Р. Фрост. КВАКУШИЙ РУЧЕЙ

Ручей к июню замер и затих.
Нуждались в нем, но где ж его найти?
Быть может, он подземные пути
Теперь избрал (и квакш увел своих,
Чей хор в тумане различали мы,
Как призрак колокольцев и зимы) –
Иль в стебли бальзаминов негустых
Вошел – что ветром гнутся до земли,
Обратно водам тем, что тут текли.
А ложе мертвой устлано листвой,
Теряющей от зноя облик свой.
На взгляд чужой ручья тут больше нет,
И только память посылает весть
Нам от ручья, что в песнях не воспет.
Что любим, любим мы таким, как есть.


HYLA BROOK

By June our brook’s run out of song and speed.
Sought for much after that, it will be found
Either to have gone groping underground
(And taken with it all the Hyla breed
That shouted in the mist a month ago,
Like ghost of sleigh-bells in a ghost of snow) —
Or flourished and come up in jewel-weed,
Weak foliage that is blown upon and bent
Even against the way its waters went.
Its bed is left a faded paper sheet
Of dead leaves stuck together by the heat —
A brook to none but who remember long.
This as it will be seen is other far
Than with brooks taken otherwhere in song.
We love the things we love for what they are.

шумел камыш, деревья гнулись
о чём это я?
ах, да, простите, Александр,
по моему скромному мнению, камыш несколько отличается от растения, описываемого Фростом, - см. http://2bnthewild.com/plants/H258.htm
и не будете ли Вы так любезны привести Ваш подстрочник,
спасибо,
с Новым годом,
с БУ