Прощальный урок эротики (Рекомендованное)

Дата: 10-10-2022 | 01:07:42

E2f0aa59 17b6 42d4 9b65 c37341ba9ca4

Зинаида Серебрякова «Автопортрет»


Неизвестный сонет Петрарки

 

Пусть этот мир замрёт, как толчея

 без дуновенья ветра.

Только я

на все имею право.

Скажем, трогать

ту женщину в саду за теплый локоть,

обычную застывшую Психею,

собравшуюся утром в бакалею

привычною дорогою пешком

за мылом и стиральным порошком,

и точно знать — она пока ничья,

но может стать когда-нибудь моею.

***


Как мы зачали дочку

 

В те времена, когда одной шестой

хватало, чтоб не ездить за границу,

а мать гордилась польскою софой,

впорхнула ты в ненастную столицу,

похожая на юную весну.

И я, как окунь, заглотил блесну.

В тебя влюблялось сходу всё подряд.

В улыбку, в голос, в простенький наряд.

Прохожий.

Дворник.

Лестница.

Квартира

(где ожидалось сотворенье мира).

Сервант в углу косил под итальянца,

паркет по волшебству покрылся глянцем,

а зеркала смущенные — румянцем,

пока плыла ты в спальню стилем ню

по коридору, как по авеню.

И мы... мы завалились на софу.

Притихла кошка где-то на шкафу,

наверно, размышляя об итоге.

Антон плюс Аня!

Пушки наготове!

Тестостерон взбивает эстроген.

И мысль запнулась у твоих колен,

но руки обгоняли скорость мысли.

А за окном ноябрь и шорох листьев.

Потом смеялись, ели мандарины.

—Махнем к моим на праздник, старина?

А старине — семнадцать (до хрена!).

Забыта однокурсница Марина.

—Куда махнем?

—В Одессу!

—В Украину?

Ах, нет, тогда ещё не «в...», а «на...».

2015 год

***


На диком пляже


Упрятав нос в бесстыжий подорожник,

ты отдалась полуденному солнцу.

На этом диком подмосковном пляже

ты белым чайкам кажешься русалкой,

небритому, хмельному рыбаку —

костлявою чудачкой городской,

что и смотреть-то не на что.

Ну вот и несмотри...

По мне—ты слаще,

чем сочная натурщица с Таити.

Забыв про буйство экзотических цветов,

Гоген бы рисовал до исступленья

твои торчащие янтарные соски.

Я завожусь от легкого касанья

пропахшей лугом бархатистой кожи.

И я не одинок. Веселый муравей

уже вскарабкался по маленькой ступне.

Мы с ним готовим тайный план захвата.

Жара сегодня нас не остановит.

Ленивая излучина реки

лишь повторяет контур твоих бёдер...

***


 Прощальный урок эротики


Ну, отлюблю. Но ты же, в самом деле,
не ароматная узбекская халва,
тобой чтоб услаждаться каждый вечер 
с чайком-с. К тому же, может статься,
что и халва однажды надоест.
Теперь возьму и полюблю турецкий кофе 
с французскими пирожными. А ты....

А ты люби того, кого захочешь,
но  только, уж пожалуй, не из тех,
с кем я дружил когда-то, чтобы вдруг
не встретиться случайно на пирушке.
А, впрочем, можешь и с приятелем каким...

Ты будешь в раздевающемся  платье
и, как всегда, без нижнего белья,
не провоцируя. Ты просто так живешь.
Привет-привет…и угнездишься в кресле.

И хочется, отставив чашку кофе,
присесть на полусогнутых, косясь
туда, где я бывал безумно счастлив…

Я кофе, впрочем, с детства не терплю.
Мне чай с халвой узбекской много слаще

***


Он давно проживает с толстушкой — такой хохотушкой! 

Ты скажешь — какой-то смешною простушкой.

Для него же, конечно, красавицей-королевой.

Он за нею не видит даже соседку, что слева

от мусоропровода, рыжую, моложе его лет на тридцать 

(слава Богу, он никогда не слышал, как она матерится).

У него болит поясница.

И кран протекает на кухне.

Он всё ждет, что припрется сантехник

и снимет в прихожей туфли.

 И мечтает, что все вдруг станут интеллигентами.

А она бахвалится формами, перманентом... и

лечит волосы какой-то дрянью.

Аромат — убийственный...

Он все равно называет её своею единственной.

***

 

А ты стареешь как-то не спеша.

Нет-нет! — «стареешь» здесь неприменимо.

Начну я снова:

марочные вина

ведь це ́нны не цветастостью наклеек,

а выдержкой и качеством хранения

в дубовых обожженных рейнских бочках,

насыщенным и благородным вкусом,

и, что важнее, долгим послевкусием.

