Импрессионисты (Рекомендованное)

Дата: 22-06-2022 | 14:04:55

Гладильщицы. Дега

В артели глажка после стирки:
На ливр углей раскалено…
Уже с утра на дне бутылки
Чернеет красное вино.

Блаженно женщина зевает
И горлышко не выпускает…

Другая – давит на утюг;
Чугун отпаривает простынь…
К чему я это всё?.. Да просто,
Так – слово за слово, мой друг.

2021

Абсент. Дега

Почему печальны лица,
А художник, как раввин?
А она, как будто птица
Елисеевских равнин?..

А она, как белошвейка,
В чёлке, в шляпке надо лбом.
Изумительная шейка
И короткая притом.

Смотрит тёмными глазами,
Словно девочка, скромна.
Словно на Монмартре, в раме,
И уже обнажена.

2021

Богема

В полумягких шляпах творческих,
На Монмартре в летний день
Кальвадосом поят горничных
И болтают дребедень.

И сидят с утра до вечера,
Чертят грифелем блокнот.
Потому что делать нечего
Без простушек круглый год.

Уплывают в вечер парочкой.
И скрипят до чердака
Примадонны и кухарочки
Беззаконного мазка.

2021

Танцующая в Хильперик. Тулуз-Лотрек

Танцовщица танцует
В парижском варьете.
Тулуз-Лотрек рисует
Набухший декольте.

И груди полуголы:
Сквозь креп – как два пупка.
И ножка – из подола,
Как будто из цветка…

"Была и я моложе;
Ах, если б не прыжки!.."
В орущем зале рожи,
В цилиндрах битюги…

Цветы-гофре из шёлка
Над рыженькой копной…
"Ах, рыженькая щёлка
Всегда, везде со мной".

2021

Тулуз-Лотрек. Танец в Мулен Руж

Восхитительно-вульгарна
Эта рыжая мадам.

Что за чудо танец парный,
Волю давший сапожкам!

Красным шёлковым чулочкам
И натруженным икрам!

Кавалер дошёл до точки,
Сдержан страстно, как Адам.

Мулен Руж не отдыхает;
Пахнет потом и духами.

2021

                  * * *

Монмартр, где всё текло рекой:
Шато и Кальвадос,
И где Тулуз-Лотрек, с клюкой,
Пониже чресл не рос.

Где, бросив светские дела,
Он ночью пил и днём, –
Там Роза рыжая цвела
Растлительным огнём.

Он был испуганно влюблён,
Циничен, робок, рьян…
Потел «Галетт» и «Мирлитон»
Под скачущий канкан.

Пенсне и чёрный котелок,
И уголь-борода;
Меж карлецки коротких ног –
Смертельная беда…

И Дама в шёлковых чулках,
С копной волос, бела,
Его носила на руках…
Пока не унесла.

2022

          * * *

Таитянки смуглые Гогена
В окруженье пальмовой красы.
Шоколадно-грубое колено,
Дикие монгольские власы.

Как они прекрасны и наивны
И лицом, и жёсткой кожей стоп!
Но влечёт художника картина
И больной тропический озноб.

Не встречать парижские закаты,
За шартрезом не сидеть ему.
Потому что губы лиловаты…
Потому что потому.

2021

Лиловый шоколад

Артюры и Гогены!
Посыпан жемчужком
Ваш чёрный кофе пенный
И кофе с молоком.

Таинственную жижу
Вкусили вы едва –
И мигом из Парижу,
И сразу – острова.

Под пальмовые кровы,
В малиновый закат
Пить липкий и лиловый
Смертельный шоколад.

2019

           * * *

Там темнит полотно втихомолку
Таитянка гогеновских кож.
Там Пикассо с арийскою чёлкой
На малагского мула похож.

И черняв, как спалённое древо,
Там таинственных дев Амедео
Выгибает тугие тела:
Словно розами грудь расцвела…

И шумнее платановой рощи
Под зонтами и рюшами – площадь.

