"Седьмое небо князя Голицына"

Дата: 20-09-2010 | 19:03:33



* * *


Кафа, оливы, ракушечник, полдень.
Ртутная зелень, упорная желчь.
Горькой маслины аттический корень
зноем не высушить, не пережечь.
Кафа - олив серебрёные ветки,
лепка облупленных особняков.
В этом июле - знакомые редки
здесь, на кайме, киммерийских песков.

В августе этом, на выдохе лета,
вязче дожди и шершавей жара.
Стал уязвимей зрачок амулета,
колче и злее навылет игра.
Лишь на веранде в затишье негордом
под деревянным, в сучках, потолком
ласточки с красно-коричневым горлом
сладили клювами глиняный дом...





Часы



Разноцветных зверей и растенья
подарил нам июль для любви
и цикады нездешнее пенье
растворил в разогретой крови.
Слюдяные скрипичные трели
на макушке горячей сосны
марсианским песком шелестели
и сшивали лоскутные сны.

Хорошо.- Очень близко от моря.
Пахло хвоей и плотью жары.
В шелестящем волны переборе
таял голос троянской сестры.
Что за имя она повторяла,
отпуская с ладони цикад?
Радость солнечная не стихала
день, седьмой... Всю неделю подряд.

Оседая оранжевой пылью
в часовом обоюдном стекле,
блики атомов времени плыли,
осыпая цветы на столе...
Что за имя - Елена, Эллада? -
тенью бриза прошло над виском?
Длился полдень созвучья и лада.
На сосне рассыпалась цикада
летописным троянским песком.





"Седьмое небо князя Голицына" *



По булыжным ложбинам-каскадам
скачет ливень, строптивей мустанга.
Ободрюсь-ка я чёрным мускатом
в ожидании белого танго.
Над медвежьим хребтом Аю-Дага
виснут висмутом клочья тумана.
И зачем эта майская брага
так бессолнечна и бесталанна?
Сторожат перемену погоды,
ждут июньской цветной канители

и аттической пристани воды,
и латинский бастард цитадели.
Да и я, поднимаясь направо
к торгу-рынку, сыщу у народа, -
слаще славы, гульливой шалавы, -
десять зелий "Гурзуфвинзавода".
Солнцу, рифме, псалму на потребу,
тропарю и глаголице-вязи -
и монаси приемлют же "Небо
номер семь от Голицына-князя"!



* Марка крымского вина

Хорошо-о-о...

Кафа, оливы, ракушечник, полдень.
Ртутная зелень, упорная желчь.
Горькой маслины аттический корень
зноем не высушить, не пережечь...


Хорошо.- Очень близко от моря.
Пахло хвоей и плотью жары.
В шелестящем волны переборе
таял голос троянской сестры...


Да и я, поднимаясь направо
к торгу-рынку, сыщу у народа, -
слаще славы, гульливой шалавы, -
десять зелий "Гурзуфвинзавода"...


Не смотря на зной и подъёмы на крутизну легко дышится в вашем Крыму, Сергей Константинович... "И далеко глядится"

С уважением, Лев.

Сергей, ты своим зорким поэтическим зрением выхватываешь из жизни все новые и новые оазисы и не расказываешь, а показываешь, наполняя картины историко-философскими оттенками. Именно этим они возвышаются над туристическими стихами.

Геннадий

Сергей,
странное дело. О физической тяжести висмута знают немногие,
а вот сочетание звуков "виснут висмутом" создаёт ощущение гнёта.
В.П.

Стихи чудесные, и торжественны, как знакомые мандельштамовские, и переполнены неординарными обьразами, и строги по форме...
Одно чуть корябнуло:
И монаси приемлют же "Небо
номер семь от Голицына-князя"!
Это "же"... Здесь или "И" убрать, или "же" - отсечь лишний кусочек от мрамора...

