Век Пастернака ( венок сонетов)

Дата: 22-11-2006 | 19:48:17


1

Бурлящий юбилейный век
Войдет в историю двадцатым,
В нем будет жалок человек,
В нем не спасут щиты и латы.

Предъявит он жестокий чек,
Потребует такой оплаты,
Что даже царские палаты
Падут на петроградский снег.

И развернутся перед нами
Картины яростных атак.
Скуластый мальчик Пастернак
Глядит огромными глазами.

И век сквозь лихолетий дали
Открыть готов свои скрижали.

2

Открыть готов свои скрижали
Для записи тяжелых дат,
Чтоб много позже все узнали –
Он – век-поэт и век-солдат.

А что – поэт? Пред ним предстали
Одежды из одних заплат,
Искрящихся надежд закат,
Свечей огарки в старом зале.

«Февраль. Достать чернил и плакать!»,*
Поэту чуть за двадцать лет.
Откуда, из каких замет
В душе «грохочущая слякоть»?

Век начинает свой разбег
Рожденьем будущих калек.

-------------------------
*«Февраль. Достать чернил и плакать!», 1912

3

Рожденьем будущих калек
И жертв иных, их миллионы.
Тот переполненный ковчег
Везет багаж – мольбы и стоны.

И вновь вопрос – далекий брег
Когда свои представит склоны?
Надежд разбитых – эшелоны,
Погостов горестный ночлег.

Пока что тишь. Нет перебранки,
Раскинул мир свои крыла.
«Размокшей каменной баранкой
В воде Венеция плыла»*

Еще ипритом не пугали
И посвистом свинца и стали.

--------------------
* «Венеция», 1913

4

И посвистом свинца и стали
Еще не полнится Земля,
Еще поля собой питали
Вокруг лежащие края,

Над речкой ивы зависали
И, чуть дыханье затая,
Листвой резною шелестя,
Дубки к себе рябинок звали.

И лихолетье не настало,
Еще на небе звездопад,
«Жуками сыплет сонный сад»*
Создав из бронзы опахало.

И под эгидой картотек
Стихи в тиши библиотек.

--------------------------------
* «Как бронзовой золой жаровень…», 1912

5

Стихи в тиши библиотек –
Потомком стен александрийских,
Где древний и ученый грек
Хранил пергаментные списки.

Среди своих седых коллег,
Средь стеллажей далеко-близких
Лежат посмертные записки
Под сенью красноватых век.

В них – ритм шагов и бег копыт,
В них – море слез, людских страданий.
«Стихи слагаются навзрыд»*
Предтечею воспоминаний.

Увы, привычные печали
Покоем прежним не дышали.

-------------------------
* «Февраль. Набрать чернил и плакать!», 1912

6

Покоем прежним не дышали
Стихи тех довоенных лет.
В упрямом грозовом накале
Вставал двадцатого рассвет.

Листки календарей слетали
Предвестником грядущих бед.
Несчастьям оправданья нет,
За что же целый век в опале?

Нет, этот век не канет в Лету,
Готовит он страданий ком.
И уготовлено поэту
«Пройти его во весь объем»*

Кончалась жизнь в блестящем зале,
Альтернатива – жизнь в подвале.

--------------------------
* «Сегодня с первым светом встанут…», 1913

7

Альтернатива – жизнь в подвале,
Но прежний слышится мотив,
Стихи из-под пера бежали
Сплошным ручьем альтернатив.

«Быть иль не быть?» – они взывали,
Надежды тени воскресив.
Куда бежать? Под сень олив?
Иль в Марбург? Не переставали

Клубиться мысли в чудных сказах,
Чтоб лечь загадками на стол.
«Шопена траурная фраза
Вплывает, как больной орел».*

Как в бездне тонущий спардек,
Со смертью взапуски забег.

-------------------
* «Баллада», 1930

8

Со смертью взапуски забег,
С косою смерть бежит ретиво.
…Ехидно повторял генсек:
«Быть знаменитым некрасиво!»*

Очнись, поэт, от прежних нег,
Ты сам предвидел прозорливо,
Как потешается глумливо
Век-костолом, век-дровосек.

«Что же сделал я за пакость,
Я, убийца и злодей?
Я весь мир заставил плакать
Над красой земли моей».**

И продолжал собою быть.
Теченье мысли не убить.

------------------------
* «Быть знаменитым некрасиво…», 1956
** «Нобелевская премия», 1959

9

Теченье мысли не убить,
Когда в нее такое влито,
Когда тебя связала нить
От писем «Лейтенанта Шмидта».

Неугомонна века прыть,
Она опять глядит несыто,
Десятилетий мрачных свита
Заставит кровь в виске застыть.

Опять грозой пропитан воздух
И порохом чревата даль
«Уже рябили ружья в козлах
И пухла крупповская сталь».*

И в жутких снах земля пылала,
Еще такого не бывало.

----------------------------
* «Двадцать строк с предисловием»
(зачаток романа «Спекторский»), 1925

10

Еще такого не бывало,
И не упомнит календарь
Громоподобного металла,
Поднявшего в полнеба гарь.

Войны отравленное жало.
И на разрушенный алтарь
Глядит безумный пономарь
Глазами лодки без причала.

Двадцатый век, угроза людям,
Век, что неправдою храним.
«И мы пощажены не будем,
Когда ее не утаим».*

Какое выдержит забрало
Разящий взмах руки с кинжалом!