2022

К галлам на обед

Поворачивай оглобли:
Едем к галлам на обед!
Там Пикассо в пасодобле
Поправляет свой берет.

Там Матиссовы фигуры
И Дега голубизна.
Ренуарова натура
До прекрасного крупна.

И кофейни, и беглянки
Из окна вниз головой.
И Гогена таитянки
Со слоновою стопой.

2019

Пикассо. Авиньонские девицы

В квартале, розовом, как персик,
В притоне шумном д’Авиньо
Уродство обнажало перси
И лоно плоское своё.

Пять женщин в неге угловатой
Раздело, тощее, оно,
И разделило на квадраты,
Рукой бесстыжей полотно.

А что же мастер? В страсти сплинной
Свершая дикий ритуал,
На африканские личины
Он лица девичьи сменял.

Глаза черны, громадны стопы,
Испанок волосы скудны…
Плыви из Африки в Европу,
Недуг любовный сатаны!

Ищи гармонии, художник;
В мечтах и красках душу грей! –
Обрящешь, коли не безбожник;
Найдёшь, как землю иудей.

2019

Назидательный пример Модильяни

Этот ниже, выше тот –
Бирюзовый глаз; и, вдавлен,
Долгой линией идёт
Носик, а пунцовый рот
В лепестки улыбки вставлен.

Этот Жанны Эбютерн
В шляпке с полыми полями
Назидательный пример
Нам оставил Модильяни,

Наигравшись кистью всласть,
Насидевшись по кофейням.

Эта пагубная страсть
К альфонсинам и портвейнам!

2019

Матисс

Круг замкнулся,
ноги, руки.
Словно карусель,
пляшут люди,
пляшут звуки,
красные, как хмель.

Желтоваты,
буроваты.
Даже были б глуповаты,
если б – не наги;
даже вовсе бы исчезли,
ели б не художник,
если б
не его круги.

2017

Подсолнухи

/по поводу цикла картин
Ван Гога/

Не успев задуматься глубоко,
На картину странную взгляни.
Жёлтые подсолнухи Ван Гога,
Как они рыжеют в наши дни!

Как боятся лоска или глянца,
Словно жребий выпал им простой…
То горят они протуберанцем,
То надуты губчатой звездой.

Семечки чернеют в нежной плоти;
Лепестков подсушен окоём…

Словно сам Винсент ко мне приходит;
Меховая шапочка на нём.

2021

По картинам Ван Гога

Лёгкий бот с акульим носом –
Прибывают рыбаки.
На рогоже парным бросом
Отдыхают башмаки.

Словно реи, словно мачты,
Голенища и шнурки;
Не жалел гвоздей башмачник
На литые каблуки.

Кожи время не жалело,
Не боялась тленья тьма...
Рыбаки теперь без дела
И без света их дома.

Бродят тучи, бродят вдовы,
Очи застя рукавом.

Эти ветхие обновы,
Эти души босиком.

2014

На полотнах маленьких Ван Гога

На полотнах маленьких Ван Гога
Отсвет рыжий солнечных стогов.
Над копной соломенного стога –
Белое теченье облаков.

Синие поля, как будто воды
И Прованса тонкое сукно…
А потом – знамения и годы;
Белой краской крашено окно.

Он лежит в одеждах пилигрима,
В простыни казённые одет...
На полотнах маленьких незримо
Тихо ангел оставляет след.

2021

Подсолнухи

В стеклянной вазе на столе,
Как девушки во время танца,
Стоят подсолнухи, в стекле,
Желтея, как протуберанцы.

Вон те подвяли и сухи;
А те набухли, губка словно.
А эти млеют, как желтки,
И улыбаются любовно…

Ах, это чудо из чудес! –
Прообраз мира и свободы…
И стебли – как зелёный лес,
Стволами погружённый в воду.

2021

                    * * *

С трубкой, как фламандская старуха,
Жесткосердной Франции чужой,
Мне Ван Гог мерещится – без уха,
В кожаной шапчонке меховой.

