Из давних стихов… (Рекомендованное)

Дата: 06-05-2024 | 04:07:54

Не ускользай из памяти моей

удушливой безликостью забвенья.

Бессмысленную пустоту ночей

наполни до последнего мгновенья

теплом улыбки, светлой грустью глаз,

чуть различимой музыкой молитвы

к Всевышнему о несмышленых нас…

О сыновьях, сгоревших в пекле битвы,

проклятьями безжалостной войне,

кровавым палачам за смерть и муки…

 

- Не умирай забвением во мне –

Шепчу я бабушке, сквозь тридцать лет разлуки.

 

                                                              09/26/2011.

 

**

 

Поэт читал стихи о Холокосте,

а позади меня, в уютном зале,

две дамочки негромко щебетали,

одна – другой:

- Ах, надоело, бросьте,

и  что мы за народ такой - евреи?

Ну, сколько можно? Всё одно и то же…

А у меня озноб бежал по коже –

нет от забвенья предков панацеи.

Что им мечты, исчезнувших навеки

в концлагерях или еврейских гетто?

Всё это было так давно и где-то…

Но видел я, как набухали веки

моей соседки справа злой слезою

не ею прожитой смертельной боли.

И волосы её, чернее смоли,

казалось, покрывались сединою.

 

                                                  06/18/2011.

 

**

 

Печальный старый еврей

чуть слышно играет на скрипке,

для близких безмолвных теней,

замерших у калитки.

Половина печной трубы

и частично забор уцелели

под ударами страшной судьбы,

под напором свинцовой метели.

 

 

Печальный старый еврей

чуть слышно играет на скрипке.

Нет ни жены, ни детей,

ни стонов, ни слёз, ни улыбки.

Нет ничего, пустота,

что имел - забрала война.

Жизнь до предела проста –

чёрный хлеб, бутылка вина.

 

 

Печальный старый еврей

чуть слышно играет на скрипке.

Но звуки слышней и слышней,

и пальцы по-прежнему гибки.

Печальный старый еврей…

Вокруг никого, пустота.

Печальный старый еврей…

А ему ещё нет и полста.

 

                                                01/27/2011.

 

 

**

Он шёл по мосту в никуда.

Скрипел под ногами настил.

Тёрлась о сваи вода…

Господи, как он любил

этот проклявший его мир –

мир рухнувших в смерть надежд.

Полицая чёрный мундир,

(гнуснейшая из одежд),

оттенялась солнечным днём,

в спину дышал автомат,

готовый плюнуть огнём…

Его растерянный взгляд

нежил в последний раз

места, где его убьют.

Сколько осталось? Час?

Или, может быть, пять минут?

Неподвижно весит стрекоза-

крылья опёрлись на свет.

Вода в реке – как слеза,

он прожил здесь столько лет.

Знакомые облака -

похожи на стадо овец.

Здесь корнями ушли в века

и прадед, и дед, и отец.

Кукушки размеренный счёт

отмеряет другому года.

Остался последний пролёт

и он шагнёт в никуда.

Как свежи за рекой луга –

не ему в них косить траву.

Но будут стоять стога

и коровы мычать в хлеву.

Всё останется так, как есть –

запах хлеба, дым из печей…

Да падёт забвения месть

на головы палачей.

 

                                    09/14/2011.

 

**

 

Я надышаться не могу

травы пьянящим ароматом.

На свежескошенном лугу,

уткнулся в пулю на бегу,

став неопознанным солдатом.

 

Я лишь один из тысяч тех,

кто распахнул земле объятья.

Убийство -  неподъёмный грех.

Нас не разбудит детский смех,

здесь вместе и враги, и братья.

 

Здесь каждый обретёт покой

и каждому найдётся место.

Нас мёртвой окропит водой

и вдаль поманит за собой

одна, на грешных нас, невеста.

 

Ей всё равно, кто б ни был ты -

мы все равны перед судьбою.

Там, в царстве вечной темноты,

за горизонтами мечты,

смерть станет каждому женою.

 

Одной на всех, и нет верней

её, избравшей нас навеки.

Мы станем пищей для корней,

мир станет нами зеленей…

Как быстро тяжелеют веки.

 

                                            08/30/2012.

 

**

Мы брели, который час подряд,

а вокруг, свежи и толстопузы,

зрели, словно утешая взгляд,

кровь земли вобравшие арбузы.

 

Конвоиры чавкали глумясь,

как зверьё клыками рвали мякоть.

И бросали нам под ноги, в грязь,

сочные куски. Хотелось плакать.