Л.Колодяжной

Цитата, затасканная, как шлюха из портового борделя. И многие умные люди давно обратили внимание, что у Пушкина именно «глуповатая», а не глупая. И поэт не должен быть дураком, а поэтесса, соответственно, дурой. Цитата не раз приводилась и разбиралась в разных литературоведческих трудах.
Но взглянем на ситуацию несколько по-другому. Это все же частное письмо великого поэта своему другу – поэту интересному, но все же второстепенному по сравнению с самим Пушкиным.
А у нас Людмила Колодяжная, отказавшись от обычных и привычных именно ей норм эпистолярного этикета, просто дает понять С.Шелковому, что ее не устраивает в поэзии адресата, призвав на помощь наше Всё.
Конечно, каждый волен иметь свое мнение. Но убежден, что никто на сайте с ней никак согласится.
Ибо поэзия Сергея одновременно умна, эмоциональна, живописна и лирична. Чтобы убедиться в этом, можно даже не читать тексты – одни комменты читателей, которые на поэзии собаку съели. Не призываю к единакомыслию, Боже упаси, но вот только могу предполагать, чем вызвано особое мнение Л.Колодяжной. Впрочем, помнится, ей не по вкусу и стихи Л.Сашиной. Но о вкусах не спорят.

Сергей, спасибо за стихи, в ожидании новых подарков.

Сергей!
Счастлива прочесть Ваши стихи и отозваться на них.
Но сначала, если позволите, два слова Людмиле.
В отзыве на предыдущее стихотворение Людмила высказала своё неудовольствие по поводу отсутствия души в нём. Сегодня претензии нашей коллеги по поводу стихотворения (а может, и всего творчества?!) как слишком умного, а поэзия - и тут она ссылается на Пушкина - должна быть "глуповата".
Я не знаю, заметила ли сама Людмила, что её позиция очень сближается с позицией С.Малышевой, которая в Лит. салоне высказалась в том духе, что интеллект в поэзии скрывает бездуховность.

Для меня Ваши стихи, Сергей, образец интеллектуальной (в подлинном смысле философской) лирики . Как стихи Баратынского, Вяземского, Фета и Тютчева, Бродского.
При этом в них я чувствую душу, которая себя выражает прежде всего в приятии мира - живого, насыщенного предметами и людьми, тоже живыми, во плоти и крови (вязкие дожди, шершавая жара, полдень созвучья и лада, ливень строптивей мустанга, виснут висмутом, аттический корень и аттическая пристань, плоть жары, а образ песочных часов - символа времени - нарисован так, что хоть переписывай всё стихотворение!)

Многие из нас так же ощущают жизнь, но далеко не многие передают эту сущность природы, предметов, людей - того, что называется живой и неживой природой. У Вас она -вся! - живая. Её формы, цвета, запахи и вкусы рисуются не абстрактно, а так, что всё это видишь, чувствуешь, ощущаешь в тактильных ощущениях, на вкус и цвет. Иными словами, Вы умеете передать душу всего того, что видите, слышите, пробуете. И каждому ощущению дано слово-название, да такое, что предмет предстаёт многомерным и даже в своём движении в пространстве и времени.

Я так и близко не могу, и потому я вдвойне счастлива, что могу читать такое и могу отозваться.

Во всех трёх стихотворениях присутствует хронотоп - место и время происходящего. И сразу попадаешь в неповторимый мир и из сегодня обязательно путешествуешь в прошлое. У Вас эта связь - прошлого и настоящего - нерасторжима и естественна. А выражено это столь просто и ёмко, что присуще только подлинному мастеру. Так, например, "работает" эпитет "аттический" в двух стихотворениях.

Ваша влюблённость в жизнь, в природу, в предметы и людей говорит и о большой душе, и о большой мудрости.

Вам нельзя подражать, но можно просто читать и повторять Ваш путь проникновения в сущность мира.
Спасибо!
А.М.

Не посетуйте, но ...
Пожалуйста, поставьте запятую в первом предложении второго стихотворения - перед союзом И, соединяющим два простых предложения в сложное.

После Аси Сапир просто нечего добавить по чудесным стихам, Сергей!
Их можно только повторять... (!!!)

А насчёт Боратынского вроде было постановление, что он теперь БАратынский? В моём, по крайней мере издании...
:)

Когда здесь был кефинский эйялет,
С луной дружил турецкий минарет,

А до него воинственный Милет
тут эллинский оставил древний след…

и Понт Эвксинский слизывал песок,
попавший генуэзцу на мысок …

здесь продавались крепкие рабы-
славянский мир страдал от татарвы…

Славяне, впрочем, позже отыгрались,
но непонятно, для кого старались…

Замечательные стихи, Сергей!
Удовольствие Вас читать, спасибо!
С уважением и теплом,

Серёжа,
Это глинтвейн.
И пряно, и хмельно, и градус подходящий!
:)