И она как будто маловата…
Спят суда на пристани, легки…
Башмаки рыбацкие, горбаты,
На полу распутали шнурки.

Моряки ушли походкой шаткой,
И встречают вдовы их в дому…
Что Винсент мне снится в волчьей шапке? –
Неужели холодно ему?

                   * * *

Живут Сислеевы пейзажи
От тихих вод невдалеке.
Там лодки зыбкие с поклажей
Идут по медленной реке.

И днищами цепляют снизу
Поверхность светлую воды.
Домов балкончики, карнизы,
Деревьев стриженых ряды…

Служанка в фартуке, молочник
В картузе, модник в «котелке» –
Две-три случайные фигурки…

А там – как парус налегке,
Дома, подкрашенные точно,
Фонарь на балке – в переулке.

2020




Владимир Мялин, 2022

Сертификат Поэзия.ру: серия 1319 № 168246 от 22.06.2022

Рекомендованное | 8 | 27 | 511 | 05.02.2023. 06:52:14

ух ты, здорово! 
неистово плюсую
меня вокруг них тож крутит все время, поэтому было особенно интересно, как Вы их...)

"Вот ужо я" их!...)
Спасибо, Игнат, на добром слове!
Спасибо.

Красочно и выпукло. Картины оживают.
Но вот "Желтея, что протуберанцы." режет слух. Я понимаю, что слишком много "как", но и "что" - совсем не звучит. 

Спасибо, Михаил! 
Я уже об этом думал. Первоначально  и было "как".
Уважая Ваше мнение,
Перевесившее  сомнения мои, исправляю.

Спасибо, у меня при чтении выскочило "Желтют их протуберанцы."
Если нравится, берите.
Отличный цикл.

Спасибо! Конечно, посмотрю.
А как же?) Сторонний взгляд часто бывает полезен.

Тема: Re: Импрессионисты Владимир Мялин

Автор Слава Баширов

Дата: 24-06-2022 | 13:08:46

Чудный цикл, Владимир!
Практически всё.

Ценна Ваша похвала, Вячеслав!
Спасибо, спасибо!

И снова читаю, не переводя дух, Владимир!
 Целая галерея... И что радостно, всё вспоминается мгновенно. И Лотрек, и Дега, и Гоген...
А у Ленечки Колганова (светлая ему память) очень памятны строки:
"В преддверье иродова века,
 вся - Магдалина во плоти, -
 девица рыжая Лотрека
кидалась, чтоб детей спасти..." (по памяти, из раннего его)

Но развейте мои сомнения, разве декольте не среднего рода?
 И все-таки икрам, а не икрам.

Ну, как выразился однажды Блок, под соусом вечности сойдёт мне с рук это "икрАм", может быть) Шучу, конечно.
Безусловно декольте среднего рода, вот промашка! Часто бывает, когда с трудом успеваешь записывать строчки)
Спасибо Вам большое, дорогая Ольга!
С похвалой в кармане пишется легко, быстро и весело) Всегда рад Вам.

С Леонидом Колгановым  году в 83-ем мы пару месяцев ( ушёл я)  занимались в семинаре Храмова и Балашова. Только несколько лет назад он меня окликнул на каком-то сайте, не помню. Передавал привет от некоторых тогдашних участников семинара, Анны Гедымен.  Добрая память!

Шутки шутками, но такие досадные вещи в хороших стихах - как дырки на драгоценной парче.
 Да, когда идет поток, не успеваешь записывать...
И я рада Вас читать всегда.
Надо же, меня Климов-Южин тоже пригласил на семинар Храмова. И я там была тоже недолго, некоторые занятия проходили у него дома в Лаврушинском переулке... Но я, наверное, была раньше Вас, потом у меня родился ребенок, а там такой шторм перемен начался в стране... Какие семинары?
 А с Леонидом мы дружили с юности (я чуть не со школы), каратовская "Звезда" приходила на "Среды" в телешовский дом - в б-ку Достоевского.
Яркий был человек, одаренный, губановского толка. Ценил дружбу, редкое качество...
Напишет новые стихи и звонит почитать - из Израиля.
 Некоторые его строчки с юности намертво во мне осели:
 Со станции Сходня
 и, кажется, пьяный,
я рвусь из сегодня
в былое сопрано,
отдай на поруку
 былой голосок..