 

Мой сосед не выдержал, присел,

к лакомству протягивая руки…

Выстрел, словно плеть, коснулся тел,

обречённых временем на муки.

 

Он лежал, распластанный в грязи,

равнодушный к отболевшей боли.

Конвоир скомандовал: ''Грузи!''

И добавил: ''Ну, оглохли что ли?''

 

Мы его подняли над землёй,

бросили обмякшим кулем в кузов.

Всхлипывало эхо над бахчой

полосатых, как и мы, арбузов.

 

                                      09/30/2012.

 

**

Вы не успели домечтать,
допеть, дожить.
Вы так хотели кем-то стать,
а вышло быть.
Быть недописанной строкой
письма жене.
Быть оборвавшейся судьбой
на той войне.
Быть поднимавшимися в рост
среди огня.
Быть отблеском погасших звёзд
внутри меня.

 

                                              05/09/2012.

**

 

Лист кленовый, упавший шуршаньем под ноги,

я поднял и приладил булавкой к плащу.

Он мне станет надёжною картой в дороге -

по прожилкам на нём я к вам путь отыщу.

Он похож желтизною на Звёзды Давида

на одеждах евреев идущих к черте.

В нём на осень-разлучницу злая обида,

и надежда на чудо в безумной тщете.

 

Я иду сквозь толпу безразличных вниманий,

обречённый другими на смерть человек.

За плечами лишь груз накопившихся знаний,

и короткий, едва ли начавшийся век.

Я иду вместе с вами к последнему краю,

я сползаю в телами наполненный ров.

Я уже не живу, не люблю, не мечтаю.

Не шепчу неумело молитвенных слов.

 

Я ещё не остыл, став забвеньем и прахом,

но уже остываю в горячей крови.

И душа, воспарив над безумьем и страхом,

тихо шепчет далёкой любимой: ''Живи.''

Лист кленовый, упавший шуршаньем под ноги,

я поднял и булавкой приладил к плащу.

Он мне станет надёжною картой в дороге.

По прожилкам на нём я ваш след отыщу.

 

                                                      05/02/2014.

 

**

Он шёл по чужому знакомому городу

сквозь собачий заливистый лай,

Слова молитвы падали в бороду:

- Барух, Ата, Адонай.

Не возносились, а именно падали,

Адресат был суров и глух.

Непонятно откуда – из Рая, из Ада ли

вниз летел тополиный пух

 

                                                  06/14/2015.

 

**

Над пепелищем оседает дым,

трава вокруг пожухла от пожара.

Мир в одночасье стал, как лунь седым,

состарившись безумием кошмара.

Ещё вчера в нём ветер шелестел

прогретой за день яркою листвою.

И было столько неотложных дел,

что на века хватило бы с лихвою.

Вчера, такое страшное вчера…

Местечко наводнили люди-звери.

Вчера здесь щебетала детвора,

вчера не запирались на ночь двери.

Стал прошлым мир незапертых дверей…

Торчат полуразрушенные трубы

покрытых чёрной копотью печей,

потрескались иссушенные губы.

Глаза пусты – в них не осталось слёз,

душа мертва – в ней не осталось боли.

В июньский день декабрьский лёг мороз

горячим пеплом на ржаное поле.

Единственный оставшийся в живых

стоит над мёртвым миром изваяньем.

И плачет ветер в небесах слепых,

до самых звёзд наполненных страданьем.

                                                         09/20/2011.




Аркадий Шляпинтох, 2024

Сертификат Поэзия.ру: серия 1275 № 182523 от 06.05.2024

Рекомендованное | 15 | 15 | 265 | 15.06.2024. 19:56:09

Произведение оценили (+): ["Игнат Колесник", "Надежда Буранова", "Моргунова Елена", "Ашот Наданян", "Кохан Мария", "Александр Закуренко", "Виктор Брюховецкий", "Барбара Полонская", "Владислав Кузнецов", "Бройер Галина", "Екатерина Камаева", "Алёна Алексеева", "Владимир Мялин", "Владимир Старшов", "Светлана Ефимова"]

Произведение оценили (-): []


Да, прошли по всем закоулкам ада...

Спасибо, Светлана! Самое страшное – это был рукотворный Ад.

Замечательно непосредственно, Аркадий.  Преклоняюсь перед страданием народа терпеливого и неунывающего. Своё Черкизово деревянное вспомнил:

Еврейская мелодия

Ласточка летит под синагоги
Жестяной и низкий скат…
Был я беден грошами, убогий:
Был я песнями богат.

Одуванчик облетал в июне;
Я ж играл на скрипочке глухой…
Ласточка гнездилась, говорунья,
Лепетала под стрехой.

