Джон Донн. Благочестивые сонеты. Сонет 1.

Дата: 22-01-2007 | 11:07:02

Holy Sonnets. John Donne. (1572-1631)

1

Tho has made me, and shall thy work decay?
Repair me now, for now mine end doth haste;
I run to death, and death meets me as fast,
And all my pleasures are like yesterday.
I dare not move my dim eyes any way,
Despair behind, and death before doth cast
Such terror, and my feeble flesh doth waste
By sin in it, which it towards hell doth weigh.
Only thou art above, and when towards thee
By thy leave I can look, I rise again;
But our old subtle foe so tempteth me
That not one hour myself I can sustain.
Thy grace may wing me to prevent his art,
And thou like adamant draw mine iron heart.


1

Меня Ты создал, и твой труд сгниет?
Приди, Господь, - мне смерть уже видна;
Я к ней спешу, ко мне спешит она,
И в прошлом – радости, и страх гнетет.
Мутится взор, и ясен мне исход;
Передо мною только смерть одна,
И немощная плоть изнурена
Грехом, который в ад меня влечет.
Лишь Ты на небе, и, когда столь благ,
Что дашь Себя мне зреть – я воскрешен,
Да искушает столь хитро наш враг,
Что не поможешь Ты – осилит он.
Будь мне магнитом, отврати искус, -
К Тебе железным сердцем притянусь.

Этот мой очередной вариант перевода "Благочестивых Сонетов" Джона Донна, выполнен в сотрудничестве с Александром Ситницким, который был мне критиком и консультантом.
Без его терпеливой помощи и въедливой критики, моя
работа вряд ли состоялась бы в том виде, в каком я теперь предлагаю ее
на суд читателя. Выражаю ему свою самую искреннюю признательность.

Валера!

Я не очень склонен к критическим высказываниям, но здесь, наконец-то увидел не только ковыряние в частностях, но и начало принципиального разговора о проблеме перевода вообще. В этой работе я увидел, что ты уже не готов в угоду скрупулёзной точности
жертвовать формой, звуком, выигрышной метафорой, думаю, что и к женской рифме при переводе с английского ты придёшь. А ведь, помнится, ты называл это недопустимой отсебятиной. Но в отличие от многих других я оцениваю это «раздолбайство» со знаком «плюс».
Несколько замечаний:
1. Если уж ты начал писать местоимения, определяющие Бога с заглавной буквы, то и слово «Твой» в первой строке исправь.
2. Вторая строка – местонахождение Всевышнего в пространстве или эфире, мне кажется, пока ещё не определено, а иные отводят Ему место в сердце (!!!), поэтому «приди», «спустись» и т. д. мне кажется неуместным, имеется вполне уместное в таком случае «явись»
Разговор о том, видна смерть или нет, вдали или вблизи беспочвенен, ибо речь идёт о кончине, которую мы не видим, а чувствуем по неким внешним проявлениям, о которых автор говорит ниже.
3. «Течёт, глаза мне застилая, смертный пот» - вот почему он чувствует , что смерть мчится к нему, а он к ней поспешает! И то, что Портер называет отсебятиной, здесь является если не необходимым, то, во всяком случае, уместным уточнением. Однако, в свете этого уточнения слово «видна» из второй строки нужно решительно вымарывать! Ведь в оригинале в этом эпизоде сказано, что он «тусклым взглядом не в силах обозреть свой путь»
4. Шестая строка – отчаяние не ассоциируется с мглой, гораздо ближе «тьма», «мрак».
5. Под грузом греха в ад отправляется, как это ни прискорбно, душа. Это ляп. Но здесь легко выкрутиться записав строку , к примеру, так: «Грехом, который в ад МЕНЯ влечёт», оставив дотошному читателю самому думать, что попадёт в ад – дух или плоть.
6. В соответствии с пп 2 девятую строку я бы записал так: «Над нами Ты один…», ибо «над нами» - это ни сверху, ни снизу, ни сбоку – это «превыше».
7. Далее просто здорово. Только слово «когда» в девятой строке действительно предполагает многократные явления Господа автору, я бы записал: « Над нами Ты один, и коль даёшь…», а козни сатаны и Господь как единственный заступник обыграны блестяще.
8. Вот с двумя последними строками у тебя проблема. С одной стороны – замечательная метафора с магнитом взамен авторского адаманта, с другой – два ляпа, один стилистический: «Ты, как магнит мне…» - это от Лукьяного, второй смысловой: «отврати искус» - не Господь отвращает искусы, а сам человек, посредством веры, ведь в оригинале в этом плане полный порядок: «Твоя благодать – мои крылья для преодоления искуса, Ты словно адамант притягиваешь моё очерствевшее сердце»!
В целом же, я присоединяюсь к Ситницкому к оценке этой твоей работы, это действительно шаг вперёд.
С уважением и как обычно с интересом.
ИГОРЬ.

Валерий,

я не буду комментировать точность перевода. Тут столько специалистов по Донну :) Скажу как читатель поэзии. Точность - это хорошо. Но жертвовать буквализмом ради качества русского стиха не стоит. Ваши прежние переводы были может менее точны, но они дышали поэзией. Теперь, под влиянием Ситницкого, Вы ударились в передачу точности буквальной, жертвуя другим. Поэтической точностью. Не яркий, не выразительный стих, не передающий мощи и красоты стиха Донна, а только содержание - это ли нужно для русской поэзии. Тогда лучше подстрочники писать, как делает Ситницкий, то есть прозаический перевод в стиле англоязычной методы перевода поэзии. Поэтический перевод - прежде всего "поэтический", а во вторую очередь "перевод". Если не пытаться выразить поэзию, тогда зачем переводить стихами.
Вернитесь в прошлое. Направьте все свои способности на поэтическое творчество, а не то, чтобы как можно больше текста подстрочника уложить в версификацию.

С уважением к Вашему таланту,

АЛ