Я это утверждаю, несмотря,

верней — разглядывая милые морщинки,

что разбрелись вокруг лазурных глаз.

Твой сомелье…

***


Как изобразить старость


«Но тут я на стекло плесну воды,
и женщина взойдет на подоконник»
Юрий Левитанский «Как изобразить весну»

Пусть в окна бьет весенний яркий свет,
а барышне пусть будет двадцать лет,
и будет она щедро-аппетитна,
и тысячи желаний источать, 
а груди будут в стороны торчать, 
как груши,
фаршированные брынзой.
И зеркало начнет отображать,
Как молодость упругая
сочится.
Затем пускай девчонка 
огорчится, 
прыщ обнаружив в месте, 
где ему
совсем сегодня не должно быть места,
которое должно быть интересно
всем женихам 
(не мне же одному).
Но к черту прыщ… 
любуется 
собой 
здоровая, счастливая, 
нагая, 
еще пока и не подозревая,
что скоро возле глаз, 
иль над губой
отыщет с грустью первую морщинку,
под шарфом станет укрывать ложбинку 
меж сникших двух окружностей 
своих,
И вниз сместились уголки у рта...
Но ведь пока
преступно-молода,
И, возвращаясь затемно домой,
пресытившись желанной «взрослой» встречей, 
глядит на звезды юный человечек, 
бесстыже-незатейливо-смешной.
И взгляд ее, скользнув по темным окнам,
споткнётся на единственном 
окне,
чуть освещенном приглушенным светом –
с зеленым абажуром в глубине 
мансарды, с любопытством обнаружив, 
конечно,
хрупкий женских силуэт… 
Та женщина не любит яркий свет…
Лишь полумрак способен передать 
богатство цветовой 
нюансировки…
Та женщина не смотрится 
в трюмо 
Она старуха. И уже давно… 
как древняя морщинистая фреска 
работы Джотто из Капеллы Барди… 
Пора прощаться, 
только больше не с кем...

*** 


На Прачечном мосту

 

На трехпролётном Прачечном мосту,

веками прополощенном дождями,

доверчиво знакомимся губами,

пока июльский ливень превращает

твое тугое платье в невидимку,

но нам до этого и дела вовсе нет.

Для нас ничто сейчас не существует,

помимо губ...

А мост к таким, как мы,

давно привык.

Его нам не смутить.

Ведь он живёт масштабами столетий.

Его с утра заботит непогода.

Но ты не можешь не влюблять в себя мосты...

Когда смягчится каменное сердце

и чувственность войдет в его проемы,

тогда люкарн фасетные глаза

чудесно нас с тобой запечатлеют

на пленке времени, которую затем

проявят — и за хвостик на прищепку

гирляндою подвесят для просушки...

Вот так и будем сохнуть друг по дружке

на этой плёнке до скончания времён.

 




Александр Шведов, 2022

Сертификат Поэзия.ру: серия 924 № 170469 от 10.10.2022

Рекомендованное | 2 | 4 | 689 | 06.12.2022. 20:46:18

Дорогой Саша...
До эротики можно допускать избранных из избранных...
Большинство писателей существуют в примитивной системе координат - поиметь-трахнуть... Нет... Тогда опишу. Всех их нужно гнать подальше.
И приоткрывать понемногу, но вовремя приостановиться - тоже не эротика.
Вот когда пацан в детском саду влюбляется в воспитательниц. Тайно и безнадежно... Что-то в этом есть.
Тебе дано - ты и пиши. Тебе можно.
А научить этому нельзя.
Хорошая у тебя девчонка на картинке. Её не принимали всерьёз, потому что тырила палитру у гениев. Или пользовалась техникой других...
А дети как- то сами рождались.. 
А вот Время решило - хорошая. И навсегда.
Возраст действительно ничего в эротике не значит.
Неизменно благодарно, В.К.

Влад, мерсибо!

Про первые чувства пацана к воспитательнице  ты точно подметил! Именно так!

И про то, что  «поиметь - трахнуть» - это точно не эротика. Может, даже не порнография?:)))

Тут нужно очень тонко  чувствовать грань. Вот у Тинто Брасса - это что?

Я же никогда  не пытался специально писать  в «эротическом» жанре. А если некоторые мои тексты получились  с сильной чувственной энергетикой - вот и славно.

Что у Тинто Брасса - я не знаю...
А вот рисунок Нади Рушевой, по мне, куда эротичнее рисунка Амадео Модильяни. 
Разве не чудесно...
Спасибо, Саша.

- господа, есть эротика с порнографией, но существует так же и  сексуальная озабоченность... к любви ни то, ни другое и ни третье отношения не имеют... а впрочем, с какого боку поглядеть...