 или

Я затих… Неподвластные смерти
Прорастали зачем-то усы,
И веселые белые черти
Жизнь бросали мою на весы!..

 
Светлая память всем, кого уже нет с нами.. 

 Вы добавили несколько слов в комментарий. Нет, на семинар Храмова я ходила в 89 - 90-м году. 83-й  - это как раз "Среды" на Чистых прудах. Леонид был объединяющим началом, незабываемы его страстное чтение и жестикуляция. Но вообще он был очень трепетным человеком, дома у него стоял аквариум с рыбками...
К людям относился с нежностью.

Да-да, светлая память!

А я там дописал комментарий: я был у Храмова в 83-м, может, в 84-ом... Как перекрещиваются пути  людей по духу не далёких) Залог единства, единения какого-то, быть может) 


Я увидела и сделал приписку. 
 Да, Вы правы, Москва большая, но тропочки узкие, на которых хорошим людям было не разминуться, разве что на несколько лет.
Евгений Львович нам очень много дал - открыл имена замечательных поэтов, которых тогда не печатали. Может быть, дар его как поэта был не велик, но  как переводчик он состоялся в полной мере, а также был связующим звеном для  культур разных поколений.

Конечно. Учителя, наставники всегда связывают поколения. Жаль, что произошёл разрыв поколений сейчас... Ещё Попов сокрушался о том года два назад, наставник мой и старший друг.

Я добавил Лотрека, написанного вчера. На коротких ногах. Как Вам, Ольга?

Здравствуйте, Владимир!

 Читатель всегда смотрит на произведения через призму своего отношения к теме. Честно скажу, что меня фигура Лотрека, как и фигура Дали  (и его произведения), к слову, отталкивает. Лотрек, в моем понимании, плохой эпигон Дега.

Мне ближе Ваше внимание к Матиссу, Модильяни, Дега и не очень понятна пристальность к вышеозначенному персонажу. При том что мне очень нравится, как Вы пишете и несколькими штрихами схватываете изображение, превращая его в поэзию.

 Отпечаток личности на произведении всегда есть, его ничем не замаскируешь.

По выражению Джорджа Оруэлла (в отношении Дали и написанной им биографии"): "Мало толку охаивать его как грубияна и хама, по ком кнут плачет, или стоять за него стеной, как за гения, могущего быть безответственным за свои поступки, важно понять, почему он выставляет напоказ именно такой набор порочных аберраций... <...> Непристойность - очень сложная тема для честного обсуждения. Люди чересчур страшатся либо показаться шокированными, либо показаться нешокированными, чтобы быть способными определять соотношение между искусством и моралью.

И мы увидим, что защитники Дали требуют для себя чего-то вроде привилегии духовных пастырей. Художник должен быть свободен от нравственных норм, которые связывают простых людей. Стоит произнести волшебное слово «искусство» - и все в порядке. Гниющие трупы с ползающими по ним улитками - нормально; пинать головку маленькой девочки - нормально (испражняться на пляже, добавлю я от себя - о Лотреке. О.П.)...  Нормально и то, что Дали годами нагуливает жир за счет Франции, а потом, как крыса, трусливо бежит, едва над Францией нависла опасность. Коль скоро вы умеете писать маслом достаточно хорошо, чтобы выдержать тест, все вам будет прощено..." (понятно, что тут О. имеет в виду защитников искусства любого толка, это в равной степени относится ко всем, кто создает некий творческий продукт. Цит. по: https://www.orwell.ru/library/reviews/dali/russian/r_dali).  


