

Богиня, королева и дикарка,
Как быстро в тень твоя уходит свита,
И краток путь от солнца до огарка!


МОТИВ ПЕТРАРКИ

Потерян лад, но это не раздор,
бессонница, но длится сновиденье,
в затворничестве чувствую простор,
теряю все, но ширятся владенья.

Сиянье заволакивает взор,
и тьма приносит яркие виденья,
уста молчат, но долог разговор,
и взлетом представляется паденье.

В моих ладонях вспыхивает крик,
Я замерзаю в пламени пожара,
льдом вечности пронизывает миг!

Безвинному, за что мне эта кара,
влечением к тебе мой дар велик,
твоя же прелесть – в отверженье дара.



(«Ода времени», Новый ключ, Москва, 2010)

" не зря скрипит старинное перо".
Однако вопрос формы-содержания :
"сосуд она, в котором пустота, или огонь, мерцающий в сосуде"?
Думаю, у Вас форма сонета выбрана иронически.
С уважением, ЛБ.