Деточек кормила, как Рахилья,
Песенкой июньскою звеня…
Пятитонка заносила пылью
Котелок мой чёрный и меня.

Здравствуйте, Владимир! Замечательная у Вас мелодия! Знаете, всегда радуюсь, если мои стихи перекликаются со стихами других. Когда в стихах других,  нахожу созвучное написанному мною. От таких созвучий становится теплее. Возникает ощущение живого общения, даже если далеко не всегда и говоришь об этом автору. Спасибо Вам за поэзию!

Аркадий!
каждое из этих стихотворений могло бы украсить конкурс; в каждом из них целая жизнь, наполненная радостью Божьего света и горечью человеческой тьмы; каждое -- от души, простое и трогательное. и никакими оценками не оценить, неоценимое.

Спасибо, Алёна! Конкурс ко Дню Победы Советского народа (прежде всего) и союзников над фашизмом и стал поводом собрать стихи разных лет, на эту страшную тему. Победа над силами тьмы – светлый праздник! Всё моё детство и юность прошла рядом с теми, кого позже назвали ветеранами. Какие же они были молодые, эти ветераны. Как мы, дети, старались подражать им. Завидовали их наградам. Примеряли на себя их подвиги…

И только став достаточно взрослыми, начинаем примерять на себя ужас, боль, безнадёжность, выпавшие на долю наших близких. Уже почти не осталось в живых участников тех событий, но есть мы, которые знали о случившемся из первых уст. Потом… потом будут предания. Так устроен мир. Боль будет отзываться ещё очень долго. Но она будет восприниматься не так остро. Если мы, и те, кто будет потом, не позволим всему повториться.   

Аркадий, читать такие стихи - честь для читателя. И напряжённая внутренняя работа. Чрезвычайно пронзительна воспринятая боль в каждом из них. До глубины криков, продолжающих слышаться где-то в пульсе той крови, которую зверь не осилил до последней капли. И одновременно всё это смягчено. Теми, кто погиб. Словно их души окутали тонкой дымкой время над этими стонами. Потому что не ради того, чтобы жили с болью, но чтобы помнили и ценили Жизнь.

Апрельский ТОП закрыт два дня назад. Но будет майский. И я вернусь к Вашим стихам.


Эти строки хочется процитировать:
**
Он шёл по чужому знакомому городу
сквозь собачий заливистый лай,
Слова молитвы падали в бороду:
- Барух, Ата, Адонай.
Не возносились, а именно падали,
Адресат был суров и глух.
Непонятно откуда – из Рая, из Ада ли
вниз летел тополиный пух


Спасибо, за каждое стихотворение

Спасибо, Екатерина! Я вырос среди людей испытавших ужасы революций и войн на себе. Сколько выпало на их долю – никакой фантазии не хватит представить. Самая буйная фантазия не сравниться с их реальностью! Я часто обращался и обращаюсь к теме войны, страданий, потерь… Почти всегда после таких обращений долго ''болею''. Сам себе говоря, хватит. Но потом что-то опять захлёстывает. Это может быть хороший правдивый фильм, книга, разговор, чьё-то стихотворение… Почти ушедшее поколение научило нас ценить эту жизнь. Иначе и быть не могло. Они-то знали цену жизни. Они заплатили за это знание самую высокую цену. Я задавал папе тысячи вопросов. А сейчас понимаю, сколько не сообразил спросить. В 45-м, уже после победы, папе в аварии перебило позвоночник. Выжил чудом. Знаю мельчайшие детали случившегося. Знаю, что два месяца лежал привязанный к доскам. Знаю как отказался комиссоваться и разыскал свою часть… А что он чувствовал, когда пройдя войну без серьёзных ранений, в 22 года оказался на грани жизни и смерти. С огромной вероятностью остаться парализованным…  О чём он думал в своей неподвижности сутками… Не спросил… Уже не спрошу. Могу только попытаться представить. Но и представить страшно. Вечная память и погибшим, и выжившим!

Отдельное спасибо за ссылку.

Проникновенно, Аркадий.
Немножко наложилось на проходящий Конкурс.
Хотя и конкурс - не точное объективное название .
Есть смысл в том, чтобы эта подборка разместилась отдельно, на авторской странице.
Мне сложно это комментировать... Я всякую социальную сплоченность по национальным признакам привык считать признаком апокалипсиса. Иное - семья, родня, ближний круг... Понятно, я хорошо устроился - не знаю - кто я, и знать не стремлюсь.
Все истинные ценности в нашей жизни естественно проецируются на нас от достойных людей. Исходят от них и переносятся на следующие поколения.
Это так же очевидно, как то, что национальная идея - гарантия неминуемой беды..
Достойно, Аркадий. 
 