Простите меня за это невольное отступление. Но коль уж  Вы спросили... Я вполне допускаю, что Вы пишете свои стихи в некоторой степени энциклопедически иллюстративно и не очень вникаете в тонкости биографий... Пожалуйста, не примите мои размышления на свой счет! Меня волнует тема границ искусства, не важно живопись это, поэзия, даже музыка. А случается, что доброе и нравственное подается просто бездарно. В этом случае всё гораздо печальнее.

Если же Вы спрашиваете меня как корректора (допустим), то посокрушаюсь, что Вы так и оставили "набухший декольте", а по новому Вашему стихотворению у меня следующее замечание.

Меж карлецки коротких ног –
Смертельная беда…

 Не вяжется это пафосное "смертельная беда" с  тем, что имеется в виду... И, конечно, карлИцки.


Здравствуйте, Ольга!
Спасибо за столь развёрнутый ответ на мою просьбу!  
Над "декольте" думаю до сих пор, пока ничего не нашёл.
      Я читал биографию Лотрека, видел и фото разных лет. На более ранних - это застенчивый, испуганный ребёнок. Знаете, судьба этого человека трагична, и меня в этом случае волнует не мораль и даже не границы нравственности, а душевная боль, смятение чувств человека, оказавшегося один на один с бедой . Таким образом, мною руководило не стремление показать порок, но, если не любовь, то обычная человеческая жалость. Отношение моё к нему как к художнику похоже на отношение к ребёнку, рисующему окружающий его мир цветными карандашами... Он - не тень Дега (кстати, Дега его хвалил), скорее - его нерадивое дитя, почитающее (в меру сил) своего родителя.  Нравственность героя обычно скрыта в самом образе. Любить тех, о ком пишешь, или жалеть - необходимая вещь. Иначе ничего не получится, как ни бейся, как ни призывай в стихи мораль и нравственность. Поэзию делает любовь. Сбился на пафос, но остановлюсь. Вовремя остановиться - тоже дело)

Вот я так и предполагала, дорогой Владимир, что разговор сведется к морали, а я предстану этакой пуританкой... 
Безусловно, я разделяю Ваше утверждение, что "поэзию делает любовь..." И фигура Лотрека трагична. И художник тонкокож, раним и пр.

Вы пишете: "Меня в этом случае волнует не мораль и даже не границы нравственности, а душевная боль, смятение чувств человека, оказавшегося один на один с бедой". Однако есть разница между Вашим отношением и намерением и Вашим стихотворением, в которых строчки про смертельную беду межу ног, простите, двусмысленны.


И я не о границах нравственного говорила, а о границах искусства, о его целеполагании. Слепок с жизни во всех ее темных проявлениях искусством не является. Тогда что? Ведь даже плотскую любовь можно описывать, живописать по-разному. Любой натурализм - все равно крайне субъективен! Можно подглядывать в замочную скважину, можно развернуть эту скважину на весь экран, суть не поменяется. А можно, имея телесное калечество,  без рук рисовать иконы, держа кисть в зубах.


Жалеть можно и нужно всех людей (не впадая в человекоугодие), но я понимаю трагизм как выход к свету.

Проиллюстрирую свою мысль.  У нас с Вами под этими стихами состоялся очень хороший разговор, и мы повспоминали нашу юность. Я привела строчки Лёни Колганова (светлая ему память) из его раннего стихотворения:

 

"В преддверье иродова века,
 вся - Магдалина во плоти, -
 девица рыжая Лотрека
кидалась, чтоб детей спасти.."

 

 Вот здесь трагизм имеет развитие (пусть он основан на домысле и худ. образе), вот Сонечка Мармеладова, вот сонм персонажей, сделавших выбор от порока (который они тоже, возможно, не добровольно приняли) к этой самой любви, подлинной, действенной.


Но искусство вообще не надежно, оно имеет разные формы, а форм оправдания самого себя, - еще больше. Это уже отдельный разговор - о том, что И. - проповедь зла или добра, о том что, несмотря на все великие образцы искусства, зла в мире меньше не стало, поскольку "сам сатана принимает вид ангела света"....