----------------------------
* «Волны», 1931

11

Разящий взмах руки с кинжалом,
Казалось бы, уже не встать,
Но человечество читало
Его последнюю тетрадь.

А век уже дышал устало,
Ушли полки за ратью рать.
Хотелось целый мир объять,
Весь мир объять – и все же мало!

И как в далеком «Феврале»
Его строка чудесно пела:
«Свеча горела на столе,
Свеча горела…».*

Свеча горит! И стоит жить!
Не в силах жертву сокрушить.

--------------------------------
* «Мело, мело по всей земле»
(Зимняя ночь), 1948

12

Не в силах жертву сокрушить
Ни брань, ни вздорные наветы,
Но как все эти пережить
Этапы жуткой эстафеты?

Осмыслить заново? Забыть?
Иное сочинить либретто?
Другое кредо у поэта –
Дорогу к сути проложить.

«До сущности протекших дней,
До их причины,
До оснований, до корней,
До сердцевины».*

И это – не обычный шаг,
А мужество – бессмертья знак.

------------------------------------------
* «Во всем мне хочется дойти…», 1956

13

А мужество – бессмертья знак,
Где совесть, жертвенность, отвага.
И он бесстрашно поднял флаг
Строкою «Доктора Живаго».

И – понавешали собак,
Ведь эта вещь – не просто сага,
Страниц живительная влага –
Какая пища для писак!

« Я пропал, как зверь в загоне,
Где-то люди, воля, свет.
А за мною шум погони,
Мне наружу хода нет».*

В несчетный раз – художник-враг,
Который светит, как маяк.

-----------------------------------
* «Нобелевская премия», 1959

14

Который светит, как маяк
В густом, удушливом тумане.
Но снова попадут впросак
Его враги в жестоком клане.

Опять стихи рассеют мрак
И после несусветной брани
В своей лирической нирване
Восстанет гордый Пастернак.

А на поля ложится тень
Под новым знаком Зодиака.
«И дольше века длится день»*
В стихах поэта Пастернака.

Ведь их зачислил в свой отсек
Бурлящий юбилейный век.

-------------------------------
* «Единственные дни», 1956

МАГИСТРАЛ
(акростих)

Бурлящий юбилейный век
Открыть готов свои скрижали
Рожденьем будущих калек
И посвистом свинца и стали.

Стихи в тиши библиотек
Покоем прежним не дышали,
Альтернатива – жизнь в подвале,
Со смертью взапуски забег.

Теченье мысли не убить,
Еще такого не бывало.
Разящий взмах руки с кинжалом
Не в силах жертву сокрушить.

А мужество – бессмертья знак,
Который светит, как маяк.








Здравствуйте, Марк!
Поздравляю, примечательный получился венок. Особенно хороша идея вплести в сонеты цитаты из Пастернака, а в магистрал - акростих.
Вот несколько мелких замечаний:
1.В сонете 3 напрашивается перенос ударения "Когда представит свОи склоны".
2. В сонете 4 тоже: "МирнО лежащие края".
3.Цитата катрена из Пастернака нарушает ритм, в ней 4-стопный хорей.
4. В сонете 11 опечатка в слове Разящих, надо Разящий.
5. В сонете 12 в цитате из Пастернака четные строки - 2-стопный ямб.
6. В сонете 13 цитата из Пастернака нарушает ритм, в ней 4-стопный хорей.

Проблему с цитатами Вы, конечно, сами видите, и вряд ли будете что-нибудь исправлять, остальное желательно бы исправить.

С уважением, ЛП

Тогда Вы, Леонид, безусловно правы. я думал , что речь шла о 4 сонете.
С венком Инны Лиснянской я хорошо знаком, очень сильное произведение, недаром оно удостоено Государственной премии.
В январе 1999 года я был в гостях у Инны Львовны Лиснянской и Семена Израилевича Липкина в их квартире на улице Усиевича и подарил свои венки. Помню, Инна Львовна сразу же строго спросила:"А форма соблюдена?" - и затем, прочитав несколько сонетов, сказала:"Да, здесь все в порядке". Не скрою, мне было очень приятно услышать такое из уст Мастера.
В тот день я пробыл в гостях примерно 3 часа и узнал много интересного, особенно от Семена Израилевича. Он делился воспоминаниями о многих поэтах. Я , увидев в книжном шкафу большой портрет Бунина, спросил, не видел ли Семен Израилевич Ивана Андреевича "живьем". "Видел",- отвечал Семен Израилевич,- "Папа водил меня на вечер Бунина в 17 или 18 году, это было в Одессе, но я запомнил лишь то, что публика очень громко аплодировала!"
Вот какие воспоминания вызвала у меня, Леонид, Ваша реплика о венке И.Лиснянской "Госпиталь лицевого ранения"...
С пожеланиями всего наилучшего,
М.Л.

Замечательный венок.
Выдержаны и стиль, и дух Пастернака.
Получила море наслаждения. По ходу чтения венка сонетов почитала ещё стихи Пастернака, строки из которых вплетены в венок. Некоторые, к своему стыду, читала впервые.
Поздравляю Вас Марк!
Скажите, пожалуйста, издавали ли Вы свои венки сонетов в книжном варианте? Если "да", нельзя ли как-то пробрести книгу?

С уважением,

Спасибо. Особая прелесть в том, что в этом венке строки Пастернака очень хорошо себя чувствуют, и этим все сказано.
Е.Д.