Здравствуйте, Владислав.

Да, наложилось на конкурс. Точнее – конкурс стал отправной точкой. Не возьмусь судить, хорошо или плохо сплочённость по национальному признаку, на  своём опыте могу сказать, попытки ассимилироваться, всегда заканчиваются тем, что находится кто-нибудь, кто обязательно напомнит кто ты, и в чём виноват. Пытаюсь, как Вы выразились, ограничивать свою жизнь ближним кругом. Иногда удаётся, но ненадолго.  Убедился, что возможно сосуществование разных культур, традиций в достаточно плотных контактах. Но это если уровни цивилизованности примерно одинаковы. Надеюсь следующие поколения будут умнее и добрее нас.

Спасибо за добрые слова!

Здравствуйте, Аркадий. Сильные стихи, спасибо. Надо вспоминать ужасы Второй Мировой, хотя тяжело и хочется внутренне закрыться.. Но если закроешься, то закроешься и от тех своих близких, любимых, кто прошёл через ад.

У меня только одно стихотворение о войне, мне было физически плохо после того, как его написала.
Наверное, больше и не смогла бы. О ком же, как не о бабушке..https://poezia.ru/works/119747
Из мужчин, ушедших воевать, никто живым не вернулся.

Здравствуйте, Мария! Сколько раз мы возвращаемся к теме близких. Как Вы говорите, пока мы помним – они живы. Жутко, но необходимо помнить, пока есть кому помнить. Пока не стало преданиями. Надеюсь, однажды соберу наши воспоминания о близких в отдельную папку. Увесисто получится. Спасибо за стихотворение. Я помню это стихотворение. Светлая память погибшим! Будем помнить!.

Спасибо!

Спасибо, Аркадий. Цикл Ваших стихотворений читается на одном дыхании. И сразу переносишься в то страшное время, в котором пришлось жить нашим родным. И не важно, еврей ты, русский или какой-то другой национальности - ужасы войны для всех одинаково бесчеловечны и страшны. Вспомнила рассказы своего отца, который встретил войну подо Львовом молодым солдатом, отступал до Киева, оборонял Киев, попал в плен, бежал... Он рассказывал,  когда немцы гнали колонну голодных, измученных пленных через деревню, то жители бросали из-за заборов пленным кабачки, морковку, тыквы... А немцы стреляли и смеялись.  
И ещё. Недалеко от моего района находится мемориал Малый Тростенец. Там во время войны был "трудовой" лагерь, в котором погибло больше 200000 советских пленных и евреев, которых привозили со всей Европы. А потом убивали и сжигали. Когда ещё не было мемориала, я там находила прикреплённые к деревьям  жёлтые листы бумаги, на которых были напечатаны имена и адреса людей. Все они были из Австрии - Вены. Я сфотографировала, а дома открыла карту Вены, и увидела, что людей вывозили целыми улицами и кварталами. Вместе с правительством Австрии здесь несколько лет назад был открыт памятник этим людям, на котором перечислены имена, а на поле посажены деревья, группами по 6, как символические звёзды. Обо всех ужасах войны надо помнить. И Ваши стихи достойны того, чтобы их прочитало как можно больше людей.

Спасибо, Надежда! Беларусь - моя любовь и боль. Каждый клочок этой земли пропитан кровью и памятью. Минское подполье, партизанщина. Книги И. Новикова перечитаны десятки раз. Имена героев в памяти. Сколько раз бывал в музее ВОВ. Малый Тростенец, Яма, Хатынь, Курган Славы… Разбирал архивы. На фотографиях и немых ещё видео мы с детьми в Хатыни, на Кургане. У памятника в Яме. Последний раз были там с детьми 9-го Мая 1991-го. Дети маленькие, пока не понимают. Сколько же там было людей. Сколько скорби и слёз. Сколько раз бывал в Станьково! Первые мои  фотографии - памятник Марату Казею. Первые детские стихи - о героях войны. Первое более серьёзное – о Хатыне.

Кто не был – тот будет.

Кто был – не забудет…

 

Хранилось где-то на тетрадном листике. Никогда не распечатывал… У меня много на странице собралось о войне. Надо бы организовать страницу, да страшно браться. Но по теме памяти обязательно сделаю. Однажды.

Спасибо Вам за ваши истории. За память. Для меня это глоток родного воздуха. С праздником Вас! Берегите себя.

Спасибо, Аркадий! Пусть сбудется Ваше желание создать страницу Памяти. С праздником Победы Вас и Вашу семью! Мира, здоровья и благополучия!