"А художник, как раввин" - так вот почему их так называли!
Век живи - век учись, а толку... :о)

Он ещё и на картине похож. На одного "реального" раввина). 

Володя, добрый вечер!

Когда я был совсем маленьким, тоже говорил « Елисеевские поля», но они все-таки Елисейские. 

Поскольку в моей прежней жизни было много Парижа, нашлось в ней  место и для импрессионистов. 

Насчёт Лотрека, не соглашусь с Олей. Впрочем, это дело вкуса.

А вот мой Лотрек:


В кафе Безалаберных на улице Фонтен, 16-бис

https://poezia.ru/works/125164

Александр, здравствуйте!
Связывал как-то Ваше творчество всегда со старомосковскими высотками, а тут Елисейские поля, Монмартр и знаменитые достоверные два франка!)
Мне нравятся рисунки Лотрека, не знаю, может, потому что они честны... Делов-то художник наделал немало, но был честен перед самим собой и нами, значит много чище многих чистых и важных.  Он брал Красоту там, где её заставал. Не считаю его эпигоном Дега, тот его хвалил , кажется, видел в нём эту честность, без которой художник не художник.
Ваше стихотворение пленяет своей виртуозностью, перечислением характерных деталей, эти моменты жизни помогают мне войти в мир Лотрека... Моей боли тут нет, но есть достоверность и блеск. 

Володя, спасибо!

Не помню, мы на «ты» или на «Вы»? По возрастному критерию вроде  на «ты».

Но точно не забыл, как очень давно пригласил  Вас/тебя на свой полтинник в ЦДЛ, и Вы/ты пришли туда, по-моему, не один. Я ничего ведь не путаю?

 Тогда, в оправдание - как  говаривал Никулин - у меня всего два недостатка - плохая память и еще что-то.

А на том вечере было много наших. Игорь Царев, Витя Калитин/Головков, Миша Галин/Белоконь...

Напомнили "Осенний марафон: "Профессор, и Вы садись"))
Если не против - на "ты". И возраст, и нрав позволяют, думаю) 
Вечер этот помню. Ты читал из новой книги, попивая красное креплёное вино).  Были там и перечисленные поэты и стихотворцы... Память - странная вещь, улавливает и сохраняет не самые яркие, не самые нужные, но самые дорогие моменты). Всё проходит, уходит, а память где-то живёт - уже помимо нас)

Конечно, если отстраниться от этих вечных вопросов, всё вкусовое - наше понимание искусства, поэзии, музыки.
 Лотрек хорошо усвоил метод Дега, есть у него работы - сходство вплоть до позы, цветовое решение... Но угол зрения, точка обзора - разные. И отпечаток личности.
 Несколько лет назад, пожалуй, даже больше 10, я была на выставке Лотрека на Крымском валу. Там были представлены рисунки, эскизы, в т.ч. поздние. Осталось впечатление хаоса линий, начертанных нетвердой рукой.
Если все на свете вкусовое, где критерии?

 Несколько другой пример - Левитан и его последние работы, написанные смертельно больным человеком и уже неуверенной рукой. Левитана я люблю нежно, но не заметить этого снижения нельзя. Т.е. я хочу сказать, что болезнь - духа или плоти - всегда скажется на том, что человек создает. Собственно, статья Оруэлла, в частности, - тоже об этом. И в этом смысле искусство - это саморазоблачение и самоприговор.


Безусловно, но кто не грешен?) 
Возможно, автор и сам саморазоблачается, создавая подобные стихи... Возможно и он идёт на убыль).  Тем не менее, честность - обязательная, если не главная черта подлинного художника.

Здравствуйте, дорогой Владимир, выпала из виртуала из-за небольшого ремонта и оставила без ответа важный, как мне кажется, момент.


...

 Аннулировала свой ответ (он пришел Вам по почте), т.к. это, вероятно, для частного разговора тема. Простите меня за пространный и несколько  в сторону - ответ.

 Остаюсь Вашим читателем.

 О. П.-С.